Плавание российских эскадр в Северный океан в 1779 году — Балтийский Ллойд

Плавание российских эскадр в Северный океан в 1779 году

 

Ревельская эскадра

 

Командующий: контр-адмирал Степан Петрович Хметевский

Флагманский корабль «В я ч е с л а в»

 

Название 

корабля

Тип 

корабля

Число 

орудий

Звание 

командира

Командир 

корабля

«Вячеслав» Линейный

66

 Капитан 1-го ранга

Алексей Григорьевич Спиридов 
«Преслава» Линейный

66

Капитан 1-го ранга Амандус Борисович Берх
«Евстафий»  Фрегат

32

Капитан-лейтенант Николай Степанович Федоров
«Михаил» Фрегат

32

Генеральс-адъютант Григорий Иванович Муловский
«Страшный» Бомбардирский

14

Капитан-лейтенант Петр Петрович Клаверн 

 

Плавание эскадры

 

18 апреля. Корабли эскадры вытянулись из гавани Ревель и на рейде стали на якоря.

24 апреля. Бомбардирский корабль «С т р а ш н ы й» прибыл из Кронштадта и стал на якорь.

26 апреля. На эскадру прибыл командующий и на корабле «В е ч е с л а в» был поднят контр-адмиральский флаг.

28 апреля. Кораблям эскадры был проведен депутатский смотр.

29 апреля. Корабли эскадры снялись с якорей и пошли в море для плавания в Северный океан.

10 мая. Эскадра прошла мимо Копенгагена и на Гельсинорском рейде корабли стали на якоря.

16 мая. Корабли снялись с якорей и пошли на N в пролив Каттегат.

18 мая. Эскадра прошла мимо мыса Дернеус.

10 июня. Корабли эскадры подошли к норвежскому острову Суроу (Sørøya — Northern Sami: Sallan).

12 июня. Эскадра пришла на травез мыса Норд-кап и корабли разошлись по назначенным постам для наблюдения за проходящими кораблями.

1 июля. На острове Кильдюин был развернут госпиталь для лечения больных цингой моряков, коих на Ревельской эскадре было среди нижних чинов 145 человек и 10 умерло. Кроме того, на шлюпке с фрегата «№ 2» утонул мичман Петр Иванович Демор, подштурман, два квартирмейстера и семь матросов.

7 июля. У Кольского полуострова, напротив устья речки Танобе, Архангелогородская эскадра соединилась с Ревельской.

Архангелогородская эскадра

 

Командующий: капитан 1-го ранга Алексей Васильевич Мусин-Пушкин

Флагманский корабль «Х р а б р ы й»

 

Название 

корабля

Тип 

корабля

Число 

орудий

Звание 

командира

Командир 

корабля

«Храбрый» Линейный

66

 Капитан 1-го ранга Алексей Васильевич Мусин-Пушкин
«Святой Николай» Линейный

66

Капитан 2-го ранга Иван Тихонович Овцын
«№ 1»  Фрегат

32

Капитан-лейтенант Григорий Иванович Бухарин
«№ 2» Фрегат

32

Капитан-лейтенант Гавриил Кузмич Голенкин
«Кильдюин» Пинк

26

Капитан-лейтенант Андрей Маркович Бачманов

 

Плавание эскадры

 

30 мая. Корабли «Х р а б р ы й» и «Святой Николай» вытянулись из Лапоминской гавани и начали верповаться к бару (верп — это якорь, который гребные шлюпки перевозят вперед корабля на длину каната и отдают, затем на корабле якорный канат начинают выбирать кабестаном и по мере выбирания каната корабль движется вперед, затем якорь выбирают, шлюпки снова завозят его вперед и отдают. Таким способом корабль медленно движется вперед).

1 июня. Корабли прошли бар реки Северная Двина и стали на якоря на морском рейде.

9 июня. Из Лапоминской гавани через бар пришел фрегат «№ 1» и на морском рейде стал на якорь.

