страница 17

После сего мы пригласили его к нашему обеду в раскинутую на берегу палатку. Дикарь сначала долго на сие не соглашался, и хотя после вошел в оную, но все еще был в большом страхе, между тем как осторожные его товарищи, запасшиеся на всякий случай оружием, окружили палатку. Старшина всему удивлялся, но сам ничего не ел, а когда подносили ему питье, то старался нас обманывать, выливая оное за парку и после вытирался, полагая сим уверить нас, что он действительно пил. Мы же притворялись, будто не замечали его хитрости. Белый сухарь почитал он за камень, ибо называл его сим именем. Однако, несмотря на сие, при расставании с нами выпросил у нас несколько сухарей. Находясь у нас, он беспрестанно перекликался с своими товарищами, кои в числе 200 человек нас окружили и, как казалось, рассказывал им, что мы делали.

По окончании обеда капитан позволил всем нам начать мену с жителями, чего сии последние неотступно требовали. Но никто из нас не мог успеть в сей торговле, ибо американцы весьма дорожились и за каждую вещь просили топор, или большой нож, которых мы с собой не имели. Оружия своего они, повидимому совсем не хотели променивать и мы не могли ничего получить от них, кроме нескольких луков, колчанов и стрел. Одеты они были в оленьи, еврашичьи, выхухольные, а некоторые даже в куньи парки и по нескольку раз в день переодевались для того ли, чтобы показать нам свое богатство, или чтобы при перемене погоды переменить и платье. Также имели они на себе оленьи штаны и торбасы, вместе сшитые. У женщин первые были гораздо шире нежели мужские, а парки красивее, с разными узорами. Низ оных иные имели круглый, а другие прямой, с сердцеобразными по бокам выемками, вероятно, для красы. Мужчины не накалывают себе лица вовсе, но некоторые красят его поперек и под глазами синей краской, легко стирающейся пальцем. На против того, почти у всех женщин наколото на подбородке несколько синих же полос, а уши, как равно и у мужчин, проткнуты и украшены камнями или бисером, который также оба пола носят на голове и преимущественно любят голубой и красный, предпочитая крупный мелкому. Главнейшее же их украшение состоит в двух вещицах, сделанных наподобие большой пуговицы из кости или зеленого камня и вставленных в широкий прорез под нижней губой, а еще более из самого крупного голубого бисера, обделанного костью и также вставленного по краям рта. Украшение сих двух родов видели мы, однако, у одного только начальника, а у прочих же оно просто костяное; женщины вовсе его не имеют. Волосы свои мужчины носят венцом вокруг головы, как некоторые католические монахи, женщины же убирают их на висках косичками. Жители обоего пола роста среднего, и редко между ними можно найти слишком большого или опять слишком малого, хотя Кук пишет, что они все вообще малорослые.


<< пред     Стр. 17     след >>

0