Поэма об Остойчивости

Летом 1984 года сухогрузный теплоход смешанного река-море плавания «Балтийский-38», на котором в марте месяце мне посчастливилось нести первую ходовую вахту в должности третьего помощника капитана, поставили на средний ремонт. Ремонт предстоял долгий и поэтому после сдачи в пароходскую ЭРНК коллекции карт, книг и штурманских приборов, меня отправили на подмену на другое судно пароходства – «Балтийский 12».

корабльТеплоход «Балтийский 11» однотипный с т/х «Балтийский 12». Фото с сайта Sjöhistoriska museets foton. J. Robert Bomans samling. Photographer: Okänd fotograf. Date: Unknown.   Identifier: Fo208952. License: Attrbution-ShareAlike (CC BY-SA):                                        https://digitaltmuseum.se/021015762037/agare-1963-91-s-s-s-r-western-river-shipping-co-hemort-kaliningrad.

Вернее всего, что этот «Балтийский» просто стал бы одним из многих судов река-море плавания, на которых в следующие десять лет мне довелось выходить в море во всех штурманских должностях и впервые – в капитанской. Однако судьбе было угодно, чтобы в моей памяти и моряцкой душе это суденышко заняло особое место. В то время на «Балтийском 12» вторым помощником капитана работал Штурман дальнего плавания Сергей Михайлович Колешко. Человек незаурядный и профессионал высокого класса. Он начинал морскую службу в советском ВМФ, однако ввиду хрущевского сокращения вооруженных сил был уволен в запас. Не желая расставаться с морем он отправился бороздить океанские просторы на китобойной базе «Юрий Долгорукий» и проработал на ней до разделки ее на металлолом. После этого Сергей Михайлович работал на судах Западного речного пароходства.

корабль
Во время продолжительных бесед на морские темы с Сергеем Михайловичем, вопросы остойчивости грузовых судов открылись для меня, только начинающего штурмана, намного глубже, чем нам преподавали их в речном училище. Он мог простыми словами объяснять кажущиеся сложными вопросы плавучести и остойчивости.
Увлеченный вопросами практической остойчивости на грузовых судах Сергей Михайлович написал свою знаменитую «Поэму об Остойчивости», изложив в стихах самую суть теории остойчивости судна.
Полагая, что она может быть полезной морякам Сергей Михайлович отправил свою поэму в редакцию журнала «Морской флот». К сожалению редакция журнала посчитала невозможным ее опубликовать, сославшись на принадлежность автора к другому министерству – Министерству речного флота РСФСР и посоветовали обратиться в ведомственные издания, газету «Водный транспорт» или журнал «Речной флот».
Через несколько лет, когда свежий ветер перестройки уже наполнил паруса граждан нашей страны, ветром перемен, «Поэма об Остойчивости» была опубликована в одном из номеров журнала «Морской флот».
Полагая, что «Поэма об Остойчивости» будет не только полезна всем изучающим теорию остойчивости грузовых судов, но и является значимым произведением русской литературы, автор решил опубликовать ее на сайте.

 

ПОЭМА ОБ ОСТОЙЧИВОСТИ

Автор: Штурман дальнего плавания Сергей Михайлович Колешко

 

