Моллер Антон Васильевич

 

«Общий Морской Список», Часть IV. Царствование Екатерины II. Стр 380 – 384:

 

портрет моллера антона васильевича

фонъ-Моллеръ, Отто, Антонъ Васильевичъ

 

Родился в Лифляндии 5 февраля 1764 г.

1775 г. августа 4. Поступил в морской корпус кадетом.

1778 г. мая 1. Произведен в гардемарины. Был в плавании в Балтийском море.

1779 г. На фрегате «Н а т а л і я» отправился из Кронштадта к берегам Англии, но после крушения фрегата у голландского острова Шхелинга, отправлен в Лондон для изучения морских наук.

1780 г. мая 1. Произведен в мичмана. Нa купеческом судне возвратился из Англии в Кронштадт.

1781 и 1782 г. На корабле «Не тронь меня», в эскадре контр-адмирала Якова Филипповича Сухотина, плавал от Кронштадта до Ливорно и обратно.

1782 г. декабря 31. Произведен в лейтенанты.

1783 г. Командирован в Каспийскую флотилию.

1783 – 1785 гг. Ежегодно плавал в Каспийском море на фрегате № 3.

1785 г. Командуя бомбардирским кораблем «М о з д о к ъ», плавал в том же море.

1786 г. Командуя ботом, находился у описи восточного берега Каспийского моря.

1787 – 1790 гг. Ежегодно находился в плавании, командуя тем же ботом.

1790 г. января 1. Произведен в Капитан-лейтенанты. Командуя фрегатом «К а в к а з ъ», перешел из Зинзили в Астрахань.

1791 г. Командуя тем же фрегатом и имея под начальством транспортное судно «У р а л ъ» и бот № 1, участвовал в военном действии при Баку, для вспоможения тамошнему владельцу Шихал-хану против взбунтовавшихся жителей города.

1792 г. Переведен из Астрахани в С.-Петербург.

1793 – 1795 гг. Ежегодно плавал в Балтийском море.

1795 и 1796 г. Командуя фрегатом «А р х и п е л а г ъ» в эскадре вице-адмирала Петра Ивановича Ханыкова, перешел из Кронштадта к английским берегам, где дважды назначался для конвоирования английских купеческих судов из Литта до р. Темзы, и русских транспортов из Ширнеса до Гельсинора.

1797 г. Командуя тем же фрегатом, крейсеровал в Немецком море у о. Текселя, откуда и возвратился в Кронштадт.

1798 г. Командуя фрегатом «Н а р в а», в эскадре вице-адмирала Михаила Кондратьевича Макарова, перешел из Кронштадта к берегам Англии, и крейсеровал в Немецком море.

1799 г. мая 1. Произведен в Капитаны 2 ранга. Командовал кораблем «М с т и с л а в ъ» у о. Текселя и за высаженный на неприятельский берег десант, награжден орденом св. Анны 2 степени. Участвовал при овладении англичанами голландским флотом, и в доставлении последнего к Ширнесу.

1800 г. Командуя тем же кораблем, возвратился из Англии в Кронштадт.

1801 г. Командуя кораблем «3ачатіе Св. Анны» крейсеровал в Балтийском море.

1802 г. Командовал тем же кораблем, в эскадре вице-адмирала Александра Лукича Симанского. За 18 морских кампаний награжден орденом св. Георгія 4 класса.

1803 г. января 9. Произведен в Капитаны 1 ранга. Определен первоприсутствующим в экспедиции поправления Ревельского порта.

1804 – 1809 гг. При нахождении в той же должности, объявлено дважды Монаршее благоволение за сохранение казенного интереса при исправлении строений и заготовок булыжного камня для военной гавани.

1808 г. мая 1, Произведен в капитан-командоры. Награжден орденом св. Анны 2 степени, украшенным бриллиантами. Имея брейд-вымпел на корабле «Зачатіе Св. Анны» плавал в Финском заливе, в эскадре адмирала Петра Ивановича Ханыкова.

1809 г. января 7. Произведен в Контр-адмиралы.

1810 г. февраля 17. Определен в директоры кронштадтского порта и штурманского училища и избран почетным членом Государственного адмиралтейского департамента. Командовал эскадрой на кронштадтском рейде. «За эволюцию» на гребном флоте, в присутствии Государя Императора, получил Монаршее благоволение и бриллиантовый перстень с вензелем Его Величества.

1811 г. Командовал легкой эскадрой между Кронштадтом и Петербургом. За произведенным маневры получил особенное Высочайшее благоволение.

