Трудное название

Самолет прилетел в норвежский Кристиансанд поздно вечером и из аэропорта таксист доставил меня в порт, где у причала уже стояло мое суденышко. Именно суденышко, небольшой сухогруз дедвейтом полторы тысячи тонн и длиной чуть больше 70 метров. На судне все уже отдыхали и приняв с дороги душ, я тоже лег спать.
Ночью выпал снег и утром Кристиансанд выглядел просто сказочно, утопая в пышных белых сугробах, на фоне которых, опрятно окрашенные норвежские домики, выглядели весьма живописно и притягательно уютно. Что особенно сильно контрастировало с нашим русским зимним пейзажем, так это полное отсутствие столбов дыма, который обычно валит из наших печных труб. В Норвегии очень строгие правила к использованию в домах дров в качестве топлива. Это у нас они обычные дрова, а у них разрешается топить только дровами, которые сохли минимум три года. Такие дрова горят почти без дыма. А если будешь дымить своей трубой, то заплатишь приличный штраф.
Полюбовавшись после завтрака живописным пейзажем, нехотя присоединился к моему предместнику – норвежскому капитану, который уже часа два с ожесточением счищал снег с крышек трюма. Команда была под стать суденышку, такая же небольшая, всего-навсего шесть душ, вместе с мастером, вот он и помогал морякам убирать снег, чтобы быстрее начать погрузку. Грузить предстояло двести пятьдесят тонн тяжеловесного и крупногабаритного груза, состоявшего из пары буксирных лебедок, катера, деталей крана для спуска и подъема катера, да двух половин алюминиевой вертолетной площадки. Этот груз палубных механизмов и катер, нашему суденышку предстояло доставить в порт Рибадео, на севере Испании, для строящегося на местной верфи норвежского исследовательского судна. Операторы судна и фрахтователи, как всегда торопились быстрее начать погрузку, вот поэтому мой норвежский коллега с остервенением гнал перед собой высокие сугробы и достигнув края крышки трюма, обрушивал их на палубу. Меня, перспектива потеть в снегу, совсем не прельщала, я знаете ли, совершенно согласен с профессором Преображенским и выступаю за разделение труда. У меня плохо получается совмещать умственный труд с физическим. Однако из солидарности, взял в руки лопату и около часа усердно сгребал снег с крышек. Своим небольшим, но дружным коллективом, к десяти утра со снегом было покончено и мы смогли открыть крышки и начать погрузку.
За день груз был погружен и надежно закреплен при помощи стальных цепей, мы тем временем с коллегой передали дела и он убыл в отпуск, а мы отправились к берегам Испании.
На календаре было 25 января 2002 года, поэтому предполагать, что до самой Испании пройдем без штормов было просто наивно, поэтому благоприятный прогноз на ближайшие 12 часов после выхода из порта, воспринимался как отличная возможность поспать после вахты, потому как не забываем о размерах нашего суденышка в полторы-то тысячи тонн дедвейта.
Двенадцать часов пролетели незаметно, а наше суденышко так же не очень заметно продвинулось вперед по просторам зимнего Северного моря, поэтому усиление зюйд-веста мы встретили вдали от спасительного британского берега. Однако, за отпущенные нам природой двенадцать часов, моряки подготовили суденышко к приближающемуся шторму: задраили наружные двери всех помещений, горловины лазов в грузовой трюм, вентиляционные лючки на баке и в трюм, убрали с бака в шкиперскую все швартовые и спасательные круги, проверили крепление и, где необходимо, закрепили все спасательные средства на палубах нашей небольшой надстройки.
Экипаж был хотя и небольшой, однако все моряки бывалые и знающие свое дело, ну а где они чего не досмотрели, на то всегда имеется зоркий глаз всевидящего мастера, который своевременно подскажет, что еще надо сделать, чтобы подготовить суденышко к шторму.
Зюйд-вест за четыре часа усилился до штормового и мы убавив обороты главного двигателя встретили его носом на волну. А никакого другого способа штормования в тех условиях и не было.
