Пользуясь временем, в которое исправлялись наши шлюпы, мы осматривали рио-жанейрский музеум, который был открыт для всех по четвергам от 10 ч. утра до 2-х пополудни. Он заключал в себе великое множество бразильских камней и руд, разных птиц и других предметов, которых многочисленность и достоинство обещали, что сие заведение сделается со временем весьма богатым и примечательным, ибо хотя оное было только внове, но попечения, которые прилагались о нем, были верной в сем порукой. Принцесса сама была страстно предана собиранию редкостей, особенно раковин; первый же министр Бразилии сам весьма много занимался натуральной историей.

Король, отправляясь из Рио-Жанейро в Португалию, поручил управление Бразилией своему сыну Дон Педро, умевшему приобрести в высочайшей степени уважение и преданность бразильского народа, желавшего единодушно видеть его своим государем и ненавидевшего правления кортесов в Португалии, от которой он совершенно отложился. Бразильцы выгнали от себя всех чиновников, кон были настоящие португальцы и заменили их своими собственными. Незадолго перед нами были присланы в Бразилию из Португалии войска для усмирения тамошних жителей, но инфант Дон Педро отправил их обратно в отечество и завел войско из природных бразильцев, которым делал частые смотры и экзерциции. Одним словом, все предвещало, что Бразилия сделается в скором времени самостоятельным государством, что теперь и исполнилось.

Оставаясь в Рио-Жанейро в продолжение всей страстной и святой недели, мы были свидетелями того блеска и великолепия, с какими производились в церквах служба, крестные ходы и разные процессии. Но все удовольствия, которые мы имели в сем порте, были сопряжены с чувствительными неприятностями. Несмотря, что команды обоих шлюпов получали свежую пищу и хорошее вино и что о сохранении их прилагались всевозможные попечения, служители наши часто хворали слабительными болезнями, лихорадками и даже горячками, так что на нашем шлюпе число больных доходило до 15. Работы у нас продолжались обыкновенно с утра до 11 часов пред полуднем и после обеда от 2 до 6, следовательно, они не были изнурительны, времени для отдыха оставалось довольно, и в часы оного люди оставались под тентом. Наш шлюп потерял, по счастью, только одного матроса 1-й статьи Марка Рыболовлева, умершего от гнилой горячки. К чести ваших медиков, должно сказать, что они не щадили никаких трудов для отвращения болезней и даже почти безотлучно жили на корабле «Васко да Гама»; но все их старания оставались тщетными, и число больных было велико. Бразильский доктор Наваретто рассказывал, что господствующие в Рио-Жанейро болезни суть горячки и поносы, чему причиной климат сего места, так сказать, удручающий тело. В окрестностях сего города находятся болота, производящие такое множество испарений, что на горах всегда видны облака. При штилях же жары бывают несносны и тяготительны в такой степени, что и самый здоровый человек кажется от них как бы расслабленным.

Шлюп «Открытие» имел несчастье лишиться одного из своих офицеров — мичмана Галла, офицера молодого, здорового и подававшего о себе самые лестные надежды. Все пособия врачей сохранить ему жизнь остались бесплодны, и он сам заплатил собой дань рио-жанейрскому климату.


<< пред     Стр. 7    след >>

0