Судно, всякий разумеет, центр тяжести имеет.
Плавает в своей среде по ватерлинию в воде.
На погруженное тело жидкость давит оголтело,
Как и полагается вытолкнуть старается.
Центр подводного объема – это центр величины,
И усилья поддержанья все к нему привлечены.
В центре тяжести известно сила Ньютона висит,
А из центра поддержанья Архимедова торчит.
Коль в ДП их уравняли на единой вертикали,
Судно плавает достойно и надежно, и спокойно.
Когда плавая в волнах судно накреняется,
У подводного объема форма изменяется.
Центр его с ДП уходит и гуляет по дуге,
Словно маятник на нитке, на незримом поводке.
Центр где «маятник» подвешен, метацентром назовем.
Он, как правило, вне «дома» – вне подводного объема.
Центр подводного объема, любящий качания,
Назовем для ясности центром поддержания.
Тут понять совсем не трудно, лишь чуть-чуть догадки,
Положенье этих центров – функция посадки.
Центром тяжести мы правим, грузы размещая,
Между первыми двумя его располагая.
В центре тяжести «отвес», на него «подвешен» вес.
И «отвес» и «маятник» «качаются» фасонно:
Относительно ДП синфазно и синхронно.
«Маятник» висит высоко – отклоняется далеко.
А «отвес» подвешен ниже – отклоняется поближе.
Коль такой различный шаг, образуется рычаг.
Только судно повалилось, вмиг опора появилась.
Вниз под горку – ближе к борту.
На возникшее плечо сила тяжести нажала – удержала,
Надавила и обратно воротила судно в прежний горизонт.
В том как раз и весь резон.
По инерции, однако, крен тотчас изменит знак.
Ан не дремлет и рычаг.
Он немедленно явился, но с обратной стороны.
Тяжесть вновь его нажала, снова судно задержала
И обратно воротила в равновесный горизонт.
Вновь инерция ушла.
Этой песне нет конца, только было бы начало.
В жизни разные причины будут судно наклонять,
Неизменно сила веса его будет выпрямлять.
Но для этого еще нужно верное плечо.
Плечи быстро нарастают там,
Где «маятник» шагает много дальше, чем «отвес».
А такое достижимо, коль достаточно далеко разнесен
у них подвес.
Метацентр высоко, когда судно широко, и сидит
не глубоко.
Здесь объем подводный быстро с борта на борт
переходит
И далеко от ДП центр величины уводит.
Центр тяжести тем ниже, чем веса к килю поближе.
Схема эта очень проста, но откуда появилась метацентра высота,
Даст нам представление в первом приближении.
Интервал от метацентра и до центра тяжести
Высотою метацентра назовем для важности.
Коль на синус угла крена мы ее умножим,
Образуется рычаг, к которому приложим
Силу веса у ДП, у борта поддержания,
И получим парочку, достойную внимания.
Пара сил, плечо меж ними – прочной связи элемент –
Поработают отныне как спрямляющий момент.
И теперь суденышко на волнах качается,
Как угодно кренится, но всегда спрямляется.
Этим славным, чудным свойством люди судно наделили,
Когда думали – мечтали, когда строили – родили.
В повседневной жизни судна происходят чудеса –
Ежечасно, поминутно изменяются веса.
Грузы приняли и сняли, иногда перенесли.
Топливо перекачали иль пополнили, сожгли.
Воду выпили, набрали.
В трюмах мыли – наплескали.
Долго рыскали – искали, вдруг улов обильный взяли.
К нокам стрел тяжеловесы через шкентели подняли.
Приготовились к погрузке, спешно выкачав балласт,
Как и делали обычно. (Далеко не в первый раз).
Шлюпки вывалили разом, не смайнали до воды,
Когда судно оказалось на краю лихой беды.
Пассажиры устремились вверх и к борту сразу все,
Подгоняемые стадным чувством страха безотрадным.
Плавали в суровых водах в южных, северных широтах,
В шторм жестокий и мороз, принимая снег и воду,
корпус глыбами оброс.
Разных случаев не счесть,
Но закон в системе есть.
Изменяя судна вес, мы меняем и посадку и объем
подводный весь,
Его центр величины, метацентр,
Но первым делом изменяется «отвес».
И ничто не вызывает в нас такого интереса,
Как возможное при этом измененье центра веса.
Изменение в нагрузке без расчета, сгоряча
Может вызвать уменьшенье жизневажного плеча.
Если груз принять высоко или снизу удалить,
Иль, тем паче ненароком снизу вверх переместить,
Здесь ты схватишь на лету:
«Этим самым мы уменьшим метацентра высоту».
Ну, а это так и сяк уменьшает нам рычаг.
Жидкий груз и груз висящий, и скользящий, и сыпучий,
Незакрепленный ползучий – это самый страшный груз!
Если груз опасный этот, в незаполненном объеме вдруг
смещается под крен,
Это резко уменьшает там спрямляющий момент.
Ясно, общий центр веса сразу к борту он сместит
и плечо укоротит.
Вместе с тем и высота метацентра станет ниже,
Ибо груз у борта взринет – центр тяжести поднимет,
И от этого еще укоротится плечо.
Кроме прочего, сам груз резко с маху борт придавит
И инерцией, и весом судно крениться заставит.
Метацентр от этой встряски враз сорвется с «потолка»
Он надежен, только крены незначительны пока.
Когда борт уходит в воду, чего доброго тут ждать,
Перестанет он опору от ДП перемещать.
Тут финал возможен мрачный, темный как морское дно.
Судно выглядит невзрачно – с креном плавает оно.
И пока еще не поздно, кстати будет здесь сказать,
Что смещенье центра веса может вмиг для судна стать
Раной в пятку Ахиллеса.
И тогда кусал бы локти, кабы этим бы помог,
Но ничто уж не поможет: не фортуна и не бог.
Грузы, бункер и балласт размещай согласно плану.
План заранье рассчитай, дабы не было изъяну.
Положенье центра веса постоянно проверяй,
Грузом, бункером, балластом, коли надо, подправляй.
Жидкость наглухо прессуй, грузы намертво найтуй,
Да не бойся сделать лишку, исключая их подвижку.
И пускай суденышко на волнах качается,
Как угодно кренится, но всегда спрямляется.

 

Больше информации об остойчивости можно найти в книге «Остойчивость грузовых судов».


Автор капитан В.Н. Филимонов

3+