Российские эскадры «вооруженного нейтралитета» в 1782 году — Балтийский Ллойд

Российские эскадры «вооруженного нейтралитета» в 1782 году

 

Первая эскадра

 

Командующий: вице-адмирал (адмирал) Василий Яковлевич Чичагов

Флагманский корабль «Царь Константин»

 

Название 

корабля

Тип 

корабля

Число 

орудий

Звание 

командира

Командир 

корабля

«Царь Константин» Линейный

74

Капитан 2-го ранга Николай Семенович Мордвинов
«Давид Селунский» Линейный

66

Капитан-лейтенант Григорий Иванович Муловский
«Святослав» Линейный

66

Капитан 2-го ранга Петр Иванович Шишкин
«Победоносец» Линейный

66

Капитан 1-го ранга Алексей Григорьевич Спиридов
«Иануарий» Линейный

66

Капитан 1-го ранга Матвей Григорьевич Коковцев
«Патрикий» Фрегат

32

Капитан-лейтенант Франц Иванович Денисов
«Слава» Фрегат

32

Капитан-лейтенант Алексей Михайлович Киреевский

 

Плавание эскадры

 

30 мая. Корабли эскадры вытянулись из гавани и стали на якоря на Кронштадтском рейде.

15 июня. На эскадру прибыл вице-адмирал Василий Яковлевич Чичагов и на флагманском корабле «Царь Константин» был поднят его вице-адмиральский флаг.

16 июня. Кораблям эскадры был дан депутатский смотр (обязательная процедура, которую проходили все боевые корабли перед отправлением в первое плавание кампании).

18 июня. Флагманский корабль и корабли «Давид Селунский» и «П о б е д о н о с е ц», почтил своим посещением граф Иван Григорьевич Чернышев, прибывший на эскадру на придворной яхте из Ораниенбаума.

20 июня. Корабли выбрали якоря и эскадра пошла на W в Балтийское море.

27 июня. У острова Соммерс эскадра встретила идущую из Ливорно в Кронштадт эскадру контр-адмирала Сухотина и на следующий день у острова Сескар корабли обоих эскадр, стали на якоря, для передачи на некоторые корабли идущей в море эскадры, якорей с якорными канатами. Чудно как то получилось, корабли отправили в море без достаточного числа якорей и канатов и в море они приняли якоря и канаты с возвращающихся из плавания кораблей, на которых канаты были уже далеко не первой свежести.

29 июня. Корабли выбрали якоря и эскадра продолжила плавание на W к проливу Зунд.

1 июля. Эскадра прошла мимо мыса Дагерорд (западная оконечность острова Хийума) и с противными (встречными) ветрами пошла на SW к острову Борнхольм.

12 июля. При проходе мимо островка Кристиансе, корабли отсалютовали, стоящей на нем крепости и продолжая маневрировать против встречного ветра пошли дальше на W мимо Борнхольма к проливу Зунд.  

13 июля. Эскадра подошла с юга к Дрогденскому фарватеру и корабли приняли лоцманов для следования на рейд Копенгагена. Через пять часов плавания по фарватеру, корабли пришли на Копенгагенский рейд и стали на якоря. На рейде главной заботой кораблей было пополнение запасов пресной воды. Воду доставляли с берега на датских ботах выделенных для этой цели Адмиралтейством порта Копенгаген. Так как Адмиралтейство выделило всего пять ботов, то пополнение питьевой воды кораблями производилось не столь быстро, как бы хотелось командованию эскадры.

27 июля. Налившись питьевой водой, корабли выбрали якоря и эскадра пошла проливом Зунд на N. Вечером  корабли миновали мыс Куллен с расположенным на нем маяком и при крепком риф-марсельном ветре и пасмурной погоде пошли проливом Каттегат к мысу Скаген.

28 июля. В три часа пополудни, с кораблей увидели мыс Скаген и держась на почтительном удалении от коварных отмелей, простирающихся далеко в море, эскадра пошла в пролив Скагеррак.

30 июля. Маневрируя при сделавшегося встречным W ветре, корабли прошли мыс Дернеус (Линднеснес) и продолжая лавировать к W вышли в Немецкое море.

31 июля. Рано утром с эскадры были видны корабли эскадры контр-адмирала Александра Ивановича Круза.  

1 августа. Ночью корабль «П о б е д о н о с е ц» разлучился с эскадрой, а она, имея противные крепкие ветра, маневрируя, пошла ближайшим курсом на SW к Английскому каналу. 

