Пролив Дианы

 

Находится между островами Кетой и Симушир. Название проливу дал Василий Михайлович Головнин в честь своего шлюпа «Диана», на котором он выполнял опись Курильских островов в 1811 году. Так как в честь шлюпа «Диана» и плававших на нем моряков названо больше всего проливов Курильской гряды, то приведём по возможности как можно больше данных об этом замечательном корабле.  Тем более, что это был первый корабль, построенный на русской верфи, русскими корабельными мастерами, который под командою и управлением русских моряков, совершил плавание через три океана, выдержал жестокие штормы и выполнил задачи которые на него были возложены. К сожалению, рисунков с оригинала шлюпа «Диана», не сохранилось, тем не менее сохранилось описание шлюпа.

парусник

Блестящее и наиболее полное описание шлюпа «Диана» оставил нам сам командир шлюпа, Капитан-лейтенант Василий Михайлович Головнин.  Оно сохранилось в его книге «Путешествiе Российского Императорского шлюпа Диана из Кронштадта в Камчатку, совершенное под начальством флота Лейтенанта (ныне Капитана 1-го ранга) Головнина в 1807, 1808 и 1809 годах». Оно и понятно, кто как не командир, знает свое корабль и может его описать.

Когда в 1806 году, было принято решение об отправлении корабля из Кронштадта в Охотск, то как это часто случается в нашей стране, выяснилось, что подходящего судна нет в наличии и приобрести его в русских портах, также не представляется возможным. Затруднение, однако разрешилось довольно неожиданно, после прибытия в Петербург вновь построенных транспортных судов с Олонецкой верфи, расположенной в Лодейном Поле, на реке Свирь.

Чья была инициатива осмотреть вновь построенные транспорты и оценить их пригодность для целей экспедиции, того история не сохранила. портретОднако хорошо известно, что по приказанию Морского Министра, адмирала Павла Васильевича Чичагова (сына адмирала Василия Яковлевича Чичагова), управляющий Исполнительной экспедицией Адмиралтейств-коллегии и Капитан Кронштадтского порта, контр-адмирал Алексей Ефимович Мясоедов и корабельные мастера Андрей Иванович Мелехов и Иван Васильевич Курепанов, осмотрели транспортные суда и сделали заключение, что после значительных исправлений они могут быть использованы для океанского плавания. Выбор был сделан в пользу транспорта «Диана».

Читатели помнят, что отец Павла Васильевича, Василий Яковлевич Чичагов, командовал Северной экспедицией, которая пыталась через Северный полюс пройти к проливу между Азией и Северной Америкой. Спрашивается, почему не сказать прямо к Берингову проливу? А дело в том, что в 1765 году пролив был еще безымянным, считается, что назвал его именем Витуса Беринга, великий английский мореплаватель Джеймс Кук, после своего плавания этим проливом в августе и сентябре 1778 года. По крайней мере, в 1779 году, во время плавания этим проливом, капитан Чарльз Клерк уже всегда употребляет название «Берингов пролив», тогда как в 1778 году они с Куком его вообще не упоминали, потому что похоже не были уверены в том, что Азия не соединяется с Америкой. Похоже, что изучение этого вопроса и было их основной целью исследований в тех краях. Ну да оставим их с миром, оба были великими мореплавателями, а Чарльз Клерк и покоится с миром в Петропавловске-Камчатском.

карта

Такая вот получилась преемственность у отца с сыном: один сам пытался пройти через Северный полюс из Атлантики в Тихий, а другой отправлял первый русский корабль в кругосветное плавание.

Шлюп был построен из соснового леса и скреплен металлическими болтами, и имел следующие размерения: длина по гондеку (надо полагать от слова gundeck – орудийная палуба) – 91 фут, длина по килю – 80 футов; ширина – 25 футов, глубина трюма – 12 футов. Один фут равен 30,48 сантиметра. Водоизмещение шлюпа составляло 300 английских тон. Так как первоначально строился как транспорт для перевозки леса, то его ширина к корме не сильно уменьшалась, и поэтому обводы кормы были значительно полнее, чем у военного корабля. Хотя это и вызывало некоторое уменьшение в скорости, однако было не так уж и плохо для плавания в океане.

