Ламантины Командорских островов

 

Освоение и исследование восточных окраин России и обширных территорий в Русской Америке, требовало от первых русских моряков-первопроходцев неимоверных усилий.

Все экспедиции, начиная с первой, отправленной по указу Великого Петра в 1714 г для строительства первого мореходного судна на побережье Ламского (ныне Охотского) моря под командой штурмана Никифора Павловича Трески и Козьмы Соколова, позднее экспедиция геодезистов Федора Федоровича Лужина и Ивана Михайловича Евреинова в 1719 г, обе Камчатские экспедиции Беринга и Алексея Ильича Чирикова в 1725-1730 гг и в 1733-1743 гг,  экспедиция Петра Кузьмича Креницына и Михаила Дмитриевича Левашова в 1764-1770 гг, затем экспедиция И.И. Биллингса и Гавриила Андреевича Сарычева в 1785-1793 гг, и экспедиция в Японию Адама Лаксмана и штурмана Василия Ловцова в 1791-1793 гг, должны были пересечь всю Сибирь и доставить в Охотск все необходимые для строительства и оснащения судов инструменты и материалы, а так же запасы продовольствия. Принимая во внимание весьма ограниченные возможности транспортной системы Сибири или как в наше время модно выражаться – логистику, запасов продовольствия, которые бы полностью покрывали нужды экспедиций, моряки естественно доставить не могли, поэтому использование местных источников пропитания считалось вполне естественным, обоснованным и даже жизненно необходимым.

Очевидно, что охота и рыбная ловля требуют знаний и навыков и даже опытные охотники затрачивают довольно много времени, чтобы выследить и добыть дичь или рыбу, а у моряков, кроме добывания пропитания, основных дел было более, чем предостаточно.

Прибыв в Охотск после более, чем полугодового путешествия, которое особенно трудное на последнем участке от Якутска до Охотска, они должны были построить для себя жилье из леса, который необходимо было срубить в лесу и доставить к месту строительства, после этого, найти в лесу, пригодные для строительства кораблей деревья, свалить их, обрубить ветки, распилить на бревна, доставить их к месту строительства корабля, ошкурить и распилить на доски и брусья нужного размера и длины. Затем из подготовленного материала сами же и построить корабли, а когда они будут готовы спустить из на воду, установить на них, изготовленные, опять же самими моряками мачты и реи. Затем оснастить корабли такелажем и парусами, которые они же и доставили. Ко всему прочему, абсолютно все металлические изделия они также доставляли сами, а якоря для кораблей, в виду их большой тяжести, доставляли распиленными на части и поэтому, прежде чем оснастить ими корабли, требовалось их соединить между собой методом ковки, так как сварки тогда не существовало. И все это делалось своими руками, на краю света, подручными средствами. Нет, определенно все они вызывают восхищение и их подвиги потомки просто обязаны помнить, почитать и передавать потомкам.

Затем, когда корабли совсем уже были готовы к плаванию, на них грузили все необходимые для плавания запасы продовольствия и воды, причем бочки для неё необходимо было сделать самим, а также дрова, которые необходимы для приготовления пищи, кипячения воды и согревания людей от холода.

Таким образом ещё до начала главной цели экспедиции – плавания в море, моряки должны были проделать колоссальную работу, как по объёму, так и по затратам физических сил, при этом ведь они должны были строить корабли из только что срубленного и поэтому сырого леса, а строить надо было как можно прочнее и надежнее, потому что самим же и предстояло на них плыть к неведомым берегам по не исследованным и крайне суровым морям.

Очевидно, что за время строительства кораблей и приготовления к плаванию, запасы продовольствия, привезенного с собой из матёрой России, значительно уменьшались и в плавании моряки рассчитывали в основном на то, что могли заготовить в Охотске или на Камчатке, а затем на то, что добудут на Алеутских островах и на берегах Русских владений в Северной Америке.

Разумеется, что всё сказанное о преодолеваемых моряками трудностях, также относится и к русским промышленникам-передовщикам, которые после второй Камчатской экспедиции устремились во вновь открытые земли на промысел всевозможного пушного и морского зверья, а им, лишенным поддержки государственных чиновников, было даже ещё труднее, причем значительно труднее.