1812 г. Командуя гребным флотом, перешел от Кронштадта чрез Роченсальм и Свеаборг в Ригу. Сентября 17. Овладел неприятельской батареей, после чего преследуя неприятеля до Митавы, овладел этим городом, за что был награжден орденом Св. Анны 1 степени.

1813 г. Командирован в Архангельск. Командуя эскадрой из 4 -х кораблей, перешел из Архангельска в Ревель. По прибытии берегом из Ревеля в Кронштадт, вступил в отправление прежних должностей.

1814 и 1815 г. Находился по Высочайшему повелению в Ревеле, начальствуя экспедицией поправления Ревельского порта, для окончания строящейся при нем новой военной гавани.

1816 г. Командовал легкой эскадрой, плававшей между Кронштадтом и Петербургом. За деятельность и успехи по постройке ревельской гавани награжден бриллиантовыми знаками на орден св. Анны 1 ст. Пожалованы в Лифляндской губернии мызы Клавекальн и Вилькет на 12 лет, без платежа арендных денег.

1817 г. Командуя эскадрой из 6-ти кораблей, перевозил десантные войска из Ревеля в Выборг, после чего, командуя эскадрой из 5-ти кораблей и 3-х фрегатов, перешел из Ревеля к Кадиксу. По сдаче эскадры купившему ее испанскому правительству возвратился в Кронштадт. Награжден от испанского короля орденом Карла III большого креста.

1818 г. августа 6. За плавание в Кадикс награжден орденом св. Владиміра 2 степени.

1818 – 1821 гг. Находился в Ревеле, управляя экспедицией по устройству Ревельского порта и гавани.

1821 г. ноября 25. Назначен в должность начальника морского штаба Его Императорского Величества, с управлением и морским министерством.

1822 г. января 30. Назначен присутствовать в комитете министров и в Государственном совете.

1823 г. декабря 12. Произведен в вице-адмиралы, с оставлением в прежних должностях.

1824 г. декабря 12. Награжден орденом св. Александра Невского. Пожалованы в Курляндской губернии мызы Нейберфрит, Ислиц и Катериненгоф на 12 лет с платежом арендных денег.

1826 г. января 1. Награжден орденом св. Владиміра 1 ст. «за неусыпные труды, понесенные при восстановлении кронштадтского порта, которым Мы была личные свидетели».

1828 г. января 1. Назначен морским министром.

1829 г. января 1. Произведена в Адмиралы.

1832 г. ноября 8. Награжден бриллиантовыми знаками ордена св. Александра Невского.

1834 г. Награжден бриллиантовым перстнем с портретом Государя Императора.

1836 г. февраля 5. Уволен от должности морского министра, с оставлением членом Государственного совета и с сохранением получаемого до того содержания.

1848 г. октября 5. Скончался.


Характеристика А.В. Моллера

Отрывок из книги «О состоянии Российского флота в 1824 году. Сочинение мичмана Мореходова» С рукописи, найденной в неполном виде в бумагах Вице-адмирала Василия Михайловича Головнина.

 

«Наконец свершилось. Морским силам России нанесен был последний удар. Из всего русского флота был избран в должность морского министра, с той же властью, но с другим значением, человек менее всех годный для сего важного поста (контр-адмирал Александр Васильевич Моллер).

Сей несчастливец, возведенный судьбой из ничтожества на степень государственного человека и в тоже время осужденный быть его орудием для расстройства российской морской силы, имел еще столько благородства и чистосердечия, что сам откровенно признавался в своих неспособностях и готов был пользоваться советами людей, более его благоразумных и более сведущих. Он уже и приступил было к добрым делам, но судьба послала ему советника и наставника в неизмеримой степени подлого и лживого. Злодей сей, сделавшись, посредством хитрости и коварства, оракулом слабоумного, впрочем, к добру расположенного родственника своего, истребил  в нем даже следы добродетели и преподал наставления, достойные дьявольского изобретения, которые он не стыдился ему проповедовать даже в присутствии людей посторонних. Злодейские его догматы, подкрепленные доказательствами, на событиях основанными, сильно подействовали на душу празднолюбца, проведшего всю жизнь свою за бостоном с трубкой табаку. Например, ему было внушено: ты беден и имеешь многочисленное семейство; заслуги умерших скоро забываются; живые только могут много для себя выпросить и много получить; не теряй случая пользоваться; льсти благоразумными советами, неприятными докладами не досаждай; если можно, то никому из своих подчиненных, кроме родни, наград не проси; напротив того, для самомалейшей казенной выгоды их тесни и выказывай при всяком случае их неисправность и упущения, а свое собственное бескорыстие и усердие своими собственными представлениями (1); не страшись жалоб подчиненных твоих, их к тебе же пришлют на рассмотрение и по твоему же собственному суду и совету поступят с ними (2); не думай, чтоб сибирский генерал-губернатор (3) был наказан за притеснения края, ему вверенного; нет, когда бы в десять раз более он его теснил и злодействовал, то и тогда могущество его не поколебалось бы, если бы он не поссорился с тремя сильными министрами, а потому ты должен льстить и угождать каждому, не только министрам и близким ко двору людям, но даже самым последним царедворцам (4), по их просьбам делай все, даже явные и безбожные злодеяния.

