страница 22

Чукчи признают Кейрьгсугья верховным существом, невидимым, бессмертным, вездесущим, творителем мира, но не управляющим оным, на это полагают другое существо, называемое ими Камана, которое также невидимо и бессмертно. Первого из сих они полагают добрым, а второе злым, почему и приносят жертвы только сему последнему, боясь, что за неповиновение и дурное житье Камана накажет их смертью, отчего, когда умрет человек говорят: «Камана взял его». В древнем времени приносили в жертву Камане людей обоего пола, но только старых, всегда из своих, а не пленных. Назначенных в жертву закапывали в землю, из которой после лисицы и волки доставали трупы и съедали оные. Жертвоприношение людей оставлено уже весьма давно и только по преданиям известно.

Человекоядцами чукчи никогда не бывали, что также известно из преданий. В рассуждении нынешних жертв мы не могли узнать подробного, а только видели в селении Купаема, поодаль от оного, поставленные в земле четвероугольником две китовые челюсти и два носа, в средине между ими две головы и одно ребро китовые же. Мы ходили туда, и при нас старшина сего селения, бывший с нами, к каждому из сих членов приклеивал возгрями по маленькому листочку полученного от нас табаку. На вопрос наш, что это значит, он отвечал, что это жертва. Но мы не могли узнать от него, киту ли или Камане оная приносилась. Сказывают, что от каждого промысла также часть сюда уделяется, почему можно думать, что жертва сия принадлежит Камане. Сии жертвенники находятся в каждом селении.

В «Путешествии» капитана Биллингса (на странице 12-й и 13-й) описано великое жертвоприношение оленных чукочь, для которого было убито 450 оленей. Может быть, сие жертвоприношение относится более к гаданию, как например, в бытность Шишмарева на «Рюрике» в 1816 году. Чукчи убивали проданных ими оленей точно таким же образом, только не окуривая, и по окончании сего обряда сказали: «Все предзнаменует, что вы пришли к нам с добрым намерением». В этом же «Путешествии» (на стр. 12) сказано: «Огонь доставали из дощечек, обделанных наподобие человеческого образа, означающего их божество». Мы видели таковые дощечки у чукчей, валяющимися около юрт, и расспрашивали, означают ли они какое божество. Нам отвечали— нет. А делаются так точно для фигуры, также выделываемые подобия человеческие из кости охотно нам променивали. Мы старались нарочно несколько раз расспрашивать о сем нашего старшину Пайгдау, который уверял нас, что у них нет идолов.

Чукчи имеют шаманов или колдунов обоего пола. Из них мужского называют Ээнган, а женского Неуткат-эуген-Гулен. Ээнган, будучи позван, гадает на воде, кривляясь и смотря в оную, призывает Каману и узнает будущее.Старик Пайгдау нам сказывал, что Ээнган, гадая таким образом, предсказал прибытие наше к чукчам, и что в воде, на которой производилось гадание, было видно и судно наше. Неуткат-эуген-Гулен призывается только женщинами в их болезнях. Она не гадает на воде, а только кривляется и бьет в бубны, призывая Каману, после чего начинает лечить, давая больной пить наговоренную или настоенную чем-нибудь воду и трет ее своими руками, особливо около больного места.


<< пред     Стр. 22     след >>

0