Пролив Екатерины — Балтийский Ллойд

Пролив Екатерины

 

 

Находится между островами Итуруп и Кунашир. Название проливу дал Василий Михайлович Головнин по имени транспорта «Екатерина», который в 1793 году, под командой штурмана Григория Ловцова, проходил через этот пролив следуя с посольством Адама Лаксмана, из Охотска в Японию.

Причины для экспедиции, как это было обычно в то время, были чисто меркантильные. Русские промышленники купцы Григорий Иванович Шелихов и Павел Сергеевич Лебедев-Ласточкин, имевшие промыслы пушного зверья на Курильских островах, а также в Сибири и на Алеутских островах и Аляске, желали завести торговлю с Японией. Однако торговать с Японией они не могли, так как Россия не имела с ней дипломатических отношений. Выгоды от торговли обещали быть огромные и поэтому упомянутые выше купцы, выражаясь современным языком, лоббировали в Петербурге отправку в Японию официального посольства для установления дипломатических и торговых отношений. В конце концов им удалось заинтересовать Императрицу Екатерину II и 13 сентября 1791 года она подписала Высочайший указ. К содержанию указа мы ещё вернемся, а пока расскажем, что послужило формальным поводом к отправке посольства, по тем временам, в далёкую и загадочную Японию.

В 1786 году у Алеутского острова Амчит разбилось японское судно. Спаслось 6 японцев, которые рассказали, что их судно было унесено штормом в океан от Японских берегов и принесено к берегам острова Амчит и выброшено на прибрежные камни. Несчастных японцев в 1787 годы вывезли на одном из промысловых судов в Камчатку, а оттуда переправили в Иркутск.портрет В Иркутске в то время проживал знаменитый русский ученый профессор Эрик Густавович Лаксман. Швед по национальности, но родившийся в Финляндии и потому считавшимся подданным Ея Императорского Величества. Человек он был замечательный во всех отношениях, и большой патриот России. Не могу не упомянуть ещё одного великого шведа финского происхождения — Нильса Адольфа Эрика Норденшёльда.

В Иркутске Эрик Лаксман познакомился со старшим из спасенных японцев Кодаем, который узнав, что он едет в Петербург, уговорил взять его с собой. По дороге в столицу Кодай рассказал Лаксману, что спасённые японцы мечтают вернуться на родину. В Петербурге Эрик Лаксман предложил Императрице Екатерине под предлогом доставки спасенных японцев, отправить туда специальную экспедицию для установления отношений с Японией. Екатерине идея Эрика Лаксмана понравилась, и она подписала вышеупомянутый указ. В общих чертах, указ предписывал следующее:

1) Спасенных японцев отправить в их отечество.

2) Для плавания в Японию нанять частное судно или использовать одно из судов экспедиции капитана Биллингса, которая к моменту отправки экспедиции в Японию, должна была вернуться в Охотск.

3) Японцев требовалось отправить на казенный счет.

4) Руководителем экспедиции назначить одного из сыновей профессора Лаксмана.

5) Склонить кого-либо из купцов отправиться в Японию с товарами.

После получения указа в Иркутске, начальником экспедиции был назначен поручик Адам Лаксман, который немедленно убыл в Охотск для подготовки к отправке экспедиции. Хороших частных судов в Охотске не оказалось, да и откуда им там было взяться, если судостроение в Охотске было не развито, качественный лес для постройки судов отсутствовал и все имеющиеся суда были отправлены на промыслы на Камчатку, Алеуты и Аляску. Суда экспедиции Иосифа Биллингса к тому времени из экспедиции ещё не возвратились. Единственным подходящим судном оказалась бригантина «Святая Екатерина», построенная на верфи в Охотске корабельным мастером Козьминым и спущенная на воду 26 июня 1788 года. К сожалению облик и размеры бригантины не известны. Кроме изображения японского художника, который нарисовал бригантину «Св. Екатерина» во время ее пребывания в Японии. Однако мы попытаемся сделаем попытку установить хотя бы приблизительные размеры и парусное вооружение «Св. Екатерины». К счастью, сохранился перечень судов, построенных в Охотске с момента начала в нем судостроения. Первая бригантина «Архангел Михаил» (с тендерским парусным вооружением, то есть с косыми парусами) была построена в 1737 для Второй Камчатской экспедиции под наблюдением Мартына Шпанберга и была его флагманским судном в отряде, исследовавшем Курильские острова и Японию. С ним мы познакомимся чуть подробнее при рассказе о проливе Шпанберга, в котором помещен рисунок бригантины. Строителями бригантины были мастер Рогачев и ботовый мастер Козьмин. Бригантина имела длину между штевнями 60 футов (18,29 метра), длину по килю 53 фута (16,15 метра). К месту будет напомнить, что один фут равен 30,48 сантиметрам или 0,3048 метра. Парусное вооружение было по типу галиота с грот и бизань мачтами и состояло из следующих парусов: кливер, стаксель, фок, грот, топсель, брамсель и бизань.

