Пролив Надежды

 

Находится между островами Матуа и Росшуа. Имя проливу дал Иван Федорович Крузенштерн в честь названия своего корабля – шлюпа «Надежда». Как упоминает Василий Михайлович Головнин в своей книге о плавании к Курильским островам, Крузенштерн поступил так же, как французский мореплаватель Жан Франсуа де Лаперуз, который назвал пролив между островом Симушир и островами Черных Братьев в честь своего флагманского корабля, фрегата «Буссоль», пройдя этим проливом в 1787 году. Острова «Черные братья» названы в честь сотника Ивана Черного, описавшего их в 1769 году.

картина

Шлюп «Надежда» был куплен в Англии специально для плавания вокруг света в составе первой русской кругосветной экспедиции. Старший лейтенант шлюпа «Надежда» Макар Иванович Ратманов (это в честь него назван остров в группе островов Гвоздева, расположенных в Беринговом проливе) в своих дневниках, изданных отдельной книгой «Первая русская кругосветная экспедиция 1803 – 1806 в дневниках Макара Ратманова», так описывает свой корабль:

«…Длина Надежды 110 фут, ширина 28, глубина интрюма 13 фут, грузу поместить может до 30000 пудов: в грузу состояла ахтер штевень 15 фут 11 дюйм, форштевень 14 фут 7 дюйм, диференту 1 фут 4 дюйма.»

Крузенштерн на шлюпе «Надежда» пытался пройти этим проливом 29 мая 1805 года, следуя из Охотского моря на Камчатку, в Петропавловск. Однако сильное западное течение отнесло шлюп в Охотское море, а слабый ветр от S не позволил парусному судну преодолеть встречное течение. Крузенштерн понял, что пройти этим проливом не удастся и направил «Надежду» в пролив между островами Шиашкотан и Райконе. Что из этого получилось читатель уже знает.

Тем не менее Крузенштерн на «Надежде» все-таки прошел проливом «Надежды», только уже следуя из Тихого океана в Охотское море, в том же 1805 году, 11 июля. Хотя, судя по тому описанию, которое оставил сам Крузенштерн, достаточно трудно определить, каким же проливом прошла «Надежда». Да, трудно было мореплавателям ориентироваться у Курильских проливов. Там действительно не просто: то туман, то низкая облачность окутывает острова, а радаров и спутниковой навигации в то время еще не было, так что все зависело от «штурманского умения», а иногда и от простого везения.   Вот как Крузенштерн описал плавание через пролив в своей книге «Путешествие вокруг света в 1803, 4, 5, и 1806 годахъ. По повеленiю Его Императорского Величества Александра Перваго, на кораблях Надежде и Неве, подъ начальствомъ Флота Капитана-Лейтенанта, ныне Капитана перваго ранга, Крузенштерна, Государственнаго Адмиралтейскаго Департамента и Императорской Академiи Наукъ Члена. Часть Вторая. Въ Санктпетербурге, Въ Морской Типографiи 1810 года.», Часть Вторая, глава V, стр. 139:

«…1805 год, Iюль. По четыре-дневномъ тумане, рассеявшемся обыкновенно на несколько часовъ около полудня, увидели мы 9 го числа Iюля в 9 часов по полуночи, южной Пик на острове Оннекотане и Пик на Харамокатане; первый на NW 26°; а второй на NW 30°, в расстоянии около 70 миль. В сие время простирался от NW до SW над горизонтомъ столь густой туман, что можно бы почесть его за берег, есть ли бы мы не были уверены, что в семъ направлении никакой земли видеть не можемъ; столь обманчив был вид его.  В полдень находились мы в широте 48°, 10´ и долготе 204°, 34´ 30´´. Чрезъ сии наблюденiя узнали, что скорость теченiя к SW1/2S в последнiи 24 часа была в часъ по одной миле. Сiе сильное теченiе сделало тщетным мое намеренiе найти надводные камни, которые долженствовали лежать тогда около 20 миль севернее. Скоро по полудни увидели мы Пик Сарычева на SW 85°; в 3 часа лежалъ он от нас прямо на W, почему широта его удобно была нами определена, и оказалась 48°, 5´, 30´´; в предыдущее же плаванiе наше найдена была оная 48°, 6´, 30´´, следовательно средняя есть 48°, 6´, 00´´, которую можно принять за истинную. Долгота сего Пика есть 206°, 47´, 30´´ W. Острова Харамокотан, Шиашкотан, Икарма и Черинкотан находились от нас в то же время на NW 15°; NW 24°; NW 43°; NW 53°. Малого острова Муссиръ, къ коему мы въ последнее пред симъ плаванiе столь нечаянно приблизились, в сей раз не видали, хотя он и лежал от острова Раукоке весьма близко; сему причиною малость его и низменность.