20 августа. Почти через три недели плавания по Немецкому морю, эскадра пришла в пролив Дувр и, имея противный ветер, пошла на Дильский рейд, где корабли стали на якоря. К эскадре присоединился корабль «П о б е д о н о с е ц», который 9 августа, пришел туда с эскадрой контр-адмирала Круза, таким образом опередив своего флагмана на одиннадцать дней. Ну очень медленно шла эскадра, значительно медленнее, чем Вторая эскадра под командованием контр-адмирала фон-Круза.

25 августа. Корабли выбрали якоря и под малыми парусами пошли Английским каналом на Вест. Корабль «Давид Селунский» остался на рейде для исправления поврежденного Степа бушприта ( основание бушприта у корпуса корабля).

28 августа. Корабль «Давид Селунский» присоединился к эскадре и она продолжила путь со способным тихим ветром.

2 сентября. На подходе к мысу Финистерре эскадра встретила противный крепкий ветр. 

4 сентября. Находясь у мыса Финистерре, корабли эскадры попали в шторм, который продолжался трое суток.

7 сентября. Во время выдержанного эскадрой шторма, корабли «П о б е д о н о с е ц», «И а н у а р и й» и фрегат «П а т р и к и й» отлучились от нее. На флагманском корабле «Царь Константин» волнами был переломлен румпель, он лишился руля и 14 часов неуправляемый находился во власти волн.

17 сентября. Разлучившиеся с эскадрой корабли «П о б е д о н о с е ц» и «И а н у а р и й» с фрегатом «П а т р и к и й» продолжая совместное плавание, пришли на рейд Кадиса и стали на якоря.

18 сентября. Эскадра, за исключением разлучившихся двух кораблей и фрегата, пришла на рейд Лиссабона и корабли стали на якоря.

19 сентября. На эскадре произошел трагический случай. При возвращении с берега на корабль «Царь Константин», судовую шлюпку протаранила португальская парусная лодка и в результате полученных повреждений корма шлюпки погрузилась в воду, при этом на ней потонули семь гардемарин, один подмастерье и два нижних чина.

26 сентября. Исправив полученные во время шторма у мыса Финистерре повреждения и налившись водой, корабли снялись с якорей и отрядом пошли к Гибралтару.

4 октября. Закончив исправление повреждений и налившись водой, корабли выбрали якоря и эскадра пошла в Атлантику для плавания на Средиземное море. В этот же день корабли «П о б е д о н о с е ц» и «И а н у а р и й» с фрегатом «П а т р и к и й» завершили совместное плавание, пришли на рейд Ливорно и стали на якоря.

9 октября. Корабли прошли Гибралтарский пролив и вошли в Средиземное море.

24 октября. Находясь в Средиземном море, против Лионского залива, в штормовую ночь, корабль «Давид Селунский» разлучился с эскадрой.

27 октября. Корабль «С в я т о с л а в» так же разлучился с эскадрой и в ней, от первоначального состава, вышедшего из Кронштадта, остались только флагманский корабль «Царь Константин» и фрегат «С л а в а», фактически эскадра перестала существовать как боевое соединение.

6 ноября. Корабль «Царь Константин» и фрегат «С л а в а» пришли на рейд Ливорно и стали на якоря, где уже находились разлучившиеся с эскадрой корабли и фрегат, кроме корабля «С в я т о с л а в». Таким образом, корабли «П о б е д о н о с е ц» и «И а н у а р и й» с фрегатом «П а т р и к и й» совершили переход более чем на месяц раньше флагманского корабля.

8 ноября. Торжественный день на эскадре, командующий эскадрой и командир корабля «П о б е д о н о с е ц» принимали присягу по случаю их производства в чины, первого в Адмиралы, другого в Капитаны бригадирского ранга. После принятия присяги на флагманском корабле вице-адмиральский флаг был спущен и поднят адмиральский, при этом корабли эскадры произвели положенный по уставу салют из орудий.

17 ноября. Корабль «С в я т о с л а в» прибыл на рейд Ливорно, стал на якоря и присоединился к эскадре. 

В этот же день, корабль «Давид Селунский», под командованием капитан-лейтенанта Григория Ивановича Муловского снялся с якорей и пошел в Неаполь с грузом доставленного эскадрой сибирского железа.

На кораблях тем временем продолжали приводить порядок корабли, изрядно потрепанные крепкими ветрами и качкой, особенно требовали починки реи и изодранные парус, изготовленные из худой парусины.