10 июня.  Из Лапоминской гавани через бар пришел фрегат «№ 2» и на морском рейде стал на якорь.

17 июня. Кораблям эскадры был дан депутатский смотр Главным командиром Архангельского порта, генерал-майором Лаврентием Ксаверьевичем Вакселем.

21 июня. Корабли снялись с якорей и пошли в море к мысу Норд-кап.

7 июля. Корабли Архангелогородской эскадры соединились с Ревельской и поступили под командование контр-адмирала С.П. Хметевского.

 

Плавание объединенной эскадры

 

По соединении эскадр, контр-адмирал С.П. Хметевский отрядил корабли в крейсерство в следующем порядке, на румбах, перпендикулярных к берегу Кольского полуострова:

Корабль «Х р а б р ы й» и фрегат «№ 2» у мыса Норд-кап.

Корабль «П р е с л а в а» и фрегат «№ 1» у Вардегоуса (в наше время норвежский Варде).

Корабль «В я ч е с л а в» и фрегат «М и х а и л» у Кильдюина.

Фрегат «Е в с т а ф и й» у мыса Святой Нос.

Кораблям надлежало крейсировать не теряя берегов из виду и при благоприятных ветрах подходить на видимость флагмана и сообщать о всем случившемся.

16 июля. Корабли «В е ч е с л а в» и «Святой Николай» подошли к острову Кильдюин и стали на якоря.

18 июля. Контр-адмирал С.П. Хметевский перенес свой флаг на корабль «Святой Николай».

24 июля. Корабль «Святой Николай» снялся с якоря и пошел в крейсерство.

28 июля. Корабль «В е ч е с л а в» снялся с якоря и пошел в крейсерство.

27 августа. Все корабли закончили крейсерство и соединились в эскадру.

29 августа. На корабле «В е ч е с л а в» от великого ветра и волнения раскачало на шканцах от черновых досок палубы верхние шкафуты на правой стороне на пол дюйма, на левой на три четверти дюйма, под камбузами котлами печи, из которых каменья подовые и сводные кирпичи несколько вывалились.

2 сентября. По данной от адмиралтейств-коллегии инструкции, сего числа эскадра завершила крейсерство у мыса Норд-кап и пошла на Балтику к своим портам.

21 сентября. Следуя на S и проходя мимо полуострова Штадландет при благополучном крепком NO ветре и великом волнении, на корабле «Х р а б р ы й» сломало грот и бизань мачты и фор-стеньгу, при этом погибли боцманмат, два квартирмейстера и 40 человек матросов. Командир эскадры отправил к кораблю пинк «К и л ь д ю и н» на помощь в случае надобности.

26 сентября. Корабль «Х р а б р ы й» зашёл для ремонта в норвежскую гавань Эквог, где он остался на зимовку.

4 октября. Эскадра, кроме кораблей «Х р а б р ы й» и пинка «К и л ь д ю и н», прибыла на рейд Копенгагена, где приступила к пополнению запасов пресной воды.

10 октября. С первым благополучным (попутным) ветром, корабли эскадры снялись с якорей и пошли на Балтику.

17 октября. Корабли эскадры, кроме корабля «В я ч е с л а в» стали на якоря на Кронштадтском рейде.

Из рапорта контр-адмирала Степана Петровича Хметевского президенту адмиралтейств-коллегии графу Ивану Григорьевичу Чернышеву следует, что за все время крейсерования у мыса Норд-кап и на всем пути до Белого моря и устья реки Северная Двина, каперов и арматоров никто на эскадре не видел и от проходящих коммерческих кораблей не слыхал.

Всего за время плавания на кораблях обеих эскадр погибло и умерло 277 человек и по прибытии кораблей в порты на них было 396 человек больных.

