Пролив Екатерины

 

 

Находится между островами Итуруп и Кунашир. Название проливу дал Василий Михайлович Головнин по имени транспорта «Екатерина», который в 1793 году, под командой штурмана Григория Ловцова, проходил через этот пролив следуя с посольством Адама Лаксмана, из Охотска в Японию.

Причины для экспедиции, как это было обычно в то время, были чисто меркантильные. Русские промышленники купцы Григорий Иванович Шелихов и Павел Сергеевич Лебедев-Ласточкин, имевшие промыслы пушного зверья на Курильских островах, а также в Сибири и на Алеутских островах и Аляске, желали завести торговлю с Японией. Однако торговать с Японией они не могли, так как Россия не имела с ней дипломатических отношений. Выгоды от торговли обещали быть огромные и поэтому упомянутые выше купцы, выражаясь современным языком, лоббировали в Петербурге отправку в Японию официального посольства для установления дипломатических и торговых отношений. В конце концов им удалось заинтересовать Императрицу Екатерину II и 13 сентября 1791 года она подписала Высочайший указ. К содержанию указа мы ещё вернемся, а пока расскажем, что послужило формальным поводом к отправке посольства, по тем временам, в далёкую и загадочную Японию.

В 1786 году у Алеутского острова Амчит разбилось японское судно. Спаслось 6 японцев, которые рассказали, что их судно было унесено штормом в океан от Японских берегов и принесено к берегам острова Амчит и выброшено на прибрежные камни. Несчастных японцев в 1787 годы вывезли на одном из промысловых судов в Камчатку, а оттуда переправили в Иркутск.портрет В Иркутске в то время проживал знаменитый русский ученый профессор Эрик Густавович Лаксман. Швед по национальности, но родившийся в Финляндии и потому считавшимся подданным Ея Императорского Величества. Человек он был замечательный во всех отношениях, и большой патриот России. Не могу не упомянуть ещё одного великого шведа финского происхождения – Нильса Адольфа Эрика Норденшёльда.

В Иркутске Эрик Лаксман познакомился со старшим из спасенных японцев Кодаем, который узнав, что он едет в Петербург, уговорил взять его с собой. По дороге в столицу Кодай рассказал Лаксману, что спасённые японцы мечтают вернуться на родину. В Петербурге Эрик Лаксман предложил Императрице Екатерине под предлогом доставки спасенных японцев, отправить туда специальную экспедицию для установления отношений с Японией. Екатерине идея Эрика Лаксмана понравилась, и она подписала вышеупомянутый указ. В общих чертах, указ предписывал следующее:

1) Спасенных японцев отправить в их отечество.

2) Для плавания в Японию нанять частное судно или использовать одно из судов экспедиции капитана Биллингса, которая к моменту отправки экспедиции в Японию, должна была вернуться в Охотск.

3) Японцев требовалось отправить на казенный счет.

4) Руководителем экспедиции назначить одного из сыновей профессора Лаксмана.

5) Склонить кого-либо из купцов отправиться в Японию с товарами.

После получения указа в Иркутске, начальником экспедиции был назначен поручик Адам Лаксман, который немедленно убыл в Охотск для подготовки к отправке экспедиции. Хороших частных судов в Охотске не оказалось, да и откуда им там было взяться, если судостроение в Охотске было не развито, качественный лес для постройки судов отсутствовал и все имеющиеся суда были отправлены на промыслы на Камчатку, Алеуты и Аляску. Суда экспедиции Иосифа Биллингса к тому времени из экспедиции ещё не возвратились. Единственным подходящим судном оказалась бригантина «Святая Екатерина», построенная на верфи в Охотске корабельным мастером Козьминым и спущенная на воду 26 июня 1788 года. К сожалению облик и размеры бригантины не известны. Кроме изображения японского художника, который нарисовал бригантину «Св. Екатерина» во время ее пребывания в Японии. Однако мы попытаемся сделаем попытку установить хотя бы приблизительные размеры и парусное вооружение «Св. Екатерины». К счастью, сохранился перечень судов, построенных в Охотске с момента начала в нем судостроения. Первая бригантина «Архангел Михаил» (с тендерским парусным вооружением, то есть с косыми парусами) была построена в 1737 для Второй Камчатской экспедиции под наблюдением Мартына Шпанберга и была его флагманским судном в отряде, исследовавшем Курильские острова и Японию. С ним мы познакомимся чуть подробнее при рассказе о проливе Шпанберга, в котором помещен рисунок бригантины. Строителями бригантины были мастер Рогачев и ботовый мастер Козьмин. Бригантина имела длину между штевнями 60 футов (18,29 метра), длину по килю 53 фута (16,15 метра). К месту будет напомнить, что один фут равен 30,48 сантиметрам или 0,3048 метра. Парусное вооружение было по типу галиота с грот и бизань мачтами и состояло из следующих парусов: кливер, стаксель, фок, грот, топсель, брамсель и бизань.

