Пролив имеет направление к юго-юго-западу. Самая малая его ширина 1½ мили, глубина в половине от 20 до 14 сажен, грунт—камень. Берега с обеих сторон утесисты и имеют много выдавшихся мысов. В самом же проливе, ближе к острову Св. Матвея, находится камень, имеющий вид трех столбов, из коих средний ниже прочих. Островок сей к юго-востоку снижается, в проливе оканчивается низким и узким мысом, к западной стороне постепенно возвышается и к морю утесист. От оного к югу, в расстоянии около мили, есть два небольших, надводных камня.

Едва успели мы пройти пролив и, сняв его углами, лечь на SWtW, как ветер зашел к StO и сделался еще свежее. Пролив сей капитан назвал проливом Сарычева, в честь нашего адмирала Г. А. Сарычева, который первый проходил оным и сделал ему хорошую карту. В 2 ч. пополудни ветер зашел к юго-западу и задул еще свежее, почему мы поворотили на другой галс и взяли у марселей по два рифа, а к вечеру и по третьему.

С полуночи ветер дул крепкий, порывами, иногда с дождем, и погода была пасмурная. Но после полудня по тихости ветра прибавили парусов, в начале же 4-го часа ветер отошел к югу, начал опять свежеть, и пошел дождь. Такая погода продолжалась девять суток и была причиной, что у нас число больных усилилось до 8 человек. К утру 1 сентября ветер стих, так что мы прибавили парусов, но пасмурность и дождь не проходили и по временам шел град. На сем плавании мы видели иногда птиц, большей частью чаек, а одну береговую, которую поймали.

9-го погода сделалась ясная, но ветер опять скрепчал и принудил нас итти целые сутки под рифлеными марселями. С 10 по 12 число мы не встретили ничего примечательного и плыли в Камчатку при умеренных ветрах из западной четверти. 14-го на рассвете, показалась на NWtN Кроноцкая сопка, вскоре за ней и прочие, а потом и самые берега Камчатки. В полдень следующего числа, когда мы находились в широте 53°25’30″N, долготе 161°34’59″О, Кроноцкая сопка была от нас на NW 22°, Стрелочная на NW 85°, а Шипунский мыс на SW 72°.

Берега час от часу становились виднее, и 17-го мы лежали уже прямо ко входу в Авачинскую губу, куда благополучно вошли поутру 20-го. В самую гавань мы не могли еще войти по причине противного ветра, почему, не доходя оной, легли на якорь против сигнального мыса и, находясь еще под парусами, салютовали крепости семью выстрелами, на кон получили равное число в ответ. Положив якорь, мы тотчас спустили катер, на котором капитан, я и другие офицеры отправились немедленно на «Открытие», прибывший сюда еще 9 сентября.


<< пред     Стр. 14     след >>                         Оглавление

0