По мнению адмирала Чичагова, за время плавания от Кронштадта до рейда Ливорно, корабли эскадры зарекомендовали себя изрядно, показав неплохие мореходные качества, однако качество изготовления кораблей найдено недостаточно добрым, особенно в их надводной части, поэтому на всех кораблях, за исключением флагманского «Царь Константин» и «П о б е д о н о с е ц», во время качки и дождя, вода поступает внутрь и ее непрестанно приходится выливать, от чего внутри кораблей всегда сыро и это пагубно сказывалось на здоровье служителей.

В то время как на кораблях эскадры, на рейде Ливорно, моряки занимались своими обычными делами, корабль «Давид Селунский» стоял в столичном Неаполе — в то время Неаполитанское королевство было независимой монархией и ею управлял беспечный король Фердинанд I, больше интересовавшийся охотой и дамами, чем государственными делами, которые взяла в свои руки королева Мария Каролина, нарожавшая королю восемнадцать детей, тем не менее не утратившая интереса к мужчинам и закрутившая пламенный роман с российским посланником при неаполитанском дворе, обаятельным и образованным красавцем, блистательным графом Андреем Кирилловичем Разумовским. 

Официальной причиной прихода корабля в порт Неаполя, была доставка сибирского железа, привезенного кораблями российской эскадры из Кронштадта. Правда не совсем понятно, зачем боевым кораблям эскадры, предназначенной для защиты коммерческого судоходства, то есть для сражения с пиратскими и иными вооруженными кораблями, заниматься перевозкой железа, которое перевозится как раз на кораблях, которые призвана была защищать эскадра. Также не совсем ясно, кто был владелец железа, сама императрица Екатерина II или российские купцы, в обоих случаях от данной перевозки дурно попахивает, налицо желание нажиться на дармовой доставки груза на военных кораблях. Возможно, что доставку железа использовали как приход корабля «Давид Селунский» в Неаполь, однако в то время, благодаря прелюбодейному роману между Андреем Кирилловичем и Марией Каролиной, между Российской империей и Неаполитанским королевством установились весьма дружественные, если не сказать, интимные отношения. Так или иначе, а корабль в Неаполь пришел и стоял себе там преспокойненько, а офицеры весело проводили время в шумном Неаполе.

11 декабря корабль был почтил свои визитом неаполитанский король, который остался весьма доволен чистотой и добрым порядком на российском корабле и вероятно неизгладимое впечатление от состояния корабля подвинуло его пригласить командира и офицеров во дворец к своему столу. Разумеется, приглашение было принято с излиянием подобающей в таком случае благодарностью, но и этого радушному и гостеприимному монарху показалось недостаточно и он изъявил свою монаршую волю, чтобы корабль остался в гавани по день его рождения, то есть по 12 января нового стиля. 

Случай скажем редчайший, монархи посещают военные корабли другой нации, только в исключительных случаях, это проявление высшего уважения к государству, которому принадлежит корабль, лично к монарху этого государства и к командиру корабля, причем командир корабля в этом случае должен быть весьма знатного рода, ну а пожелать чтобы военный корабль оставался в гавани по его день рождения, так то случай пожалуй единственный.

Очевидно, что дружеские отношения между двумя монархиями были в данном случае ни при чем, как и дружеские отношения между монархами ибо весьма сомнительно, чтобы Фердинанд и Екатерина хоть когда-либо встречались, так как Екатерина опасалась покидать пределы своей империи и оставлять захваченный ею в результате военного переворота престол, а неаполитанскому монарху небыли нужды тащиться из солнечного Неаполя в промозглую северную столицу. Тогда, наиболее вероятной причиной    для посещения, в общем то обычного российского корабля, неаполитанским монархом, которого, несомненно, поощряла к этому его благоверная, в то время наставляющая ему рога с блестящим российским посланником, должен был стать, совсем даже не обычный, его командир.

Командир корабля капитан-лейтенант Григорий Иванович Муловский, состоял генеральс-адъютантом при графе Иване Григорьевиче Чернышеве, и ему было всего то 24 года. Для командира российского корабля 1-го ранга случай доселе небывалый! Офицерами на корабле были выходцы из самых знатных фамилий российского дворянства, например, капитан-лейтенант Алексей Иванович Тимашев, лейтенант князь Дмитрий Сергеевич Трубецкой, лейтенант Степан Васильевич Бакеев, лейтенант Иван Львович Трескин, даже гардемарины были из знатных родов, как например, Александр Дмитриевич Горемыкин. Из всех офицеров корабля, на приеме в королевском дворце, с командиром корабля был только князь Трубецкой, из чего можно сделать вывод, что сам Григорий Иванович был никак не ниже княжеского рода. Жаль, что в России нет ни одного портрета или словесного описания внешности Григория Ивановича, ни в литературе, ни в письмах, ни в иной форме, ну да оно и понятно почему, после смерти Екатерины II, последующие российские императоры искореняли все, что было связано с его личностью, поэтому удивительно, что хоть что то сохранилось. Возможно, что в Италии могли сохраниться письма Неаполитанских кумушек сообщающих своим подружкам, проживающим в других итальянских городах, о приемах в королевском дворце Неаполя молодого командира российского корабля, сопровождаемого князем Трубецким и блестящим щеголем графом Разумовским, близким другом королевы Марии Каролины.