После «Архангела Михаила» и до «Св. Екатерины» в Охотске были построены еще четыре бригантины: «Св. Елисавета» в 1760 г, «Св. Екатерина» в 1766 г (разбилась 24 октября 1766 г в 25 верстах от Большерецка), «Наталия» в 1774 г и «Надежда Благополучия» в 1779 г. Упомянутую бригантину «Наталья» строил тоже мастер Козьмин. А 29 мая 1787 года на воду был спущен галиот «Возобновленный Охотск», построенный мастером Козьминым. Надо полагать, что это один и тот же мастер построивший все три последние судна. Фамилия его также сходна с фамилией мастера построившего бригантину «Архангел Михаил», вполне возможно, что был его сыном. Мастера не любили часто менять проекты судов, так как любые изменения приводили к увеличению сроков строительства, поэтому можно предположить, что все построенные в Охотске бригантины были более или менее схожи между собой. Конечно имелись некоторые отличия, например, в парусном вооружении: на «Архангеле Михаиле» было тендерское вооружение, а у «Св. Екатерины» прямое с косым гротом и базанем. Размеры надо полагать были схожие, так как мастер Козьмин построил и спустил на воду следующую бригантину «Константин и Елена» 21 мая 1791 года, и она имела размеры: длину 58 футов, а глубину 10 футов. Надо полагать, что и «Св. Екатерина» имела примерно такие же размерения, что в метрах составляет: длина 17,7 и глубина трюма, она же и высота корпуса – 3,5 метра. Ширина составляла приблизительно 5 метров. Для сравнения, судно «Паллас» при длине в 45 футов имело ширины 15 футов, а построенное в Охотске в 1789 году, судно «Слава России» при длине по гондек-палубе (батарейной палубе) – 80 футов 6 дюймов, имело ширины 23 фута и 8 дюймов. Будем считать, что приблизительные размеры бригантины мы установили и перейдем к её парусному вооружению. С ним ещё проще, так как имеется упомянутое японское изображение, а также в фондах Центрального военно-морского музея хранится судовой журнал бригантины «Св. Екатерина», в котором упоминаются паруса: кливер, топсель, брифок, грот и бизань. То есть парусное вооружение галиота с грот и бизань мачтами, которые мы и видим на японском рисунке. Мастер Козьмин построил в 1776 году галиот «Св. Георгий», а в 1787 году галиот «Возобновление Охотска», так что можно с большой долей вероятности предположить, что парусное вооружение всех упомянутых судов одного мастера было схожим. Да и зачем менять парусное вооружение судов одного и того же размера, если оно подобрано с учетом количества моряков на судне и условий плавания: ветров и качки.

Командование бригантиной «Св. Екатерина» было поручено штурману Григорию Ловцову. Команда состояла из подштурмана Василия Олесова, геодезистов Ивана Полномочного и Трапезникова, волонтера Коха, переводчика Туголукова, 20 матросов и 4 солдат. Если прибавить купца Шебалина с приказчиком и 3-х возвращающихся домой японцев, то тесновато получается было на бригантине, однако. Купец Шебалин был назначен купцами Григорием Ивановичем Шелиховым и его партнером курским купцом 1-й гильдии Иваном Илларионовичем Голиковым.

Итак, приготовившись к плаванию, бригантина оставила Охотск 13 сентября 1792 года и в соответствии с инструкцией профессора Эрика Лаксмана направилась к острову Матсмай или 22-му острову Курильской гряды. В наше время этот остров называется Хоккайдо. Сейчас он относится к Японии, а в то время относился к группе Курильских островов, и был населён коренными жителями – айнами.

Пройдя благополучно Охотское море, 6 октября бригантина прошла проливом между островами Итуруп и Кунашир и далее проследовала проливом между Кунаширом и островами Малой Курильской гряды к северному берегу острова Матсмай. 9 октября прибыли на рейд небольшой гавани Немуро и остались в ней на зимовку. Зиму команда провела в казармах на берегу, а 4 июня 1793 года бригантина покинула гавань Немуро и пошла в Хакодате, куда прибыла 4 июля. Оттуда Адам Лаксман отправился в город Матсмай для переговоров.

