страница 6

Мы переменили курс, взяв оный влево, и увидели город Сидней в узкой и маленькой губе, где мы и стали, у самого дома капитана Пайпера, фертоинг, так что можно было положить сходни, и мы явственно слышали все что говорили у него в доме. Глубина под нами была 6 сажен, грунт — ил. В постановлении обязывается всякое судно, пришедшее сюда на рейд, для благоденствия новой колонии, платить по 7 фунтов стерлингов, что и мы сделали, без позволения губернатора никого к себе на судно не принимать, рейд не сорить и за командой иметь на берегу свой присмотр. Между тем шлюпа «Открытие» в порту еще не было, да и с телеграфа его не видали в море.

Поутру капитан нашего шлюпа со всеми офицерами был у губернатора Новой Голландии генерал-майора Маквари. Он принял нас весьма ласково и при объяснении о нашем салюте согласился отвечать равным числом выстрелов, в рассуждении же места для нашей обсерватории предоставил его на выбор капитана Шишмарева, который отложил сие до прихода шлюпа «Открытие». Натуралисту тогда же был выдан билет для свободного входа во все места, а для поездки на Синие горы даже хотели дать ему лошадей и провожатых. Дом генерала Маквари построен из мягкого камня, и все принадлежности к оному отделаны с чистотой, свойственной англичанину. Против дома его находится большой зеленый луг, на котором бегало много двуутробок и какаду у дома же стоят в карауле английские солдаты.

Узнав мою фамилию, он очень интересовался о моем брате и просил, чтобы сколько можно чаще его посещали, и рассказывал, что езжал в России по почте и жил недолго в Астрахани. При сем случае припомнил он слово «подорожная», оставшееся неизгладимым в его памяти потому, что на всякой станции ее у него спрашивали. При своем 60-летнем возрасте он необыкновенно деятелен и всеми очень любим. В бытность нашу у него он доставил нам знакомство с английским лейтенантом Кингом, который уже довольно задолго до нас описывал на бриге весь берег Новой Голландии и Вандименову землю и о котором я буду говорить ниже.

Вместе с нами стояли на рейде: брандвахтенный бриг, с которого при захождении солнца, в половине 9-го для вечерней зори и в 6 ч. утра для утренней, всегда палили из пушки; двенадцать английских купеческих судов и одно французское. Сего дня отвязали у нас все паруса для поправления и посылали людей с лоцманом за свежей водой. В 7 ч. утра английский бриг и трехмачтовое судно вступили под паруса и пошли в Англию; они предлагали взять от нас письма, но мы по краткости времени не успели сим воспользоваться. В половине 9-го часа от нас салютовали крепости 21 выстрелом, и она отвечала равным числом.


<< пред     Стр. 6     след >>

0