После «Архангела Михаила» и до «Святой Екатерины» в Охотске были построены еще четыре бригантины: «Святая Елисавета» в 1760 г, «Св. Екатерина» в 1766 г (разбилась 24 октября 1766 г в 25 верстах от Большерецка), «Наталия» в 1774 г и «Надежда Благополучия» в 1779 г. Упомянутую бригантину «Наталья» строил тоже мастер Козьмин. А 29 мая 1787 года на воду был спущен галиот «Возобновленный Охотск», построенный мастером Козьминым. Надо полагать, что это один и тот же мастер построивший все три последние судна. Фамилия его также сходна с фамилией мастера построившего бригантину «Архангел Михаил», вполне возможно, что был его сыном. Мастера не любили часто менять проекты судов, так как любые изменения приводили к увеличению сроков строительства, поэтому можно предположить, что все построенные в Охотске бригантины были более или менее схожи между собой. Конечно имелись некоторые отличия, например, в парусном вооружении: на «Архангеле Михаиле» было тендерское вооружение, а у «Св. Екатерины» прямое с косым гротом и бизанем. Размеры надо полагать были схожие, так как мастер Козьмин построил и спустил на воду следующую бригантину «Константин и Елена» 21 мая 1791 года, и она имела размеры: длину 58 футов, а глубину 10 футов. Надо полагать, что и «Св. Екатерина» имела примерно такие же размерения, что в метрах составляет: длина 17,7 и глубина трюма, она же и высота корпуса – 3,5 метра. Ширина составляла приблизительно 5 метров. Для сравнения, судно «Паллас» при длине в 45 футов имело ширины 15 футов, а построенное в Охотске в 1789 году, судно «Слава России» при длине по гондек-палубе (батарейной палубе) – 80 футов 6 дюймов, имело ширины 23 фута и 8 дюймов. Будем считать, что приблизительные размеры бригантины мы установили и перейдем к её парусному вооружению. С ним ещё проще, так как имеется упомянутое японское изображение, а также в фондах Центрального военно-морского музея хранится судовой журнал бригантины «Святая Екатерина», в котором упоминаются паруса: кливер, топсель, брифок, грот и бизань. То есть парусное вооружение галиота с грот и бизань мачтами, которые мы и видим на японском рисунке. Мастер Козьмин построил в 1776 году галиот «Св. Георгий», а в 1787 году галиот «Возобновление Охотска», так что можно с большой долей вероятности предположить, что парусное вооружение всех упомянутых судов одного мастера было схожим. Да и зачем менять парусное вооружение судов одного и того же размера, если оно подобрано с учетом количества моряков на судне и условий плавания: ветров и качки.

Командование бригантиной «Святой Екатерина» было поручено штурману Григорию Ловцову. Команда состояла из подштурмана Василия Олесова, геодезистов Ивана Полномочного и Трапезникова, волонтера Коха, переводчика Туголукова, 20 матросов и 4 солдат. Если прибавить купца Шебалина с приказчиком и 3-х возвращающихся домой японцев, то тесновато получается было на бригантине, однако. Купец Шебалин был назначен купцами Григорием Ивановичем Шелиховым и его партнером курским купцом 1-й гильдии Иваном Илларионовичем Голиковым.

Итак, приготовившись к плаванию, бригантина оставила Охотск 13 сентября 1792 года и в соответствии с инструкцией профессора Эрика Лаксмана направилась к острову Матсмай или 22-му острову Курильской гряды. В наше время этот остров называется Хоккайдо. Сейчас он относится к Японии, а в то время относился к группе Курильских островов, и был населён коренными жителями – айнами.

