Наружный вид и украшение на теле. Все, которых мы видели, роста среднего, довольно плотны, некоторые весьма высоки, а малых мало, довольно стройны, но очень скуласты и смуглы, глаза невелики и не весьма продолговаты; взор смелый, быстрый, но не дикий. Лица ничем не мажут, не украшают и не накалывают, бороды бреют ножами, получаемыми от европейцев, голову стригут почти всю, оставляя волосы только кругом оной венком, наподобие католических монахов, а женщины из длинных своих волос заплетают каждая на боку головы косу, они малорослы и вообще дурнее мужчин, выключая молодых, из которых иные весьма белы телом и прекрасны лицом. Они накалывают свои щеки овальными фигурами и также поперек лба, вдоль носа и бороды проводят две черты, а от нижней губы по бороде от 6 до 7; также делают овальные фигуры на руках. Некоторые накалывают одну щеку и одну руку, а другие обе руки. Оба пола в ушах носят бисер и серьги, получаемые от русских.

Наречие или язык. Как из собранного нами словаря, сличенного со словарем капитана Биллингса, так и из того, что чукчи понимали более находящегося у нас из Камчатки за переводчика чукотского языка, отставного матроса, у коего мать была корячка и который говорил по-корякски, нежели другого алеута, говорившего по-кадьяцки и уголахмутски, то из сего следует заключить, что мы имели дело с чукчами, кочующими, или оленными, которых наречие сходствует с оленными коряками. Все вышеописанное мной относится к чукчам оленным. В рассуждении же сидячих мы можем сказать следующее; одна байдара, на коей было 8 человек мужчин, приезжала к нам вместе с прочими, и мы заметили, что язык их особенный, они порядочно понимали нашего алеута, говорившего по-кадьяцки, а другого переводчика нисколько. Следовательно, язык их сходствует с кадьяцким, почему я и думаю, что народ сей был чукчи сидячие. Наружный вид сих людей не имел от прочих никакой разности, кроме, что на лбу у некоторых проведены были две полосы черным карандашом, впрочем, острижены и одеты они были точно так же, как оленные; оружия и байдары имели такие же, только одежда их показывала, что они должны быть беднее сих последних. Существенная же разность состоит в языке, который, по словам нашего алеута, сходен с языком жителей островов Кадьяка и Св. Лаврентия.

Сих людей чукчи называли юуут, но я не утверждаю, что имя сие есть принадлежащее целому народу, а может быть одному только селению, из коего они приехали, или одному какому поколению. Добраться до сего через наших переводчиков мы никак не могли.

Чукчи полагают, что бог, называемый по-ихнему Кейрьгеугья, сотворил вселенную и первую женщину около реки Ворваркен (означенную на карте, впадающей в Ледовитое море, близ Шалацкого носу), а кит выбросил туда мужчину, от чего начался род чукочь, которые расплодясь там, перешли в нынешние жилища.


<< пред     Стр. 21     след >>

0