18-го декабря мы были в совершенной готовности вступить под паруса, но как ветер дул от востоко-северо-востока, то мы не иначе могли выйти из гавани, как по завозу, что и сделали. Тянувшись, шлюп наш коснулся носом мели, но сошел с оной благополучно. Между тем ветер перешел к северо-востоку, мы, поставя паруса, вышли из гавани и для поджидания «Открытия» легли в дрейф, подняв гребные суда. В 3 ч. вышел и оный и, изготовясь совершенно к плаванию, показал нам курс на юго-юго-запад. За отшедший пункт приняли мы широту 21°18’30″N, долготу 202°9’29″О того самого места, где стояли в Ганаруру на якоре.

Поспешая возвратиться в Россию, мы пошли прямо в Рио-Жанейро, желая зайти только к островам Благонамеренного для описания оных. До 2-го генваря ветер дул постоянно из северо-восточной четверти. Мы плыли в сие время, не разлучаясь с «Открытием», при довольно приятной погоде. Иногда находили шквалы с дождем, но не надолго и только однажды, 25 декабря, шел сильный дождь, при котором у нас собрали 64 ведра воды. По временам пролетали мимо нас разные птицы морские и тропические, а 28-го, в 6 ч. утра мы пересекли экватор в долготе 193°42’О. «Открытие» поздравлял нас с сим поднятием флага и криком ура, на что и мы тем же ответствовали. 30-го начальник экспедиции дал нам знать телеграфом, что, не желая терять времени, намерен идти прямо в Рио-Жанейро, не заходя к островам Благонамеренного.

Новый, 1822 год встретили мы в широте 5°39’46″S и долготе 193°45’31″О. Погода была хорошая, но под вечер нашли шквалы, и пошел небольшой дождь. 2-го в полночь ветер переменился и из северо-восточного сделался северный. В полдень 1-го остров Опасности, открытый командором Бироном, по карте Арровелиста был от нас на SW 65° в 100 милях, а 5-го острова Суворова, открытые в 1814 г. братом моим М. П. Лазаревым, по сей же карте мы имели на SO 43°30′ в 120 миля.

Между тем как наше плавание продолжалось при переменных погодах, нередко весьма дождливых, мы имели 24 генваря несчастие лишиться еще одного матроса Семена Тарасова, умершего от изнурительной болезни. 30-го во время противного дождя и большой пасмурности разлучились с «Открытием», который увидели уже 2-го следующего месяца. 7-го февраля густой туман снова закрыл от нас «Открытие», но сие продолжалось только несколько часов, и мы в тот же день имели его в виду. 15-го была весьма неприятная погода; риф марсельным ветром от юго-запада развело большое волнение, часто находили шквалы с дождем и градом, и было несколько жестоких порывов; на другой день сделалось тихо, и барометр с 29 дм, 52 поднялся до 29 дм, 67.

16-го ветер опять скрепчал и был сопровождаем столь сильными шквалами, что у нас изорвало форстеньги-стаксель. 17-го затихло, и в 4 ч. пополудни, когда мы проходили меридиан мыса Горна, в широте 59°19’S в 142 мил. шел густой снег. На всем пути сем мы почти ежедневно видели птиц.


<< пред     Стр. 5     след >>

0