Глава XII

  

Пребывание в Петропавловском порте. — Плавание от оного к Сандвичевым островам, в Рио-Жанейро и возвращение в Кронштадт

 

С приходом на Камчатку экспедиция обоих шлюпов к северу окончилась, и нам предстоял только обратный путь в Кронштадт. Таким образом, покушение наше пройти из Берингова пролива в Атлантический океан осталось невыполненным по причине льдов, противных ветров и бурных непогод, положивших непреодолимое препятствие дальнейшему нашему плаванию в Ледовитом море. Самая большая широта, до которой мы доходили, есть 70°13′; шлюп «Открытие» достиг 70°23′, бот же, которым командовал лейтенант Авинов*, испытав все неприятности плавания во льдах, в открытом море и при крепких ветрах, к довершению сего имел то несчастие, что от продолжительной сырой и холодной погоды и тесноты, с какой поместился на нем экипаж, между сим последним начали оказываться признаки цынготной болезни. Видя себя в таком положении и опасаясь, что оное обратится еще в худшее, Авинов решился плыть в Петропавловский порт, куда прибыл месяцем раньше нас — 19 августа.

Описывать сей порт я считаю излишним, ибо он уже известен из многих путешествий, прежде нас совершенных. В дополнение к сему я скажу только то, что в бытность нашу в сем порте число его строений увеличилось еще новыми, весьма хорошими, именно, лазаретом, казармой для военной команды и духовным училищем. Все сии заведения отличались при нас как наружным, так и внутренним своим устройством; также положено было начать в следующем году построение деревянной церкви, для которой лес уже был запасен в нижней Камчатке. За все сие и многие иные улучшения, и полезные нововведения Камчатский край был обязан тогдашнему его начальнику П. И. Рикорду, который, как и прочие морские офицеры, при нем служившие, употребил все старание, чтобы сделать нам наше пребывание в Петропавловском порте сколько возможно приятным. Пребывание наше в сем месте употребили мы на запасение сухарями и водой, на починку наружной обшивки шлюпов, поврежденной льдами и на другие исправления.

2 октября в уединенный Петропавловский порт пришел из Охотска североамериканский бриг «Сильф», салютовавший крепости семью выстрелами. 5-го сдан был начальнику Камчатки мореходный наш бот, названный Рикордом «Александр», и на котором по случаю исполнившегося столетия от издания в России первого морского устава, в присутствии всех бывших в Петропавловском порте штаб- и обер-офицеров, отслужен был благодарственный молебен. По совершении оного крепость и все стоявшие в гавани суда произвели первоначально по 13, а после по 31 выстрелу.

14-го, окончив починки и исправя вое свои надобности, оба шлюпа начали готовиться к оставлению порта. Во время пребывания в оном погода стояла, большей частью, хорошая, так что из 24 дней, нами там проведенных, 19 дней были ясные, в остальные же шел снег или дождь при крепких ветрах от востока и северо-востока. Истинного направления ветра в сей гавани узнать нельзя по причине гористого местоположения; большей  частью дуют там ветры северо-восточные и северо-западные, иногда юго-западные и весьма редко юго-восточные. Южные же почти никогда не дуют.


* Александр Павлович, контр-адмирал и командир Черноморской флотской бригады.


<< пред     Стр. 1     след >>                       Оглавление

0