Пройдя благополучно Охотское море, 6 октября бригантина прошла проливом между островами Итуруп и Кунашир и далее проследовала проливом между Кунаширом и островами Малой Курильской гряды к северному берегу острова Матсмай. 9 октября прибыли на рейд небольшой гавани Немуро и остались в ней на зимовку. Зиму команда провела в казармах на берегу, а 4 июня 1793 года бригантина покинула гавань Немуро и пошла в Хакодате, куда прибыла 4 июля. Оттуда Адам Лаксман отправился в город Матсмай для переговоров.

По результатам переговоров японские чиновники выдали Адаму Лаксману лист следующего содержания:

  • Хотя по японским законам и надлежит всех иностранцев, приходящих к японским берегам, кроме порта Нагасаки, брать в плен и держать вечно в неволе; но как русским сей закон был неизвестен, а притом они привезли спасшихся на их берегах японских подданных, то сей закон над ними теперь не исполнен, и позволяется им возвратиться в свое отечество, без всякого вреда, с тем, чтобы впредь к японским берегам, кроме Нагасаки, не приходить, и даже если опять японцам случится быть в России, то их не привозить; в противном случае, упомянутый закон будет иметь свое действие.
  • Японское правительство благодарит за доставление его подданных в отечество, но объявляет, что русские могут их оставить или взять с собой, ка им угодно, ибо японцы, по своим законам, не могут их взять силою, предполагая, что люди эти принадлежат тому государству, к которому они занесены судьбою, и где спасена жизнь их при кораблекрушении.
  • В переговоры о торговле японцы вступить нигде не могут, кроме одного порта Нагасаки, и потому теперь дают только Лаксману письменный вид, с которым один русский корабль может прийти в помянутый порт, где будут присланы японские чиновники, которые с русскими договорятся о сем предмете.

 

На этом экспедиция завершила свою миссию в Японии и 11 августа 1793 года покинула Хакодате и направилась в Охотск, куда благополучно прибыла 8 сентября. Императрица Екатерина осталась довольна результатами экспедиции, и все ее участники были щедро награждены.

Достоверно не известны причины, по которым вскорости, не была отправлена следующая экспедиция в Нагасаки, однако существует мнение, что без тайного враждебного влияния иностранных государств здесь не обошлось. Основаниями к тому могла послужить загадочная, скоропостижная смерть, Григория Шелихова, который скончался в Иркутске 20 июля 1795 года, и не менее загадочная скоропостижная смерть Эрика Лаксмана, который скончался на станции Древянская Тобольской губернии, 5 января 1796 года. Может быть это всего лишь случайное совпадение, но кто сейчас может точно сказать. Ведь Рязанов тоже скоропостижно скончался в Красноярске 17 февраля 1807 года, возвращаясь из Японии в столицу. Хотя и Лаксман и Рязанов могли запросто умереть от воспаления лёгких, так как путешествие по зимней Сибири в то время было неимоверно трудным, а до открытия Александром Флемингом пенициллина было еще более ста лет. После гибели Григория Ивановича Муловского в Эландском сражении, Екатерина охладела к делам на Дальнем Востоке и больше не возвращалась к вопросу отправки в Тихий океан масштабной русской экспедиции, по примеру подготовленной к отправке в 1787 году, однако отмененной из-за войны с Турцией. Одним словом, экспедиция не была отправлена вовремя и это потом негативно сказалось на посольстве Николая Петровича Резанова в Японию в 1804 году.

портретНам же осталось добавить, что как уже упоминалось, бригантина «Св. Екатерина» без происшествий совершила плавание из Охотска в Японию и обратно, через сравнительно слабо изученные воды южных Курил и в этом несомненная заслуга командира, штурмана Григория Ловцова. Его именем назван мыс на Северо-восточной оконечности острова Кунашир.

После успешного плавания в Японию, бригантина «Св. Екатерина» бороздила воды Охотского и Камчатского (Берингова) морей, пока 14 октября 1809 года не разбилась около Большерецка. Вот как об этом написал Александр Петрович Соколов в своей книге «Летопись крушений и пожаров судов Русскаго флота 1713 – 1853.»:

«…1809 г. Гальот Екатерина. Командир Штурман К. Петров. (Охотск. М.) Отправленный из Охотска в Петропавловскую гавань 24 сентября, с грузом провианта, разных вещей, и с пятью пассажирами, на пути сильно потек; и как ветер стоял противный, время наступало позднее, а команда изнурилась и многие захворали, то командир, 7 октября спустился в Большерецк. Входя в устье реки Большой, 14 октября, и уже миновав бар (по 10 ½ ф.) от внезапно-засвежавшего с NW ветра и лопнувшаго завоза, был прижат к мели, на которой 30 числа, мало по малу разрушаясь, совсем разбит. Люди и весь груз спасены. Командир был обвиняем: в ошибочности счисления; в «несделании с командою общаго совета,» по предмету изменения плавания; в непромерении фарватера (он ожидал лоцмана) и главное, что опоздал приливом для входа; но освобожден от штрафа, в уваженiе его прежней хорошей службы и рекомендации ближняго начальства.»

