страница 5

21-го пронесло мимо шлюпа множество бревен, какое-то большое мертвое животное и еще дерево, на коем казалось лежали мешки, чем-то наполненные. Мы тотчас спустили ялик, легли в дрейф, и я с натуралистом поехали смотреть его, но нашли, что мнимые мешки были величайшие два нароста с двух сторон дерева, означавшие болезненное состояние оного.

В 9 ч. утра умер у нас скоропостижно матрос Панфилов, бывший при кают-компании поваром. Он вышел в гальюн, и там сделался с ним обморок. Отведенный немедленно в лазарет он жаловался, что чувствовал давление в груди, но едва успели его положить на постель, как он лишился чувств и все пособия остались тщетными. Как капитану нашему, так и всем офицерам весьма прискорбно было видеть, что уже другой человек умирал таким несчастным образом. В продолжение года мы потеряли уже трех служителей, не имев ни в чем недостатка, никаких нужд и затруднительных или тяжких работ. Можно бы подумать, что причиной сему было какое-либо упущение в чистоте воздуха в шлюпе, пище, белье и проч., но всякий из нас и сами матросы могли сознаться, что капитан не упускал ничего из виду, что могло служить к здоровью вверенной ему команды. Палубу, где жили служители, ежедневно подскабливали, в сырую погоду на целые дни ставили и топили печь, курили, пищу давали лучшую, какую только можно было требовать. В бытность нашу на Уналашке мы запасли 5 бочек конского щавелю и заквасили его, как капусту. Белья и платья у служителей было в весьма достаточном количестве, и мы строго смотрели, чтобы они в неделю два раза сменяли оное, чтобы никто не ходил в сыром платье и не ложился бы спать, не раздевшись.

В полдень мы имели обсервацию, глубина 23 сажени, грунт — ил; в 3 ч. ночи мы увидели на NtW остров Св. Лаврентия.

В начале 1-го часа пополудни, подошед к кошке, выдавшейся от юго-восточного мыса острова и имеющей селение, легли мы в дрейф под грот-марселем, на правый галс. Капитан, я и еще некоторые из офицеров отправились на двух вооруженных шлюпках к селению, взяв для предосторожности нужное вооружение. На другой из сих шлюпок повезено было тело умершего матроса, которого капитан желал лучше похоронить на острове, нежели бросить в море. Тело отпели на шлюпе и почтили при спуске на шлюпку трехкратной пальбой из 20 ружей.В сие время термометр показывал 8°½+ в первый еще раз по оставлении Уналашки. Вообще мы заметили, что чем далее отходили от Алеутских островов к северу, тем было теплее. На острове Св. Лаврентия снегу почти не было, Уналашкинские же горы почти все были им покрыты. Впрочем, со времени нашего плавания от Уналашки прошло уже 5 дней и потому неудивительно, что здесь было теплее. Кошка, на которой находится селение, выдается к востоку на одну милю и имеет два небольшие рифа; один к востоку же, а другой к северо-востоку.


<< пред     Стр. 5     след >>

0