страница 6

Подъезжая к селению, мы рассматривали, где бы удобнее можно было пристать, и увидели на берегу жителей, кои, махая руками, показывали для сего место, у которого мы тотчас и остановились. Жителей сих было шесть человек, все они не имели никакого оружия и каждый держал что-нибудь на продажу, как-то; моржовые зубы, рыбу, убитых птиц и птичьи шкуры. За это просили они табаку, повторяя беспрестанно; «тавваком, тавваком». Вышед из шлюпки, капитан роздал им по нескольку табачных листов, не взяв с них за оные ничего.

Сначала были они весьма рады сему подарку, но после предлагали беспрестанно свои вещи, прося за оные табаку. Здоровались они с нами, дотрагиваясь носами и гладя рукой вдоль от лица, по животу и груди, прежде себя, а после того, с кем здороваются.

Натуралист наш немедленно пустился в горы с вооруженными людьми, а мы начали выменивать изделия для редкости и рыбу для пиши, платя табаком, иглами и т. п. Осматриваясь около себя, мы увидели десять зимних юрт, устроенных в земле, в которые дверью, окном и трубой служила одна и та же дверь, сделанная сверху. Сии были довольно просторны, но чрезвычайно нечисты. Еще находилось около 20 балаганов для сушения рыбы, сделанные из кольев, весьма похожие на наши провесы, на коих в деревнях сушат лен, и между ними три летние юрты, видом четырехугольные, составленные из кольев, с кровлей покатой на одну сторону и закрытые все моржевыми кожами. Все их жилища и хозяйство я осмотрел с большим примечанием.

Познакомясь с жителями, объясняли мы им пантомимами, что желаем похоронить на их земле умершего. Не знаю, поняли ли они нас, но только не препятствовали рыть могилу и по опущении в нее покойника поставить над ним крест, на котором вырезаны время его смерти и название шлюпа. На кошке нашли мы три озерка, из коих в двух вода оказалась соленою, а в последнем, большем и крайнем к морю — пресной. Мы ее отведывали и находили на вкус весьма хорошей, но жители показывали знаками, чтобы мы ее не пили. Причина же сего нам осталась неизвестной. Капитан наш, заметив между сими дикарями двух старшин, одного лет около 60, а другого 40, надел им на шеи по бронзовой медали, на белой тесьме. Мы объяснили знаками, сколько могли, их значение, а дабы они поняли, что медаль есть вещь значущая, то капитан, подъезжая к ним, дал каждому офицеру также по медали, для повязки на шею, а сам надел две; медали сии мы не снимали во все наше там пребывание.Нам весьма хотелось посмотреть летние юрты жителей, но они всеми мерами старались нас от сего отклонить, однако же, по сильному убеждению, наконец, согласились впустить капитана и меня, показывая, чтобы прочие не входили. Двое старшин были нашими проводниками. Мы не нашли там ничего, кроме нескольких пузырей с жиром, великой нечистоты и ужасной вони, и потому скоро вышли вон.


<< пред     Стр. 6     след >>

0