По результатам переговоров японские чиновники выдали Адаму Лаксману лист следующего содержания:

  • Хотя по японским законам и надлежит всех иностранцев, приходящих к японским берегам, кроме порта Нагасаки, брать в плен и держать вечно в неволе; но как русским сей закон был неизвестен, а притом они привезли спасшихся на их берегах японских подданных, то сей закон над ними теперь не исполнен, и позволяется им возвратиться в свое отечество, без всякого вреда, с тем, чтобы впредь к японским берегам, кроме Нагасаки, не приходить, и даже если опять японцам случится быть в России, то их не привозить; в противном случае, упомянутый закон будет иметь свое действие.
  • Японское правительство благодарит за доставление его подданных в отечество, но объявляет, что русские могут их оставить или взять с собой, ка им угодно, ибо японцы, по своим законам, не могут их взять силою, предполагая, что люди эти принадлежат тому государству, к которому они занесены судьбою, и где спасена жизнь их при кораблекрушении.
  • В переговоры о торговле японцы вступить нигде не могут, кроме одного порта Нагасаки, и потому теперь дают только Лаксману письменный вид, с которым один русский корабль может прийти в помянутый порт, где будут присланы японские чиновники, которые с русскими договорятся о сем предмете.

 

На этом экспедиция завершила свою миссию в Японии и 11 августа 1793 года покинула Хакодате и направилась в Охотск, куда благополучно прибыла 8 сентября. Императрица Екатерина осталась довольна результатами экспедиции, и все ее участники были щедро награждены.

Достоверно не известны причины, по которым вскорости, не была отправлена следующая экспедиция в Нагасаки, однако существует мнение, что без тайного враждебного влияния иностранных государств здесь не обошлось. Основаниями к тому могла послужить загадочная, скоропостижная смерть, Григория Шелихова, который скончался в Иркутске 20 июля 1795 года, и не менее загадочная скоропостижная смерть Эрика Лаксмана, который скончался на станции Древянская Тобольской губернии, 5 января 1796 года. Может быть это всего лишь случайное совпадение, но кто сейчас может точно сказать. Ведь Рязанов тоже скоропостижно скончался в Красноярске 17 февраля 1807 года, возвращаясь из Японии в столицу. Хотя и Лаксман и Рязанов могли запросто умереть от воспаления лёгких, так как путешествие по зимней Сибири в то время было неимоверно трудным, а до открытия Александром Флемингом пенициллина было еще более ста лет. После гибели Григория Ивановича Муловского в Эландском сражении, Екатерина охладела к делам на Дальнем Востоке и больше не возвращалась к вопросу отправки в Тихий океан масштабной русской экспедиции, по примеру подготовленной к отправке в 1787 году, однако отмененной из-за войны с Турцией. Одним словом, экспедиция не была отправлена вовремя и это потом негативно сказалось на посольстве Николая Петровича Резанова в Японию в 1804 году.

портретНам же осталось добавить, что как уже упоминалось, бригантина «Св. Екатерина» без происшествий совершила плавание из Охотска в Японию и обратно, через сравнительно слабо изученные воды южных Курил и в этом несомненная заслуга командира, штурмана Григория Ловцова. Его именем назван мыс на Северо-восточной оконечности острова Кунашир.

После успешного плавания в Японию, бригантина «Св. Екатерина» бороздила воды Охотского и Камчатского (Берингова) морей, пока 14 октября 1809 года не разбилась около Большерецка. Вот как об этом написал А.П. Соколов в своей книге «Летопись крушенiй и пожаров судов Русскаго флота 1713 – 1853.»:

«…1809 г. Гальотъ Екатерина. Командиръ Штурманъ К. Петровъ. (Охотск. М.) Отправленный изъ Охотска въ Петропавловскую гавань 24 сентября, с грузомъ провiанта, разных вещей, и с пятью пассажирами, на пути сильно потекъ; и как ветеръ стоялъ противный, время наступало позднее, а команда изнурилась и многие захворали, то командир, 7 октября спустился въ Большерецкъ. Входя въ устье реки Большой, 14 октября, и уже миновавъ баръ (по 10 ½ ф.) отъ внезапно-засвежавшего съ NW ветра и лопнувшаго завоза, был прижат къ мели, на которой 30 числа, мало по малу разрушаясь, совсем разбитъ. Люди и весь грузъ спасены. Командиръ былъ обвиняемъ: въ ошибочности счисленiя; въ «несделанiи съ командою общаго совета,» по предмету измененiя плаванiя; въ непромеренiи фарватера (онъ ожидал лоцмана) и главное, что опоздал приливомъ для входа; но освобожденъ отъ штрафа, въ уваженiе его прежней хорошей службы и рекомендацiи ближняго начальства.»

