Ветер, дувший от севера, крепчал, отчего опасно было приблизиться к берегу для описи, почему в 4 ч. мы привели бейдевинд на правый галс и взяли у марселей по два рифа по свежести ветра; вечером мы были в широте 63°48’10” N, долготе 190°9’17″О на глубине 20 сажен, грунт — песок. Ветер дул крепкий, порывами, но мы несли большие паруса, дабы нас не прижало к берегу. Ночью мы видели иногда высокости острова Св. Лаврентия, а в 9-м часу утра Чукотский нос. В полдень обсервации не имели и находились почти в средине между сими двумя пунктами. Между тем как ветер несколько стих, при рассвете, в 4 часу, мы увидели NW мыс Св. Лаврентия и спустились к оному, а в 7-м часу легли вдоль берега и начали опись от северо-западного мыса к восточному.

Первый из сих мысов довольно высок, к морю идет полуостровом и отрубист, а далее в берег снижается и соединяется с ним низменностью, почему издали кажется островом. От него к востоку вдается низменный берег и составляет бухту до другого, высокого мыса, выдавшегося к северу, а за ним опять идет низменность, составляющая бухту, за коей начинается хребет невысоких гор, лежащих вблизи берега весьма между собой тесно и имеющих направление к северо-востоку и юго-западу. Глубина против низменного берега менее, нежели против высокого; грунт везде песок с камнем или дресва; глубина же 8½, 8½, 11, 14, 14, 13, 10, 12 сажен от 2 до 4 миль от берега. По берегу местами видели мы селения, из которых жители приезжали к нам, променивали моржовые зубы, но оставались недолго, чтобы не отъехать далеко от своих жилищ, куда нас приглашали.

После полудня приезжали к нам жители на трех байдарах, но также не надолго. Мы заметили, что у них орудия, одежда, байдары и проч. были такие же, как и у чукочь, только работой грубее, и сами жители гораздо более беднее чукочь. Мужчины стригутся, а женщины накалывают лицо и руки также как чукчи; но наречия их различны, хотя они и понимали нашего коряка, но худо; он же совсем не понимал их. Когда они говорили между собой, то алеут, бывший у нас из Ситхи, кажется, мог бы говорить с ними, но, к несчастью, он уже несколько дней был в помешательстве разума. В 7-м часу вдруг задул свежий ветер от юго-юго-запада, позволивший нам засветло кончить опись до того места, где окончили ее прошлого года, т. е. до кекуров. В 9 ч. поражены мы были неожиданным происшествием.

Находившийся в сумасшествии алеут Антип Шашкидо пошел в гальюн, бросился в воду на глазах трех или четырех человек. Шлюп тотчас привели к ветру, бросили бочку и спустили ялик, но уже не могли сыскать алеута, конечно, ушибшегося при падении. Он был человеком добрых свойств и вел себя очень хорошо, почему был всеми любим. Он часто говаривал, что даром ест хлеб наш, ибо, будучи взят за переводчика, не может говорить с чукчами и просил, чтобы его отвезли к кускаханцам, с которыми он может свободно изъясняться.


<< пред     Стр. 11     след >>

0