Так, носом на волну, мы от штормовали почти сутки, а потом, по мере ослабления ветра, вышли обратно на свой курс и пошли дальше к Дувру. Однако, погода оставалась ненастная и поэтому, получив прогноз, что с Атлантики надвигается очередной циклон, причем более «глубокий», чем тот, который наше суденышко выдержало накануне, изменили курс на зюйд-вест и начали держать ближе к британскому берегу, с таким расчетом, чтобы ко времени усиления ветра до штормового, иметь хоть какое-то прикрытие от берега.
К тому времени как циклон накрыл Северное море, мы были уже в его южной части и встретили шторм приблизительно в сорока милях от берега. Разумеется, что сорок миль это очень большое расстояние и штормовой ветер обычно разгоняет на нем большую волну, однако в данном месте глубины были меньше 20 метров и хотя ветер достигал силы 9 баллов, а в порывах 10, высота волн была не более 5-6 метров, а такие волны для нашего суденышка уже не представляли опасности.
По мере смещения циклона дальше на восток, ветер стал заходить на вест, а затем и на вест-норд-вест и ослабевать, а высота волн значительно уменьшаться, поэтому мы могли увеличить ход до полного и следовать дальше на юг.
Дувр мы прошли спокойно и вступили в Английский канал, или Ла-Манш, для тех, кто предпочитает топонимику изысканного французского языка. В канале держался вест-норд-вест силой до 7 баллов и мы, примерно со скоростью 7 узлов, неспеша продвигались на выход в Атлантику, внимательно изучая прогнозы погоды, которые в Бискае не сулили нам ничего хорошего. Однако, до прохода Бриксхама опасаться было нечего. Приблизительно на траверзе Бриксхама Навтекс напечатал ленту с прогнозом погоды.
В то время еще не существовало программного обеспечения типа SPOS, Passageweathe, ZyGrib и т. п., а были только 12-ти и 24-х часовые прогнозы с Навтекса, да мастер со штурманским измерителем и генеральной картой района плавания, на которой он высчитывал, где предположительно его суденышко встретится со штормом.
Как говорится, «поколдовав» над картой Бискайского залива и так и эдак, пришел к заключению, что хотя шторма в Бискае нам и не избежать, однако зацепит он нас уже в южной части, на подходе к берегам Галисии – так называется провинция на северо-западном побережье Испании, в одной из бухт которого находится небольшой порт Рибадео – наш пункт назначения. Понимая, что прогноз может еще и измениться, причем как в худшую, так и в лучшую сторону, принимаю решение продолжать наше движение, разумеется, подготовив судно к плаванию в штормовую погоду, хотя, по большому счету, мы и так почитай от самого Кристиансанда шли в условиях шторма, тем более, что и семь баллов для нас было не «сахар».
На следующее утро, когда мы уже прошли остров Уэссан и находились в северной части Бискайского залива, получили очередной прогноз, прочитав который стало ясно, что циклон чуть сменил направление и погода дальше к югу будет несколько хуже, чем предполагалось еще вчера, однако все еще была надежда, что мы «проскочим» более-менее нормально.
Все решил вечерний прогноз, ознакомившись с которым стало очевидно, что мы «попали», а через несколько часов мы это уже ощущали на себе, когда наше суденышко вздымалось на сплошь покрытых пеной волнах, высотой под десять метров.
Всю ночь и весь следующий день 2 февраля мы штормовали носом на волну, в условиях зюйд-зюйд-веста силой 10 баллов, порывами достигавшего 11 баллов. Шторм был жестокий и не все суда выдержали его, позднее мы узнали, что в это день, в Английском канале потерпел крушение российский лесовоз «Кодима», к счастью весь экипаж был эвакуирован на берег вертолетами, бравыми ребятами из Береговой охраны Великобритании.
На следующий день ветер начал стихать и волнение уменьшилось, и мы начали увеличивать скорость хода, а вечером уже приняли на борт портового лоцмана и через пару часов ошвартовались в Рибадео. Ветер в порту дул еще свежий, поэтому без подруливающего устройства и буксира пришлось изрядно «попотеть» раскантовывая суденышко для швартовки к причалу левым бортом.
После того, как трап был установлен, на борт судна поднялся судовой агент с портовыми властями для оформления прихода судна. Оформление сопровождалось заполнением многочисленных бумаг, которые каждый из поднявшихся на борт портовых служащих, извлек из своего портфеля.