Пусть читателя не смущает, что выше написано «Гукор Екатерина», так как парусное вооружение было по типу гукора, как мы и описали выше. Более того, список всех судов построенных в Охотске имеется и это именно наша бригантина.

Одним словом, бригантина прослужила 20 лет, а это очень даже много. Не зря Василий Михайлович Головнин её именем назвал пролив, уж кто-кто, а он то знал истинную цену и кораблям, и людям.

Южно-Курильский пролив или Канал «Екатерины»

 

Между островом Кунашир и островом Шикотан (Чикотан) с островами Малой Курильской гряды. В.М. Головнин назвал этот достаточно протяженный пролив Каналом Екатерины в честь уже упоминаемого выше транспорта «Екатерина». Приведем дословную выдержку из книги В.М. Головнина «О плавании для описи Курильских островов в 1811 году»:

«…Въ 9 часу утра 30 Iюня туманъ совсем прочистился, показалось солнце и луна, и открылись намъ местами берега южной части острова Итурупа, северной стороны Кунашира и весь Чикотан; тогда мы стали держать въ пролив между двумя последними (1), къ южной стороне Кунашира, чтобы идти в гавань; мы думали, что переломъ погоды сделался и ласкали себя надеждою иметь дни два или три хорошаго ясного времени. По луннымъ разстоянiямъ въ полдень мы находились въ долготе 147°. 07´. 20´´, а въ широте по меридиональной высоте солнца 44 °13´; въ сiе время пикъ N горы Кунашира былъ отъ насъ на NW 75° въ глазомерном разстоянiи 25 миль, по коему широта Пика будет 44°. 19´. 30´´, и какъ румбъ былъ близко параллели, то отъ ошибки въ примерно положенномъ разстоянiи, въ разности широты чувствительной погрешности произойти не можетъ. Следовательно, если впередъ не случится точнейшимъ образомъ определить широту сего пика, то вышеозначенная можетъ быть довольно достаточною; крюйс-пеленговъ же сделать тихiй, непостоянный ветръ намъ не позволилъ.

(1) Проливъ сей и другой между островами Итурупа и Кунашира, лежащiй въ одномъ съ нимъ направленiи, на прежнихъ картахъ названъ каналомъ Пико; но когда ему сiе названiе дано было, тогда не знали, что Кунаширъ есть отделенной остров отъ Матсмая. Проливомъ же симъ въ 1793 году прежде Бротона проходилъ казенный нашъ транспортъ Екатерина, с посольствомъ въ Японiю; то на моей карте я разсудилъ назвать его каналом Екатерины.»

Изложенное выше описание из книги требует некоторых пояснений для современного читателя и тем более не моряка:

  1. Метод лунных расстояний использовался для определения долготы места наблюдателя. Он более точен, чем определение долготы по хронометрам, так как суточный ход хронометра может значительно измениться в любое время.
  2. Измеряя высоту солнца в момент верхней кульминации на меридиане наблюдателя определяли широту места наблюдателя. Верхняя кульминация солнца на меридиане наблюдателя происходит около полудня – в 12 часов дня.
  3. Расстояния до удаленных объектов определялись на глаз, поэтому и указано глазомерное расстояние до пика. Конечно, зная точную высоту удаленного объекта и измерив ее при помощи секстанта (В.М. Головнин писал именно «секстант»), можно вычислить расстояние до этого объекта. Но в том то и загвоздка, что первопроходцы не могли использовать данный способ, так как высоты объектов еще не были измерены.
  4. Способ крюйс-пеленга – это счислимо-обсервованный способ определения места судна по береговым ориентирам. Для его применения необходим, чтобы между первым и следующим измерением визуального пеленга на один и тот же ориентир, корабль прошел расстояние, при котором пеленг существенно изменится. А коли нет ветра, то значит корабль двигался очень медленно, а то и совсем лежал в дрейфе.
  5. Направление в море указывается в румбах, поэтому и говорится, что «…былъ отъ насъ на NW 75°.»

 

<< пред.     Стр. 8     след. >>

4+