При этом необходимо принимать во внимание и то, что даже среди морских офицеров было не так уж и много образованных людей или людей которые, как например, разжалованный из лейтенантов в матросы, отважный умница Дмитрий Леонтьевич Овцын, готовы были ценой своей жизни радеть о государевых интересах и защищать государственную собственность, даже не все кондовые русские офицеры были способны на это, ну а уж об иностранных наёмниках, коих было в этих экспедициях не мало, а может быть и около половины, и говорить нечего, поэтому их понятия о рациональном использовании животных ресурсов, ограничивались простым понятием, что много пищи не бывает и поэтому заготавливали столько, сколько физически могли, а не столько, сколько было необходимо по результатам каких-то там мудреных норм потребления продуктов исходя из их калорийности.

Принимая во внимание все сказанное выше, стоит ли удивляться тому, что измученные и полуживые моряки, высадившиеся в первых числах ноября 1741 года с поврежденного бота «Св. Пётр», на необитаемый остров, который в последствии будет назван именем Беринга, чтобы не умереть от голода в течении зимы, убивали всех подряд животных, какие только обитали на его побережье или вблизи от оного, в том числе и млекопитающее из рода ламантинов, которое позднее было названо в честь, составившего её описание, натуралиста экспедиции Георга Вильгельма Стеллера – Стеллеровой коровой. Сам Стеллер, который их не только видел, но и руками трогал, и измерял и, надо полагать потрошил, причем не только в гастрономических, но и в научных целях, считал, что это ламантины, однако значительно позднее, ученые, которые этих уже исчезнувших животных в глаза не видели, а только читали описание Стеллера, да вертели в руках иссохшиеся кости, почему-то причислили их к дюгоням. Мне больше по душе название ламантин, поэтому и статья называется соответственно.

Данное млекопитающее имело большие размеры, питалось исключительно морскими водорослями, которые в большом количестве росли у побережья острова, имело вкусное мясо, было совсем не пугливо к людям и поэтому стало сравнительно лёгкой добычей зимующих моряков. Однако за время зимовки, по сведениям Свена Вакселя, которые он приводит в своей книге  с весьма витиеватым названием «Извлечение из моего журнала, а также из журналов других офицеров, которые мы вели во время Камчатской экспедиции, отправленной из Санкт-Петербурга в 1733 году», моряки добыли всего несколько молодых особей. Стеллер сам измерял размеры добытых животных и по его данным отдельные особи достигали в длину 7,5 метров и весили более 4 (четырёх) тонн. Очевидно, что даже от нескольких особей моряки получили достаточно большое количество вкусного мяса и жира, которые во многом способствовали тому, что больше половины из них пережили трудную зиму.

Вне всяких сомнений, несколько добытых особей, добытых умирающими от голода моряками, не могли хоть как-то подорвать популяцию, обитающего у острова стада ламантинов.

Как хорошо известно, вскоре после получения известия об открытии Алеутских островов и русских владений на берегах Северной Америки, туда устремились русские промышленники для промысла всякого морского пушного зверья. Некоторые из этих артелей по несколько лет зимовали на острове Беринга и в качестве основного источника пищи использовали мясо, добытых ими ламантинов – Стеллеровых коров.

Считается, что уже к концу 60-х годов XVIII века, ранее обитавшие у острова Беринга ламантины полностью были истреблены и исчезли. На момент появления моряков бота «Св. Пётр» на острове Беринга, общее поголовье ламантинов, обитавших на нём и на острове Медном, составляло приблизительно 2500 особей. Таким образом в результате охоты на них, они полностью исчезли за 27 лет.

Разумеется, что в их исчезновении обвиняют русских промышленников, которые, якобы хищнически их истребляли и вот, если бы они на них охотились цивилизованно, то ламантины сохранились бы до тех времен, когда пронизанные гуманизмом и любовью к живой природе люди, взяли бы их под свою защиту, создали бы для них заповедники и тем самым спасли бы их от исчезновения.