В те же самые дни, когда корабли российской эскадры, завершив крейсерование у мыса Норд-кап и к Норду от побережья Мурмана (название побережья Кольского полуострова в XVIII веке), начали свое многотрудное и горестное плавание на Зюйд вдоль Скандинавии, небольшая флотилия кораблей Континентального флота Североамериканских Штатов, под командованием бесстрашного командора Джона Пола Джонса, покинув гостеприимный французский порт Лориент, вышла из Бискайского залива, прошла в Атлантике к Весту от Ирландии и обогнув с Норда Шетландские острова пошла в Немецком море на Зюйд вдоль восточного побережья Британии, с намерением у входа в устье реки Хамбер (River Humber), перехватить большой конвой торговых кораблей, доставляющих из балтийских портов в Британию железо и корабельный лес. 

Командиры британских кораблей, охраняющих конвой, были осведомлены о появлении у Хамбера кораблей мятежных колоний, поэтому были готовы встретить их орудийными залпами  из корабельных 18-ти фунтовых орудий. 

Корабли Джона Пола Джонса встретились с конвоем у мыса Фламборо Хэд (Flamborough Head), находящимся в нескольких милях к Норду от устья реки Хамбер, вечером 23 сентября. Пяти вооруженным кораблям американцев со 122-мя орудиями, противостояли два британских с 64-ми.

Не смотря на двойное превосходство в артиллерии, британские моряки храбро сражались, что дало возможность всем 40 торговым кораблям конвоя скрыться в британских портах, более того они нанесли самому крупному американскому кораблю «Bonhomme Richard» такие повреждения, что к полудню следующего дня он затонул. К полуночи, британский фрегат «Serapis» получил значительные повреждения и утратил боеспособность, поэтому их командир, зная о том, что торговые корабли избежали опасности и понимая бессмысленность дальнейшего кровопролития, приказал прекратить бой.

В течение боя, длившегося несколько часов, потери убитыми с обеих сторон составили около 287 человек. 

Американцы потеряли свой самый мощный корабль, однако взяли в качестве приза, практически утративший боеспособность, британский фрегат «S e r a p i s», с которым подошли к голландскому острову Тексел, постояв у которого были вынуждены уйти, передав пленный фрегат французам.

Сравнение потерь двух британских кораблей, принявших неравный бой с американскими кораблями, с потерями российской эскадры, находящейся в крейсерстве у Норд-капа, можно было бы считать некорректным, однако если принять во внимание, что и те и другие выполняли одну и ту же задачу — охрану торговых кораблей от пиратов, то сравнение потерь на фоне выполненной, каждым отрядом задачи, кажется уместным.

Два британских корабля, один из которых был всего лишь переделан в боевой из купеческого корабля, смогли предотвратить разгром конвоя из 40 торговых кораблей, при этом потеряли один фрегат и около 117 человек личного состава, в свою очередь, утопив самый мощный из американских кораблей — 42-х пушечный «Bonhomme Richard» и нанеся остальным существенные повреждения, вынудившие американцев прекратить дальнейшие пиратские действия и уйти из Немецкого (Северного) моря, кроме того они потеряли около 170 человек убитыми.

Российская эскадра из четырех 66-ти пушечных кораблей, четырех 32-х пушечных фрегатов, одного бомбардирского корабля и одного пинка, не отконвоировала ни одного торгового корабля, не встретила ни одного пиратского корабля, при этом погибло и умерло от болезней 277 человек, а еще 396 человек были больны по приходу кораблей в порты. Кроме того, один новопостроенный 66-ти пушечный корабль получил столь значительные повреждения, что был вынужден зайти для ремонта в норвежскую гавань Эклог и остаться там на зимовку, также не дошел до Кронштадта 66-ти пушечный корабль «В е ч е с л а в», который из-за полученных повреждений и больной команды, остался на зимовку в Копенгагене. 

Плавание Ревельской эскадры контр-адмирала Степана Петровича Хметевского  для крейсерования в Северном океане, стало первым из последующих плаваний российских эскадр «вооруженного нейтралитета», которые по указу Екатерины II отправлялись в плавание из Кронштадта с 1780 по 1784 годы.