Сидим мы значит с агентом и портовыми чиновниками в салоне команды за столом, он заполняют свои бумаги и задают мне стандартные вопросы: название судна, флаг, порт приписки, валовая вместимость и так далее, затем один из служащих таможни спросил: «Из какого порта прибыло судно?» Отвечаю ему, что прибыли из норвежского порта Кристиансанд. Он не понял и переспрашивает снова. Повторяю ему снова название порта Кристиансанд. Он снова не понимает. Тогда говорю ему : «Момент», беру лист бумаги, пишу на нем название порта и передаю его ему. Он берет его, читает и говорит: «О, какое трудное название». Я, изрядно обалдевший от нескольких подряд бессонных ночей, немного так даже развеселился от такого, на мой взгляд несколько странного возгласа чиновника и спрашиваю его:
– Кристиансанд, действительно трудное название порта?
Он отвечает, что да, трудное.
Тогда спрашиваю его:
– Но ведь не труднее, чем название Палос-да-ла-Фронтера?
А он спрашивает:
– А что такое Палос-де-ла-Фронтера?
Моему удивлению не было предела, потому так, несколько ошарашенный, спрашиваю, уже обращаясь ко всем сидящим за столом испанцам:
– Вы что, действительно не знаете, что такое Палос-де-ла-Фронтера?
Все присутствующие, смущенно так пожимая плечами и кисло улыбаясь, отвечали, что они никогда не слышали этого названия.
Теперь уже сам несколько смущенно спрашиваю их:
– Но ведь вы же знаете, кто такой Кристобаль Колон?
На этот вопрос, оживившиеся испанские синьоры отвечали уже веселее, разумеется, они знают, что он первым из европейцев совершил плавание к берегам Нового Света.
Мой следующий вопрос: «Как называется порт, из которого Кристобаль Колон отправился в Новый Свет?», снова вызвал смущение на лицах синьоров и они начали вопросительно переглядываться между собой.
Нет, разумеется, что мне не доставляло ни малейшего удовольствия их смущение и растерянность, поэтому без малейшей тени торжества или там желания их как-нибудь задеть, говорю им, что Палос-де-ла-Фронтера – это и есть название того места, из которого Кристобаль Колон отправился к берегам Нового Света и находится оно на побережье Атлантики, недалеко от порта Хуэльва. Заодно, пришлось им объяснить историческую топонимику названия. Во время отплытия Колумба, местечко называлось Палос, а остальную часть «де-ла-Фронтера», к названию добавили значительно позднее, и означает она границу Старого и Нового Света.
После того, как со всеми «трудными» названиями было покончено, снова повеселевшие синьоры убыли с борта, а мы приступили к ужину, который впервые за девять дней, проходил не за стремительно раскачивающимся столом, на котором уже не требовалось хватать «убегающие» тарелки и стаканы. Что уж тут жеманиться, скажем прямо, что выпито за этим ужином было изрядно, а некоторые мои соплаватели откровенно признались, что в последний шторм изрядно опасались за свою жизнь.
Ну, а чему удивляться то, в шторм каждый переживает за свое, одни за свою жизнь, а капитан за безопасность судна, жизни моряков и крепление палубного груза. На этом, с трудными названиями мы покончим, а об остальном поведаем читателям в следующих морских миниатюрах, а может и повестях.

Ниже пару фото суденышка, о котором шла речь в миниатюре.

фото

фото

«Fortuna» выходит из датского порта Фредерисия. 18.08.2003 г.
Фотограф: Olinga, F. J. (Frits). Фото с сайта Stichting Maritiem-Historische Databank.

Морские «гурманы» наверняка обратили внимание на спасательные круги, вон они какие яркие и их легко можно обнаружить с большого расстояния. Судя по дате, фото снято через полтора года после описанного нами штормового рейса. Круги были покрашены в феврале – марте 2002 г. Покрасил польский матрос по имени Дариуш. После того как ему было дано распоряжение покрасить спасательные круги светоотражающей краской он спросил как покрасить: «Сразу поверх старой краски или… ?» Правильно сделал, что спросил, потому что другой бы покрасил поверх старой краски и только бы зря краску перевел, а так сказал ему, чтобы он сначала тщательно покрасил круги белой краской и только после того, как она высохнет покрасил светоотражающей. Времени разумеется было потрачено значительно больше, но ведь оно того стоило. Правда ведь, круги смотрятся классно?


Автор капитан В. Н. Филимонов

3+