Все эти, «если бы, да кабы», в действительности плод человеческой фантазии в чистом виде и попытка желаемое выдавать за некую возможную действительность. Только вот эти люди рассуждают с точки зрения современных позиций гуманизма и забывают, что более чем 250 лет назад, люди, находящиеся на краю света и для которых каждый день мог стать последним днём их ничего не стоящей жизни, думали разумеется совсем иначе, и собственно правильно делали, потому что они мыслили, пусть и на первый взгляд жестокими, но реалиями тех дней, а не глупыми фантазиями. Ну да таких фантазеров, на край света, в многотрудные и опаснейшие экспедиции, которые без жеманства можно считать по большому счету, путешествием в один конец, никому и в голову бы не пришло. Нет, что не говори, а в прежние времена люди были значительно практичнее и рассудительнее. Для них, вопрос стоял значительно проще: добыл – съел – выжил. Да и понятиями мирового масштаба они не заморачивались, а даже если бы и хотели, то всё равно не имели бы представления, что ламантины на двух островах, являются последними представителями на всём Восточном (ныне Тихом) океане.

Таким образом, обвинять неграмотных мужиков в том, что они, такие-сякие, уничтожили ламантинов не справедливо, не обоснованно и глупо.

Ведь прежде, чем обвинять промышленников, необходимо задать вопрос, а почему к моменту их обнаружения в ноябре 1741 года, на всём бескрайнем пространстве Тихого океана, они обитали только на Командорских островах. Совершенно с вами согласен, да потому, что на берегах полуострова Камчатка, Курильских островах, в Японии, на Алеутских островах и побережье Аляски и Северной Калифорнии, данный вид ламантинов был истреблён населявшими их народами, очень задолго, вернее всего за столетия, до выхода русских на восточные берега Сибири. А вот Командорские острова были не только необитаемыми, но и не посещаемыми, поэтому ламантины – Стеллеровы коровы, там только и сохранились.

Разумеется, что в наше время у берегов Индонезии и других стран Юго-Восточной Азии, в Индийском океане, на Амазонке и Ориноко, а также у берегов Гвинейского залива в Африке и во Флориде, водятся дюгони и ламантины и возникает вопрос, что ведь в этих то районах их не истребили же. Правильно, не истребили, потому что были другие, более легкие по добыванию, источники пищи, а в противном случае их тоже всех схарчили бы, причем давным-давно.

И во Флориде, местные ламантины давно бы уже исчезли, если бы их так трепетно не оберегали и о них не заботились.

Так что участь ламантинов на Командорских островах была предрешена задолго до их обнаружения русскими моряками и в их исчезновении, русские промышленники виноваты не больше, чем другие народы, обитающие по берегам северной части Тихого океана и давно истребившие ламантинов и дюгоней у своих берегов.

Благодаря труду многих неравнодушных людей в штате Флорида у нас имеется потрясающая возможность испытать неподдельное восхищение, когда, сидя в ресторанчике на берегу речушки Майами-ривер, прямо в центре великолепного Майами, вдруг увидеть, как из воды высовывается симпатичная мордашка местного ламантина и его огромная туша, не спеша проплывает мимо. Причем восхищение испытываешь не только от вида самого животного, но и от уважения к людям, которые сохранили эти милые существа и продолжают их всячески оберегать и защищать.

На Майами-ривер нельзя работать винтами , заходящим в неё судам, поэтому наш контейнеровоз всегда останавливал главный двигатель при подходе с моря к устью реки, где его с носа и кормы брали на буксир и тащили вверх по речке за все 11 мостов, к причалу, находящемуся почти у самого аэропорта Майами, а потом, после грузовых операций буксировали вниз по реке к морю, только теперь уже кормой вперёд, потому что ширина реки не позволяет развернуть судно носом на выход.

На берегах Майами-ривер прямо в городе Майами можно увидеть не только ламантинов, которых американцы называют манати manatee), но и плавучих черепах и греющихся на солнцепёке, разноцветных игуан. Ну а для любителей экстрима, в находящихся поблизости болотах полно крокодилов, их общее поголовье, в «апельсиновом» штате Флорида, превысило один миллион особей, причем длина некоторых более шести метров. Каждый год крокодилы убивают около 10 человек, однако даже несмотря на это, охота на них запрещена. Получается, что и в мегаполисах с их хайтеками могут вполне себе мирно сосуществовать различные живые существа, причем как разумные, так и неразумные.

До тех пор, пока не доказано иное, общепризнанным считается мнение, что человек является частью природы, то есть  он создан самой природой и значит он изначально приспособлен сосуществовать в гармонии с окружающим его растительным и животным миром, надо только вспомнить об этом и прилагать для такого гармоничного сосуществования некоторые усилия.


Автор В.Н. Филимонов

3+