Для выполнения работ, шлюп ввели в реку Пряжка. Работами по исправлению шлюпа руководил Андрей Иванович Мелехов. Непосредственно на шлюпе, наблюдали и руководили работами по его исправлению, корабельный мастер Иван Петрович Амосов и подмастерье Алексей Васильевич Зенков. Во время работ выяснилось, что объём исправлений потребуется значительно больший, чем предполагалось после освидетельствования. В результате, после завершения всех работ, шлюп можно было считать заново построенным. Рангоут шлюпа переделки не подвергался и остался первоначальным, как его спроектировал корабельный мастер Иван Васильевич Курепанов, по первоначальному проекту которого, транспорт и был построен на верфи в Лодейном Поле.

Шлюп был укомплектован тремя комплектами нижних парусов, то есть самых больших, марселей и штормовых стакселя. Всех остальных парусов имелось два комплекта. Так же было в запасе достаточное количество парусины для пошивки парусов взамен изношенных комплектов.

Для сообщения с берегом, заводки якорей, промера глубин, буксировки шлюпа и других потребностей, шлюп был снабжен десятивёсельным баркасом, шестивёсельной шлюпкой и двухвёсельным ялом.

Для постановки на якорь шлюп имел четыре якоря весом 46 пудов каждый. Пуд — это русская мера веса равная 16 килограмм. Для удержания шлюпа на якоре он был снабжен шестью пеньковыми канатами, толщиной 12 дюймов. Толщина пенькового каната, собственно, как и любого другого каната, изготовленного из растительных волокон, измеряется длиной окружности, таким образом, если принять дюйм равным 25,4 миллиметра, получается толщина каната 304,8 миллиметра или ровнёхонько 1 фут. В общем то довольно толстый канат. И тяжелый, особенно когда намокнет. В начале 80-х, работая во время плавательной практики матросом на сухогрузе, ох! и тяжело же было ручонками, из воды, вытаскивать намокшие пеньковые швартовые канаты. В наше время, пеньковые канаты, в качестве швартовых, на грузовых судах не используются. У некоторых читателей, не моряков, может возникнуть вопрос, а почему использовался канат? Ведь в романах пишут, что грохот якорных цепей пробуждал таинственных незнакомок в экзотических портах! Да, действительно романтично и поэтично в романах пишут, вот только – неправдоподобно. Якорные цепи начали использовать сравнительно недавно, после того как корпуса кораблей начали строить из стали и появились механизмы, позволяющие выбирать якорь-цепь на борт корабля. Дело в том, что якорь-цепь, в сравнении с канатом – неимоверно тяжела! И неимоверно дорога! Так что во времена парусного флота, применение якорной-цепи было не только технически невозможно, но и не целесообразно из финансовых соображений. Но не стоит отчаиваться! В каком-нибудь приморском городке, вы ещё можете пробудиться от сладкого сна под грохот якорных цепей наших учебных парусников: «Крузенштерн», «Седов», «Паллада», «Надежда», и «Мир». Да и парусник «Херсонес» тоже отремонтировали. Не так уж и мало их осталось!

Мы же тем временем, продолжим наше повествование о шлюпе «Диана».