10 Iюля в 6 часовъ вечера настал густой туман, продолжавшiйся чрезъ всю ночь и во все следующее утро; ветръ притом дул свежiй от OSO и O. Положение наше было весьма неприятное; ибо мы находились близ опасных островов, у коих течение очень сильное. Если бы действовало оно от S, то могло бы прижать нас к Каменнымъ Ловушкамъ. Часто слышали мы шумъ разбивающихся волнъ; но не могли узнать, отъ буруна ли они, или отъ спорного течения происходитъ. В сем неприятном положенiи провели мы две ночи. Туман продолжал стоять густой, что зрение не простиралось далее 10 ти саженей. Мы лавировали подъ малыми парусами; лот бросали очень часто: но последняя предосторожность у островов сихъ едва ли нужна; потому что и в 50 саженях от берега нельзя достать дна 150 саженями. Наконец туман рассеялся 11 июля в 4 часа по полуночи. Мы увидели острова Икарму, Черинкотан, Муссиръ и Раукоке, которые лежали от нас на NO 21°; NW 5°; NW 34°; NW 81°. Острова Раукоке видно было только основанiе и часть возвышенiя. Пикъ Сарычева не показывался. Склоненiе магнитной стрелки найдено в семъ месте 3°, 12´ восточное. Благоприятствовавший ветръ побудил меня решиться пройти между островами Раукоке и другим, ближайшимъ отъ него к S, то есть 12 м или островомъ Матауа. При семъ случае надеялся я при бывшей весьма ясной погоде увидеть и другие южные острова Курильские. Намъ и удалось действительно видеть, кроме Матауа, остров Рашауа или 13 й, и часть острова Кетоя или 15 го. Последнiй есть тот самой, Францускихъ и Англинскихъ картах Мариканъ называется. Между оным и другим, названным Голландцами землею Компанiи (*), или по числу шестнадцатым, находится пролив де ла Буссоль. Острова Ушишира, или четырнадцатого, мы не могли увидеть. Онъ должен состоять, по описанiю Палласа, изъ двухъ низменных островов, один другому прилежащих.

Въ 8 часов вышли мы из пролива, разделяющего Раукоке и Матауа, и взяли курсъ к W. Сей пролив, названный мною Надеждою, есть один из лучших между островами сей цепи. Он шириною в 16 миль и совершенно безопасен. Течение в нем имело направление к западу и было весьма сильно. Шум от спорнаго течения уподобляется точно шуму волнъ разбивающихся о камни. Птицы плавали во множестве по проливу.

В первые дни, по выходе нашем из Петропавловского порта, разнствовала долгота по счислению от истинной 1 ½ градуса; но 11 го Iюля погрешность была только 6 минут.

Из сего видно, что нам удалось определить долготу Курильских островов в параллели, в коей мы оные сего дня проходили, почти без всякой погрешности, также и весьма ненадежным способом т. е. корабельным счислением. Таковое редко бывающее между истинною и счислимою долготою сходство, могущее служить от противных действие одно другаго уничтожающих теченiй, не должно однакож в искусномъ и опытномъ мореплавателе рождать доверенность.

Разсеявшiйся на несколько часов туман открыл нам горизонт будто единственно для того, чтобы нашли мы безопасной проход между Курильскими островами. В 10 часов помрачил он опять атмосферу и продолжался беспрерывно целые сутки…»

картина

Рисунок из книги Макара Ратманова с вид на остров Матуа.

картина

Рисунок из книги Макара Ратманова с видом Пика Сарычева на острове Раукоке.

Странные рисунки однако. Мы то знаем, что Пик Сарычева находится на острове Матуа, да и точные координаты его у Крузенштерна имелись, о чем он сам упоминает в своей книге, а вот на тебе, судя по надписи на рисунке они полагали, что пик находится на острове Раукоке.  Да, не правильное опознание островов привело Крузенштерна и его спутников к тому, что они потеряли ориентировку и им здорово повезло, что шлюп не напоролся на рифы и не погиб.