Так, одни, на кораблях на рейде Ливорно, занятые повседневными судовыми работами, другие в столичном Неаполе, российские моряки эскадры адмирала Василия Яковлевича Чичагова, коротали зимнее время в западном Средиземноморье. Как само плавание от Кронштадта до Средиземного моря, так и пребывание в Ливорно и Неаполе, были мало похожи на охрану коммерческого судоходства от пиратов, которых ни с одного российского корабля на эскадрах «вооруженного нейтралитета», вот уже на протяжении трех лет так никто и не усмотрел.

 

Вторая эскадра

 

Командующий: контр-адмирал Александр Иванович Круз

Флагманский корабль «Х р а б р ы й»

 

Название 

корабля

Тип 

корабля

Число 

орудий

Звание 

командира

Командир 

корабля

«Храбрый» Линейный

74

Капитан 1-го ранга Евстафий Степанович Одинцов
«Святой Николай» Линейный

66

Капитан генерал-майорского ранга Роберт Карлович Дугдаль
«Твердый» Линейный

66

Капитан 2-го ранга Прохор Иванович Лежнев
«Надежда Благополучия» Линейный

66

Капитан 2-го ранга Михаил Кондратьевич Макаров
«Трех Святителей» Линейный

66

Капитан 2-го ранга Федор Иванович Калугин
«Надежда» Фрегат

32

Капитан-лейтенант Вениамин Фомич Тиздель
«Симеон» Фрегат

32

Капитан-лейтенант Гавриил Кузьмич Голенкин

 

Плавание эскадры

 

30 мая. Корабли вытянулись из гавани и стали на якоря на Кронштадтском рейде.

1 мая. На эскадру прибыл командующий, контр-адмирал Александр Иванович Круз и на флагманском корабле «Х р а б р ы й» был поднят его контр-адмиральский флаг.  

16 июня. Кораблям эскадры, одновременно с эскадрой вице-адмирала Василия Яковлевича Чичагова был дан депутатский смотр.

20 июня. Корабли выбрали якоря и пошли на W в море совместно с Первой эскадрой.

27 июня. При маневрировании, корабль «Надежда Благополучия» сошелся с кораблем «Т в е р д ы й» и последний получил повреждения, для исправления которых ему было велено идти к острову Сескар.

Совместное плавание эскадр продолжалось до 31 июля, когда, находясь в проливе Скагеррак у мыса Дернеус, они разлучились и в дальнейшем их плавание проходило раздельно. Разделение эскадр, это не просто досадное недоразумение, произошедшее от неспособности командующих и командиров кораблей к совместному плаванию ночью в условиях ограниченной видимости, это разрушение плана всей затеи, так как по замыслу императрицы Екатерины, главной задачей совместного плавания двух эскадр к проливу Дувр, было продемонстрировать англичанам мощь российского флота у берегов британской метрополии, ведущей в то время войну с мятежными штатами в Северной Америки и с Испанией и Францией в Европе. Невдомек ей было, что прибытие даже двух российских эскадр произвело бы на лордов Британского адмиралтейства, опытных адмиралов и обветренных командиров королевского флота, столько же эффекта, сколько пухлый белый зад увядающей дамы производит на британского ежа, шуршащего листвой в дубовом лесу, выискивая желуди.

Ну какой эффект могут произвести на опытнейших британских адмиралов, если только один из них адмирал Джордж Бриджес Родни (George Brydges Rodney), дважды разгромил испанский флот у мысов Финистерре и Сан-Винсент в январе 1780 года, и французский в Доминиканском сражении в апреле текущего 1782 года, как раз в то время когда российские корабли стояли на зимовках, причем ни где-нибудь в портах Северной Европы, а вполне себе теплых — Ливорно и Лиссабоне.

