В сумасшествии своем он каждому рассказывал, что ходил переводчиком к сему народу с промышленными Красновским и Калмыковым. Между тем дул южный ветер, при котором нам все равно было итти к восточной или западной стороне острова Св. Лаврентия, но мы избрали последнее, ибо как ветры дули по большей части от севера и северо-запада, но нам удобнее было описать южную сторону острова Св. Лаврентия. Решась на сне, мы начали лавировать между Чукотским носом и островом Св. Лаврентия при пасмурной погоде с дождем и крепким ветром от юга.

19-го барометр беспрестанно возвышался, почему надобно было ожидать, что ветер сделается тише, но он все дул крепко, и только к вечеру несколько стих. В 11 ч. открылся в расстоянии 3 или 4 миль берег острова Св. Лаврентия, на коем явственно виден был снег. 20-го сделалось еще тише, почему мы прибавили парусов и шли в виду острова Св. Лаврентия. Достойно замечания, что в такое позднее время южные ветры дули так долго, уже третий день сряду. В полдень северо-западный мыс острова Св. Лаврентия был для нас на SW 55° в 5¼ милях.

Вскоре из селения, находившегося на кошке, выдающейся на одну милю к западу от северо-западного мыса сего острова, выехали на байдарах жители, но по скорому нашему ходу не могли догнать нас, мы же спешили пройти на южную сторону для описи. Однако, когда ветер несколько стих, к нам пристали островитяне на трех байдарах и променивали моржовые зубы и китовые усы, но скоро при сделавшемся от востока ветре, который прибавил нам ходу, отправились домой. Пройдя юго-западный мыс острова, чтобы не отдалиться от него, мы легли на ночь в дрейф, намереваясь с утра, если дозволит ветер, начать опись южной стороны; между тем барометр понижался весьма скоро. С полуночи ветер марсельный от NOtN дул порывами, и за пасмурностью не было видно берега. Вскоре пошел дождь, ветер скрепчал так, что мы убавили парусов, а поутру оный начал отходить к северо-западу. Такая погода лишила нас вовсе надежды описать южную сторону острова Св. Лаврентия, ибо ветер стихал только на самое короткое время, в которое нельзя было успеть приблизиться к берегу. Однакож мы решились еще обождать для сего несколько дней. Впрочем, южная сторона была видима и описана капитаном Сарычевым в 1791 году.

22-го во весь день дул крепкий ветер с пасмурностью и дождем н начал стихать только в 4 ч. утра. Тогда мы поворотили опять к берегу, прибавили парусов и в 8 ч. от ближайшей части низменности острова Св. Лаврентия были не далее трех миль, почти в средине между юго-восточным и юго-западным мысами. Глубина была 8 ½ сажен, грунт — камень. Вскоре ветер переменился и задул от северо-востока, почему мы, поворотив, легли к NW, вдоль берега, где на низменности местами были селения, из которых жители к нам приезжали для мены. Мы держались глубины от 6½ до 10 сажен и начали опись. После полудня при продолжении оной глубина шла 7, 6½, 7, 8, 8, 8¾, 10, 9 сажен, грунт — мелкий камень.


<< пред     Стр. 12     след >>

0