Если буквально проследить путь шлюпа через проливы, следуя описанию Крузенштерна, то у меня получилось, что “Надежда” прошла к северу от острова Матуа, а не к югу. Очень уж мудреное описание.

На острове Матуа находится, уже упоминавшийся Крузенштерном, действующий вулкан, который называется Пик Сарычева. Название пику дал Крузенштерн 29 мая 1805 года, в честь великого русского мореплавателя Вице-Адмирала Гавриила Андреевича Сарычева, который как пишет Крузенштерн «… первой определилъ съ величайшею точностiю положенiе острова, на коемъ стоитъ сей Пикъ».

Вице-Адмирал Гавриил Андреевич Сарычев обследовал Курильские острова на катере «Черный Орел» в 1792 году от мыса Лопатка до острова Матуа.  портрет

Вот что он написал в своей книге «Путешествие флота Капитана Сарычева по Северовосточной части Сибири, Ледовитому морю и Восточному океану, в продолженiе осьми лет, при Географической и Астрономической морской Экспедиции, бывшей под начальством флота Капитана Биллингса, с 1785 по 1793 годъ, Часть II, Издание 1802 года:

«… 25 Августа. В полдень находились по наблюденiю в широте 48°, 10´, долготе 155°, 41´, после полудня в 4 часа седьмой Курильской остров был от нас NW 43°, 00´ в 48 милях; в дали острая высокая гора на второмнадесять острове видна была на ZW 80°, 00´, в 70 милях…»

 

На карте показан путь катера “Черный Орел” у Курильских островов в августе 1792 года.

карта

Пролив Среднего

 

Находится между островом Росшуа и островом Среднего в группе островов Ушишир.  Во время плавания и описания Курильских островов на шлюпе «Диана», 23 мая 1811 года, Василий Михайлович Головнин назвал пролив и отдельный островок в честь штурманского помощника Василия Михайловича Среднего, который вел наблюдение с салинга и первым увидел низкий перешеек соединяющий остров, который ни на какой карте обозначен не был. В своей книге ” Путешествие шлюпа “Дiана” в Камчатку въ 1807, 1808 и 1809 годахъ”, Василий Михайлович так описывает эти события:

«…Къ вечеру, подойдя ближе къ проливу по южную сторону острова Расшуа и уверившись въ томъ, что въ немъ нетъ никакой опасности, при лунном счете, в 8 часов вечера, спустились мы въ средину пролива между южнымъ краемъ Расшуа и двумя островками, и прошли симъ проливом очень хорошо. Поутру на следующiй день была весьма ясная погода, при ветре отъ N; мы находились близко пролива и могли сделать точныя заключенiя объ ономъ; тогда же ясно увидели, что прежде показавшiеся нам два островка въ самомъ деле составляют одинъ островъ, будучи соединены весьма низкимъ перешейком, которой можетъ быть въ большую воду и покрывается; лежит онъ почти по румбу O и W, длиною 1 или 1 ½ мили; восточная его половина низка и ровна, западная покрыта каменьями, друг от друга отделившимися. Штурманскiй помощник Средней, смотря съ салинга в трубу, подтвердилъ справедливость того, что мы снизу видели о соединенiи помянутого острова, который ни на какой карте назначен небыл, а потому я назвалъ его островом Среднего. Между сим островом и Ушисиромъ мы видели надводные каменья и всплески на подводными; впрочем, кажется, что сплошного рифа нет, и можетъ быть есть проходъ, но онъ по узкости долженъ быть опасен, и ходить им ненадобно, а по северную сторону острова Среднего къ Расшуа проход хорош. Отъ каждого изъ сихъ островов протягиваются рифы не более как на милю по самой большой мере; сулоевъ нет или по крайней мере тогда не было, какъ мы имъ проходили. Проходъ сей я назвал по острову: проливом Среднего.»

Изумительное по литературному слогу и навигационно-гидрографической точности описание. Такому доверяешь, и проявляя разумную осмотрительность, можешь быть уверен, что неожиданно, из неоткуда, необозначенный остров или каменья не появятся.

карта


 

<< пред.     Стр. 5     след. >>

6+