Глубина по всей губе постепенно уменьшалась, берег отмелый, и потому мы за ¾ мили от оного с баркасом садились на мель. В губе сей можно приставать у одного только места на южной стороне ее, у самого восточного мыса, где есть небольшая низменность, но и здесь баркас подходил не совершенно вплоть к берегу, а сажен на 75. Подъезжая к сей низменности, мы увидели в большом количестве байдары и шалаши, множество людей, собравшихся около селения, и стаю собак. Любопытство видеться с дикими заставило нас пристать у низменности близ селения, где, как оказалось впоследствии, было самое глубокое место, но при всем том мы не доехали до берега сажен на 50. Я был в длинных алеутских торбасах и вышел первый вброд, имея за рукавами маленькие карманные пистолеты, заряженные пулями. Жители тотчас меня встретили, но с большой недоверчивостью, особенно старшина, который держался между мною и толпою своих на средине от меня шагах во ста. Дикари сии старались всячески не подходить ко мне близко, хотя я им и показывал, что не имел ничего в руках, на что и старшина мне отвечал тем же знаком. Когда же я им показал несколько табаку и других вещей, то вся недоверчивость со стороны их, повидимому, исчезла, старшина подозвал прочих, и все они подбежали прямо ко мне. Подружиться с ними было делом одной минуты.

Американцы, сев на земле полукругом, посадили меня перед собой в средине и начали здороваться, сморкая в руку и потом мажа по лицу, на что и я отвечал им таким же образом. Многие из них были вооружены пиками деревянными со вставленным камнем у одного конца и, казалось, составляли караул. Вскоре пристала байдара, на которой по мелководью переехал капитан с натуралистом и привез мое ружье. Когда же они вышли на берег, то я, сколько мог, старался объяснить новым моим знакомым о капитане и, кажется, успел в этом, ибо все жители встречали их весьма ласково и немедленно предложили на мену свои меха. Капитан наделил их всех без изъятия табаком, даже женщин и детей, которых было множество. Американцы охотно принимали сии подарки, но все не столько им радовались, как на острове Св. Лаврентия. Когда же мы им показали иглы и объяснили их употребление, то все женщины неотступно просили их, крича беспрестанно: «титита», «титита»; мужчины же хлопотали о бисере.

Расставя часовых около баркаса, на котором фальконеты были заряжены картечью, и велев команде варить обед, мы отправились в числе четырех человек вдоль берега к ледяным горам, взяв с собой топор, лопатки и проч. Жители сначала почти все нас сопровождали, но мало-помалу начали отставать, когда же мы проходили через их селение, то у каждой юрты стоял вооруженный пикой человек. Дикие просили, чтобы и мы подобно им, вернулись, но, видя, что их не слушают, немедленно нас оставили, и мы скоро дошли до своей цели.


<< пред     Стр. 15     след >>

0