Глава IV

  

Плавание от Рио-Жанейро до мыса Доброй Надежды и оттуда на юг для открытий. —  Прибытие в порт Жаксон. — Некоторые замечания о сей стране и об английских колониях в Новой Голландии.

 

При оставлении Рио-Жанейро мы имели 10 человек больных. Таково было влияние бразильского жара и воздуха. К счастью, из сего числа не было ни одного трудного, почему они все скоро и оправились. Мы плыли при тихой погоде; только ночью несколько раз сверкала молния. С 26 ноября по 18-е следующего месяца мы продолжали наше плавание большей частью при умеренных ветрах и жаре от 17 до 20 градусов; часто шел дождь, сопровождаемый иногда довольно сильными шквалами и порывами, и мы несколько раз разлучались с «Открытием». В продолжение сего времени выбросили у нас еще 54½ пуда испортившихся сухарей.

При крепком ветре с порывами от юго-юго-запада и облачной погоде 18 декабря, в первый раз по выходе из Рио-Жанейро, увидели мы альбатросов. В сей же день, достав из трюма воду, запасенную нами в сем порте, мы нашли ее весьма кислой, почему телеграфом о сем уведомили начальника экспедиции. Капитан наш просил его зайти к мысу Доброй Надежды как для перемены воды, так и для того, чтобы вытянуть ослабший такелаж и перевязать к большей широте другие паруса. Шишмарев представлял, что для сего довольно трех дней в Столовой губе, откуда во всякое время можно свободно выйти, а между тем служители воспользуются свежим мясом. На это с «Открытия» отвечали, что когда сделается тише, то Васильев будет просить нашего капитана к себе. Поутру 19-го стихло, и «Открытие» сделал нам сигналы сначала приблизиться, а потом просил к себе обедать.

В полдень, окончив обсервацию и вычисления, капитан нашего шлюпа и я отправились на «Открытие». Там Васильев объявил свое намерение не заходить к мысу Доброй Надежды, представляя, что вследствие предписания нам надобно итти еще к югу, а чтобы скорее поспеть в порт Жаксон, то не должно терять нисколько времени и что у него вода весьма хороша, на нашем же шлюпе могло испортиться ее только несколько бочек, к тому же у него все служители были здоровы. Вечером мы возвратились домой. Ночью спустили у нас бом-брам-стеньги в росторы, переменили брам-стеньги и подняли штормовые по причине, что в больших широтах бывают крепкие ветры и бури. Сего же числа по приказу командира шлюпа за усердную службу нижних чинов команде выдано было в награждение третное жалованье, а некоторым замеченным слабее, — по червонцу.

22-го во время штиля, несколько позже полудня, натуралист наш и штурман ездили на ялике для испытания теплоты морской воды. Течение моря примечено по правому компасу прямо на север, пол-узла в час. В это же время я делал опыт над пустой бутылкой, закупорив ее сколько можно крепче, я залил пробку сургучом и опустил на глубину до 70 сажен. Вытащив, мы нашли ее полную соленой воды, и пробка была заткнута обратно, сургучом книзу.


<< пред     Стр. 1     след >>                   Оглавление

0