27-го вечером при большом тумане разошелся с нами «Открытие», но поутру опять соединился, после чего оба шлюпа, имея плавание при переменной погоде, большей частью дождливой, причем нередко находили шквалы, сопровождаемые громом и молнией, уже не разлучались до самого Рио-Жанейро.

Пополудни, 9 марта, телеграфом с шлюпа «Открытие» велено нам было, выключив сутки времени, приобретенные долготой, которую мы до сего числа считали от Гринвича, к востоку, принять западную, которая посему оказалась 43°2’50”. 11-го в 1 ч. пополудни при тихом юго-западном ветре вступили в южный тропик, в долготе 42°32’W, в 5½ ч. вечера увидели на северо-северо-запад бразильский берег, а через час пополуночи находились близ острова Раццо, где теперь строился каменный маяк, отчего вход в Рио-Жанейро и выход из сего порта делались еще лучше. В полдень мы приметили, что нас сносило течением к северо-западу, но вскоре ветер, обратившийся из западного в западо-юго-западный позволил нам итти прямо в Рио- Жанейро, куда мы, поворотив на другой галс, пришли благополучно, положив якорь на глубине 10 сажен, близ того места, где мы стояли прежде.

Мы зашли в Рио-Жанейро для запасения недостававшего у нас количества сухарей, круп и рому. Кроме сего, медная обшивка нашего шлюпа в некоторых местах совершенно истерлась, от долгого плавания изорвались паруса и ослабел такелаж, который надлежало весь снять, ибо на фор- и грот-мачтах сгнили все четыре ланга — салинга. По сему случаю Васильев выпросил у местного начальства позволения поместить команды своих судов на один из старых кораблей, бывший в порте, в ожидании, когда оные выкрасятся и починятся.

Для обсерватории отвели нам на острове Кобрас круглый бастион, что было для нас весьма удобно, ибо поблизости оного, на берегу, находился пустой дом, который мы и наняли. 13-го, около полудня, шлюпы перешли еще ближе к городу за остров Кобрас, откуда сообщение наше с берегом было гораздо ближе. Корабль же, отведенный для нас и называвшийся «Васко да Гама», был поставлен подле оных. По приходе на сие место «Открытие» салютовал крепости 21 выстрелом, на которые в ответ получил равное число. На рейде стояли: французская эскадра, назначенная для описи американского берега и состоявшая из двух фрегатов, корвета и брига под командой капитана, имевшего свой брейд-вымпел на 60-пушечном фрегате «Amazon»; английский фрегат «Аврора» под начальством капитана Прескота, принадлежащий к эскадре командора Гарди, который сам вскоре пришел сюда, и еще разных наций купеческие суда, которых множество доказывало цветущее состояние торговли сего места.

Между тем, как мы исправлялись починками и запасались при содействии нашего вице-консула Кельхена разной провизией, пришел в Рио-Жанейро голландский шлюп, шедший из Текселя в Батавию и посетивший сей порт по необходимости переменить грот-мачту, в которой оказалась гнилость, что продолжилось полтора месяца! 60-пушечиый французский фрегат, о котором сказано выше, отличался красивой постройкой и скорым ходом, а на английском мы видели нового изобретения шпиль, или лучше два шпиля, соединенные вместе, но устроенные таким образом, что верхний и нижний из них могли действовать вместе и каждый особенно, даже в разные стороны. Кроме сего, при шпиле сем находилась машина, увеличивавшая силу людей, действовавших оным, вчетверо. Оба сии фрегата имели также и круглые кормы.


<< пред     Стр. 6     след >>

0