9 августа. Корабли эскадры подошли с N к проливу Дувр и, не заходя в него, поворотили и пошли обратно в Немецкое море, оставив пришедший с ней корабль «П о б е д о н о с е ц» на Дильском рейде дожидаться затерявшейся в море Первой эскадры.

13 августа. Выдержав шторм, эскадра зашла в норвежский Флекер (современный Флеккерфиорд на юго-западе Норвегии), где корабли планировали исправить полученный повреждения.

16 августа. Эскадра перешла в залив к Христианштату (современный Кристиансанн) где корабли стали на якоря и приступили к исправлению повреждений.

5 сентября. Закончив исправление повреждений, корабли выбрали якоря и пошли в моря для плавания к мысу Скаген и далее по Каттегат на S к проливу Зунд.

10 сентября. Эскадра пришла на рейд Копенгагена и корабли стали на якоря.

14 сентября. Исправив повреждения, корабли выбрали якоря и эскадра пошла в Балтику для плавания к своим портам.

19 сентября. Эскадра пришла на рейд Кронштадта и корабли стали на якоря, завершив плавание.

Такое впечатление, что эскадра контр-адмирала Грейга выходила в море исключительно для сопровождения Первой эскадры, которую она на выходе из Скагеррак в Немецкое море еще и потеряла, а охраной коммерческих кораблей, тем более российских она не занималась совсем.

  

Третья эскадра

 

Командующий: контр-адмирал Яков Филиппович Сухотин

Флагманский корабль «Святой Великомученик Пантелеймон»

 

Название 

корабля

Тип 

корабля

Число 

орудий

Звание 

командира

Командир 

корабля

«Пантелеймон» Линейный

74

Капитан 2-го ранга  Амандус Борисович Берх
«Не тронь меня» Линейный

66

Капитан 1-го ранга Михаил Леонтьевич Мельников
«Европа» Линейный

66

Капитан 2-го ранга Николай Сергеевич Скуратов
«Память Евстафия» Линейный

66

Капитан 1-го ранга Илларион Афанасьевич Повалишин 
«Виктор» Линейный

66

Капитан-лейтенант Федор Федорович Ушаков
«Мария» Фрегат

32

Капитан-лейтенант  Андрей Никифорович Крусанов
«Воин» Фрегат

32

Капитан-лейтенант  Василий Софронович Шубин

 

Плавание эскадры

 

С 1 января по 2 мая корабли эскадры стояли на якорях на рейде Ливорно, мне вот тоже он нравится, просторный, спокойный, рядом темпераментные итальянцы и прелести теплого южного города, однако каждой стоянке, как и каждому шторму приходит конец.

2 мая. Корабли завершили зимовку, подготовку к плаванию, налились пресной водой, выбрали якоря и пошли в направлении Гибралтара для выхода на просторы Атлантики.

16 мая. Эскадра миновала Гибралтар, вступила в Атлантику и пошла на Балтику к своим портам.

1 июня. Эскадра завершила переход по океану и вошла в Английский канал, держа курс к Осту. Корабль «Память Евстафия» был послан вперед на Дильский рейд, чтобы организовать для кораблей эскадры лоцманов.

3 июня. В проливе Дувр корабли приняли на борт лоцманов и не задерживаясь пошли в Немецкое море, а корабль «Память Евстафия» остался на Дильском рейде на якоре.

10 июня. У мыса Дернеус, на входе в пролив Скагеррак, к эскадре присоединился корабль «Память Евстафия» и она пошла дальше к Осту.

12 июня. Эскадра прошли мимо Гельсинорского замка и на рейде Копенгагена, корабли стали на якоря.

23 июня. Завершив подготовку к плаванию, корабли выбрали якоря и эскадра пошла в Балтийское море.

26 июня. Эскадра прошла мимо мыса Дегерорд и вошла в Финский залив.

27 июня. У острова Соммерс корабли встретили идущую от Кронштадта эскадру вице-адмирала Чичагова.

28 июня. У острова Сескар корабли обеих эскадр стали на якоря и на некоторые корабли Первой эскадры передали якоря и якорные канаты.

29 июня. Корабли эскадры выбрали якоря и пошли в Кронштадт.

2 июля. Корабли пришли на Кронштадтский рейд и стали на якоря.

3 июля. Из Петербурга на Кронштадтский рейд пришла императорская яхта «Е к а т е р и н а» с императрицей на борту и корабли и форты приветствовали ее салютом из артиллерийских орудий.

Таким образом, за четыре кампании, российские эскадры не встретили ни одного пиратского или иного вооруженного корабля, который бы мог представлять опасность для российских коммерческих кораблей.