страница 16

Едва положили мы якорь, как чукчи тотчас нас посетили и без околичности, по приглашению нашему, входили на шлюп, причем лучше понимали бывшего у нас переводчика их языка, нежели алеута, говорившего по-кадьякски и угалахмутски, почему думать можно, что жители острова Св. Лаврентия перешли из Америки, а не из Азии. Зная склонность сих диких к воровству соблазнительных и пенных для них вещей, мы ставили часовых, так сказать, на каждом шагу, но за всем тем чукчи сломали у нас две пушечные свинцовые покрышки. Одна из сих покражей не была усмотрена, но когда часовые наши заметили другую, то, побранив сделавшего оную, согнали его со шлюпа и более на оный не пускали. Когда мы говорили о сем старшинам, то они, казалось, только жалели о неудаче вора. Впрочем, чукчи обходились с нами весьма дружно и орудия свои не иначе вынимали из байдар, как для промена, в котором поступали честно. Кажется, что они более всего надеятся на ножи, которых имеют при себе всегда по два или по три; один за рукавом, другой в штанах сбоку, а третий большой за спиной, под паркой, но сей, последний, мы видели не у многих, хотя каждый непременно его имеет. Такое поведение служит доказательством, что чукчи, приезжая к нам, не имели худых намерений и были уверены в нашем к ним мирном расположении. Променивали же они всякие изделия и оружие, но меха свои ценили весьма дорого, отчего мы оных и не покупали. Командир шлюпа просил всех старшин продать нам оленей, обещая заплатить за них дорого, но они отзывались тем, что сии животные были весьма далеко внутри земли, и ходить за ними было бы очень долго.

Некоторые старшины, получившие медали от лейтенанта Коцебу, приезжая к нам, всегда имели их на себе и старались показать свое усердие и дружбу, за что капитан наш со своей стороны также дал медали трем старшинам. Казалось, что ничем нельзя было доказать нашего к ним расположения, как сими медалями, которым они, повидимому, знали дену, и раздачей коих были уверены в нашей дружбе, почему надеялись на всяком из русских судов быть хорошо принятыми. Когда мы обходили сухую банку, то видели на ней много кокор, казавшихся выкинутыми из моря. Желая увериться в сем, мы послали туда шлюпку для забрания оных, но она скоро воротилась, найдя, что кокоры сии были не иное что, как китовые кости. В сие время чукчи, оставя нас, поехали на берег, в свое селение, куда вслед за ними отправился капитан Шишмарев со мной на вооруженном катере.

Пристав к берегу, мы увидели два селения, одно на низменности, близ моря, из семи юрт, вовсе не бывшее тут в бытность здесь брига «Рюрика» в 1816 году и называвшееся Ингнягмю; другое — пятиюртное лежало на горе, было гораздо многолюднее и, вероятно, из оного часть переселилась на низменность, ибо капитан наш видел там четырех человек, которые прежде жили на горе.


<< пред     Стр. 16     след >>

0