В 7 ч. утра увидели берег Африки около мыса Доброй Надежды, а в полдень пеленговали Столовую и Львиную горы и явно держали туда при умеренном северо-западном ветре. Поверив ход хронометров и определяя место шлюпа на карте, мы спустились, к общему сожалению, от мыса Доброй Надежды к югу, для открытий, во льды. С полуночи при облачной погоде и дожде подул риф-марсельный ветер с порывами и к утру так скрепчал, что мы должны были взять все рифы и закрепить крюйсель. Волнение было велико. Тут в первый раз мы увидели китов, во множестве плававших около нашего шлюпа.

В полночь вдруг сделалось маловетрие, а вскоре и штиль. При большой зыби от запада шлюп качало нестерпимо. Небо обложилось густыми облаками, и пошел дождь. К утру задул северо-северо-восточный ветер; перейдя к северо-северо-западу, он стал мало-помалу крепчать и вскоре обратился в шторм. Идя на фордевинд, мы принуждены были иметь только рифленые грот-марсель и фок. Дождь лил сильный, с громом и молнией, и такелаж наш был несколько ослаблен. В продолжение большой качки ночью ослаб он еще более, и малейшая неосторожность могла бы подвергнуть весь рангоут разрушению.

27-го с 6 ч. вечера до 10 утра продолжался жестокий штормовый порыв, походивший на ураган до того, что нельзя было стоять наверху, не державшись. Некоторые из служителей, оплошавшие, были снесены на палубу и сильно ушиблись. Мне еще не случалось видеть подобного ветра; стоя против него, нельзя было ни глядеть, ни дышать свободно. Визг и треск такелажа и рангоута были ужасны. У нас отдали грот-марса-фал. Люди стояли на брасах и стаксель-фале. Один догнавший нас вал хлынул в корму, залил каюты и палубы, и все там бывшее поплыло; свиньи, овцы и множество кур от соленой воды подохли. В 10 ч. стало тише. Гром и молния, бывшие над нашей головой, удалились, и дождь перестал. В полдень снова подул крепкий ветер с порывами, и полил дождь. Термометр упал до 12¾°.  К ночи стало яснее, ветер тише, и мы прибавили парусов.

29-го буря затихла, и настал штиль, но качка продолжалась с такой силой, что ни ходить, ни стоять без лееров было невозможно и при брании высоты солнца должно было привязать себя к борту. 30-го в 10 ч. вечера при брамсельном ветре видели мы метеор: с высоты 45 сажен летел огненный шар, в диаметре около одного фута, и через 10 секунд с треском рассыпался около нас, на высоте 10 сажен. 31-го ветер засвежел, начали находить шквалы, и мы принуждены были убавлять парусов.

Новый год встретили мы сильной грозой с дождем. Часто находили шквалы, и за одним из них, весьма жестоким, последовал град, продолжавшийся около часа; мы были принуждены убрать паруса и отдать грот-марса-фал. Погода сия продолжалась пять дней и к 6 несколько стихло, так что мы могли вступить под паруса.


<< пред     Стр. 2     след >>

0