Пусть читателя не смущает, что выше написано «Гукор Екатерина», так как парусное вооружение было по типу гукора, как мы и описали выше. Более того, список всех судов построенных в Охотске имеется и это именно наша бригантина.

Одним словом, бригантина прослужила 20 лет, а это очень даже много. Не зря Василий Михайлович Головнин её именем назвал пролив, уж кто-кто, а он то знал истинную цену и кораблям, и людям.

Южно-Курильский пролив или Канал «Екатерины»

 

Между островом Кунашир и островом Шикотан (Чикотан) с островами Малой Курильской гряды. Василий Михайлович Головнин назвал этот достаточно протяженный пролив Каналом Екатерины в честь уже упоминаемого выше транспорта «Екатерина». Приведем дословную выдержку из книги Василия Михайловича Головнина «О плавании для описи Курильских островов в 1811 году»:

«…Въ 9 часу утра 30 Июня туман совсем прочистился, показалось солнце и луна, и открылись нам местами берега южной части острова Итурупа, северной стороны Кунашира и весь Чикотан; тогда мы стали держать в пролив между двумя последними (1), к южной стороне Кунашира, чтобы идти в гавань; мы думали, что перелом погоды сделался и ласкали себя надеждою иметь дни два или три хорошего ясного времени. По лунным расстояниям в полдень мы находились в долготе 147°. 07´. 20´´, а в широте по меридиональной высоте солнца 44 °13´; в сие время пик N горы Кунашира был от нас на NW 75° в глазомерном расстоянии 25 миль, по коему широта Пика будет 44°. 19´. 30´´, и какъ румб был близко параллели, то от ошибки в примерно положенном разстоянiи, в разности широты чувствительной погрешности произойти не может. Следовательно, если вперед не случится точнейшим образом определить широту сего пика, то вышеозначенная может быть довольно достаточною; крюйс-пеленгов же сделать тихий, непостоянный ветр нам не позволил.

(1) Пролив сей и другой между островами Итурупа и Кунашира, лежащий в одном с ним направлении, на прежних картах назван каналом Пико; но когда ему сие название дано было, тогда не знали, что Кунашир есть отделенной остров от Матсмая. Проливом же сим в 1793 году прежде Бротона проходил казенный наш транспорт Екатерина, с посольством в Японию; то на моей карте я рассудил назвать его каналом Екатерины.»

Изложенное выше описание из книги требует некоторых пояснений для современного читателя и тем более не моряка:

  1. Метод лунных расстояний использовался для определения долготы места наблюдателя. Он более точен, чем определение долготы по хронометрам, так как суточный ход хронометра может значительно измениться в любое время.
  2. Измеряя высоту солнца в момент верхней кульминации на меридиане наблюдателя определяли широту места наблюдателя. Верхняя кульминация солнца на меридиане наблюдателя происходит около полудня – в 12 часов дня.
  3. Расстояния до удаленных объектов определялись на глаз, поэтому и указано глазомерное расстояние до пика. Конечно, зная точную высоту удаленного объекта и измерив ее при помощи секстанта (В.М. Головнин писал именно «секстант»), можно вычислить расстояние до этого объекта. Но в том то и загвоздка, что первопроходцы не могли использовать данный способ, так как высоты объектов еще не были измерены.
  4. Способ крюйс-пеленга — это счислимо-обсервованный способ определения места судна по береговым ориентирам. Для его применения необходим, чтобы между первым и следующим измерением визуального пеленга на один и тот же ориентир, корабль прошел расстояние, при котором пеленг существенно изменится. А коли нет ветра, то значит корабль двигался очень медленно, а то и совсем лежал в дрейфе.
  5. Направление в море указывается в румбах, поэтому и говорится, что «…был от нас на NW 75°.»

 

<< пред.     Стр. 8     след. >>