Чтобы подчиненные твои тебе не докучали своими просьбами, ни в чем им не отказывай на словах и ничего для них не делай, что может не понравиться высшим над тобой.

Так вели себя царедворцы мудрой Екатерины и других великих Государей. В сей последней лжи не мудрено было уверить человека, всю жизнь свою никакими значащими делами не занимавшегося.

Сей человек, следуя адским внушениям родственника своего, сделался нечувствительным, ложным и неблагодарным; и сверх того принял злодейское правило, в сомнительных случаях, когда мог он подпасть ответственности или денежному взысканию, давать двусмысленные решения и по большей части столь бестолковые и нескладные, что оные возбуждали смех в самых непроницательных головах.

Другим правилом, не менее первого гнусным, поставил он себе: не давать никакого отзыва на такие представления, когда предмет оных заключал в себе очевидную государственную пользу и не мог быть ни законно, ни благовидно отвергнут; но ему по каким-нибудь причинам не нравился или не соответствовал личным его выгодам (5). И все сие делает он нагло и бесстыдно, что когда его уличают в таких низких увертках, то смеется со значащими ужимками, чрез кои как бы хотел изъяснить, что он большой политик и знает что делает. Только один раз покраснел он и пришел в замешательство, когда генерал-интендант (Г.) (6), воспользовавшись случайно предметом общего разговора, заметил, что для составления бессмысленных ответов, потребно сочинителю оных иметь необыкновенный ум и совершенное знание своего предмета; мало того, чтоб с первого взгляда не приметили двусмыслия, но чтобы дотоле не было оно открыто, доколе не понадобится строго толковать смысл речи; а сие весьма трудно и не во всяком случае можно это сделать. Если же начальник, лукавя против своих подчиненных, хочет свою вину и нерешимость возложить на их ответственность  двусмысленными отзывами, то не только ненависть, но и самое презрение возбуждает к себе даже в посторонних людях; и когда ошибки его будут обсуживаемы правительством, то честное и прямое дело всегда заслужит жалость и снисхождение; а подлые, бесчестные уловки возбудят смех и строгость; ибо правительство в таком человеке тотчас откроет соединенные черты плута и дурака; даже невинные дети терпят иногда за бездельничество родителей своих по пословице, что яблоко от яблони никогда далеко не падает.


(1) Сим уроком понятный ученик весьма скоро воспользовался и в короткое время получил чин и богатую ренту.

(2) Он тотчас испытал справедливость сего догмата, ибо одним изветом своим отставил значащего чиновника (д. с. с И. Г. Ж. – Действительного статского советника И  Г  Ж), который, по представлению прежнего министра, получил чин, два ордена и столовые деньги.

(3) Т. Сов. И. Б. Пестель – Тайный советник Иван Борисович Пестель).

(4) Сего правила он строго держится даже до очевидной подлости, например, в 1823 и 1824 г. Велел формальным предложением коллегии мужу и отцу кормилицы из дома, без очереди и без жеребья, как бы следовало по закону, отвести две лучшие тони на невском фарватере. По письму генерал-лейтенанта Куруты произвел из помощников в корабельные мастера человека, который, во всю жизнь, кроме шлюпок ничего не строил, к чрезвычайной обиде старших его подмастерьев. По просьбе государева камердинера хотел принять к адмиралтейству в кузнечные подмастерья человека старого, хворого и пьяного, и принял бы, если бы генерал-интендант не воспротивился.

(5) Как то и случилось в деле о поселении санкт-петербургских лоцманов на Канонерском острову, где они имели уже жилище, но от пожара лишились; Исполнительная Экспедиция, представляя о необходимости поселить их опять на том же месте, показала пользу сего поселения и вывела законность оного, Адмиралтейская Коллегия мнение экспедиции совершенно одобрила и утвердила, но он, не внося оное дело в комитет министров, замолчал без внимания. Для чего же? Для того, что Канонерский остров был превращен им в хутор, на котором госпожа начальница штаба держала коров, овец, гусей и т.п. и оттуда торговала она по городу молоком, сливками, маслом и сыром.

(6) Генерал-интендант Василий Михайлович Головнин.


 

0