парусникТак как транспорт переделали под военный шлюп, то его вооружили четырнадцатью медными шестифунтовыми пушками, четырьмя восьмифунтовыми каронадами и четырьмя трёхфунтовыми фальконетами. Не мало для такого корабля. Принимая во внимание, что вся команда состояла из военных моряков, не раз принимавших участие в морских сражениях, то это был вполне себе грозный корабль для своего класса и поставленных перед ним целей. Таким вот был шлюп «Диана» – построенный на русской верфи, русскими корабельными мастерами, по русскому проекту и таким образом, ставший первым русским кораблем, совершившим плавание из Кронштадта на Камчатку через три океана. Как пишет в своей книге Василий Михайлович: «… Путешествiе сiе было необыкновенное въ исторiи российского мореплаванiя, как по предмету своему, такъ и по чрезвычайно дальнему плаванiю; оно было первое въ Императорском флоте, и если смею сказать; то по моему мненiю и первое съ самаго начала Русскаго мореплаванiя. Правда, что два судна Американской компанiи совершили благополучно путешествiе кругом света прежде «Дианы» управлялись оне офицерами и нижними чинами Императорской морской службы; но сiи суда были куплены въ Англiи, въ построенiи же «Дианы» рука иностранца не участвовала; а потому, прямо говоря, «Диана» есть первое настоящее Русское судно, совершившее такое многотрудное и дальнее плаванiе.»

Как видим, Василий Михайлович очень гордился тем, что судно, построенное руками русских мастеров, совершило такое многотрудное плавание, выдержав все жестокие шторма и испытания.

Вот полный список офицеров и нижних чинов, отправившихся в плавание на борту шлюпа из Кронштадта 25 июля 1807 года:

Командир шлюпа: Лейтенант Василий Михайлович Головнин

Мичманы: Петр Иванович РикордФедор Федорович МурИлья Дмитриевич Рудаков

Лекарь: Богдан Бранд

Штурман: штурманский помощник 14-го класса Андрей Хлебников

Морского Кадетского Корпуса унтер-офицер: Дмитрий Картавцев

Морского Кадетского Корпуса гардемарины: Всеволод Петрович Якушкин и Никандр Иванович Филатов

Штурманский помощник унтер-офицерского чина: Василий Новицкий

Шкиперский помощник унтер-офицерского чина: Егор Ильин

Штурманский ученик: Василий Средний

Экономический ученик: Елизар Начапинской

Ученик лекарский: Владимир Скородумов

Писарь: Степан Савельев

Квартирмейстеры: Егор Савельев, Иван Большаков, Данило Лабутин

Матросы 1-й статьи: Матвей Черемухин, Венедикт Филатов, Алексей Ульянов, Севастьян Зенин, Спиридон Макаров, Федор Рожин, Петр Андреев, Семен Короткой, Семен Кутырев, Михайло Шкаев, Герасим Фомин, Иван Симионов, Тарас Васильев, Фадей Евсевьев, Андрей Седунов, Федор Харахардин, Петр Иванов, Елисей Бурцов, Иван Дулов.

Матросы 2-й статьи: Степан Мартемьянов, Сергей Савельев, Филип Романов, Филип Тимофеев, Никита Федоров, Григорий Васильев, Перфил Кирилов, Игнатий Александров.

Морской артиллерии: унтер-офицер Федор Папырин

Бомбардир: Иван Федоров

Канониры: Кондратий Болотов, Никифор Глебов, Тихон Терентьев

Плотник: Иван Савельев

Конопатчик: Иван Сучков

Парусник: Степан Мартемьянов

Купор: Арефий Щедрин

Кузнец: Федор Федоров

Слесарь: Дмитрий Раздобурдин

Крепостной человек Лейтенанта В.М. Головнина: Иван Григорьев

После вызволения Василия Михайловича с моряками из японского плена, шлюп «Диана», совершил свой последний переход, выдержав на последок, или вернее сказать, на прощание с океаном, самый жестокий шторм за все время своей славной морской службы и 3 ноября 1813 года прибыл на Камчатку в порт Петропавловск. Больше шлюп «Диана» в море не выходил. На зиму он был разоружен, а в следующем 1814 году, в виду ветхости, дальнейшее его использование по прямому назначению было признано небезопасным и в дальнейшем шлюп использовался в качестве блокшива – плавучего склада.


 

<< пред.     Стр. 7     след. >>

4+