страница 3

В течение сего времени была у нас сильная качка, ночью мы показывали свои места фальшфейерами; тогда же случилось, что плывший кит пустил фонтан и, взяв выше нашего шлюпа, облил палубу. 6-го мы несколько отдохнули, и хотя ветер затих, но наступавшие иногда шквалы и дожди заставляли нас опасаться новой бури. Между тем шлюп наш продолжало качать с такой силой, что 10-го волнением разбило совершенно висевший на боканцах наветренный ялик, выломило около гакаборта, с наветренной же стороны, две доски, сдвинуло камбуз на сторону и бывшего на вахте мичмана Шишмарева больно ушибло, бросив его по ветру на пушки.

Опасения наши сбылись, и 11-го числа вскоре пополудни сделался жестокий шторм, так что мы закрепили фор- и грот-марсели, а фок и грот взяли на гитовы. На ночь, следуя «Открытию», привели бейдевинд на правый галс. Пока не исполнили сего, то румпель гнуло с такой силой, что мы положили на него шкалы и заложили руль-тали, спуская для сего человека за борт в тиммерманских брюках. Иногда шел дождь, и мы для показания своих мест жгли фальшфейеры. В самую полночь шлюп «Открытие» перестал отвечать. Мы полагали посему, что он ушел вперед, и на рассвете также его не видели даже с салинга.

Уже четыре дня как мы опять протянули на шканцах леера, иначе ходить было невозможно, ибо шлюп ужасно качало, било русленями, и мы совсем ничего не варили, а ели как ни попало. Сколько ни выносили из кают воды ведрами и ушатами, но оные беспрестанно вновь заливались, и мы при шуме плавающего в соленой воде скота, ужасного скрипа шлюпа и качания помп, днем с огнем сидели, закупорившись в каютах. С полуночи сделался сильный шторм с жестокими порывами, и мы лежали бейдевинд под одной рифленой штормовой бизанью, а на рассвете увидели далеко впереди шлюп «Открытие» и около нас много китов. К полудню ветер постепенно стихал, мы несколько спустились, прибавляя парусов, и держали полный бейдевинд, но волнение продолжалось. Заметив, что при штормах на фордевинде грот- и бизань-топы погнуло вперед, мы заложили назад по двое сей-талей.

Продолжая плавание при брамсельных ветрах, мы увидели 15-го числа, в 5 ч. вечера, к востоку, что-то похожее на берег, цветом красноватое и довольно высокое. С «Открытия» телеграфом спросили у нас, не видим ли мы берега. Мы отвечали, что видим, но сомневаемся в его истинном существовании по причине довольно большой пасмурности. В самом деле, пройдя несколько, мы уверились, что явление сие происходило от тумана. Мало-помалу начало стихать, и 23-го мы уже могли испытать теплоту морской воды. Термометр показал: на глубине 200 сажен 9½°, на поверхности воды 10 °, а на воздухе 12½°. Вечером капитан и я ездили на «Открытие». Около вечера 25 генваря начали опять находить шквалы, и мимо нас несло много травы.


<< пред     Стр. 3     след >>

0