страница 9

Таким образом, отошед от льда, мы приняли прежнее намерение — осмотреть северную сторону острова Св. Лаврентия, куда и начали лавировать. Сего числа после обеда команда училась стрелять из ружей в цель деревянными пулями и по одной на человека свинцовой. Беспрестанные густые туманы скрывали от нас берега в течение двух суток, так что мы отчаивались успеть в нашем предприятии, но, к счастью, в полдень

28-го прояснилось, и мы могли приступить к описи. Глубина шла 16, 15, 14 и 13½ сажен, грунт был серый песок с ракушками. Берег сначала усеян горами, между которыми находятся большие долины, низменность же едва была видна. Вообще с дальнего расстояния, например около 20 или 15 миль, остров Св. Лаврентия кажется состоящим из множества высоких островов, разделенных между собой проливами, но, по приближении к нему миль на 7, видно, что все сии возвышения соединяются низменным берегом. По горам во многих местах еще лежал снег, прямо перед нами виден был высокий берег, но левее, на три румба, ничего не было заметно, почему мы лежали на WtS до тех пор, пока не увидели со шканцев низменность, соединявшую берег, совершенно ровный и низкий, простирающийся на 15 миль. Тогда мы легли на WNW и вскоре увидели на северо-западе отделившиеся от берега три столба, из коих самый больший гораздо выше Уналашкинского, прочие же ниже оного. Все оные, казалось, походили издали на большие суда под парусами. Подходя к ним, мы легли на запад, ибо берег от Загористового мыса заворачивал также к сему румбу и шел весьма ровно, только вдали на WtS½W видна была гора.

Когда мы пришли на траверс кекуров, то ветер задул крепче от WSW, пошел дождь, и сделался густой туман, совершенно закрывший берег. Мы принуждены были отложить опись до другого благоприятнейшего времени и, спустись в Берингов пролив, в 7 ч. 20 мин. вечера легли на NtW прямо к островам Гвоздевым. Нам хотелось пройти их по западную сторону, чтобы видеть и проверить положение острова Ратманова, виденного в 1816 году и так названного лейтенантом Коцебу. Ветер был крепкий, так что мы взяли у марселей рифы; ходу было до 8 узлов, и часто шел сильный дождь. К полуночи сделалось тише, и мы могли отдать рифы. Дождь перестал в два часа ночи, но туман продолжался; термометр показывал 2½°+.

В 8 ч. Утра, когда сделалось несколько яснее, мы увидели на NNW берег, казавшийся тремя островами, а на северо-восток еще другой, гористый. Судя по счислению, мы никак не могли положить, чтобы острова сии были Гвоздевы, но, подойдя к ним ближе, совершенно уверились, что это были они, а берег, виденный к северо-востоку, мыс принца Валлийского. Около полудня все их занесло туманом, и хотя мы не имели обсервации широты, но почти в самый полдень успели взять пеленги всех трех Гвоздевых островов и мыс принца Валлийского, который тогда находился от нас на OtN в 25 милях, самый же западный из трех Гвоздевых на NW 6° в 7½ милях. По сим пеленгам широта с карты 65° 40′ N, долгота 190° 48′ О, течение в четверо суток на NО 46° 37′ 31½ миль, отчего мы и сомневались, точно ли сии острова были Гвоздевы. Лежа на NNW, или по правому компасу на N, сим курсом по карте Сарычева должны мы были пройти по восточной стороне острова Ратманова, а по карте Коцебу в двух от него милях к востоку, почему и надеялись утвердить его существование.


<< пред     Стр. 9     след >>

0