11-го при тихом южном ветре и ясной погоде увидели мы, несколько позже полудня, в первый раз тропическую птицу фаэтона; она была вся белая, имела нос красный и в хвосте длинные два пера такого же цвета. Ввечеру были шквалы с дождем от юго-востока, с полуночи подул бом-брамсельный южный ветер, было облачно, а к северу и юго-востоку пасмурно, и небо покрыто черными облаками. От юго-востока находили опять шквалы с дождем, от коего собранную воду мы отдали служителям для мытья белья.

В исходе второго часа пополудни телеграфом с шлюпа «Открытие» дано было знать, что начальник экспедиции желает видеться с нашим капитаном. У нас немедленно спустили ялик, и на оном отправились наш капитан и я. По прибытии нашем на «Открытие» Васильев объявил капитану Шишмареву свое желание пройти экватор сколько ветер позволит восточнее и, если не воспрепятствуют обстоятельства, то, не заходя в Рио-Жанейро, итти прямо к мысу Доброй Надежды в Ложную губу, где стоять покойнее, нежели в Столовой. В 6 ч. мы возвратились домой, условясь при переходе экватора обедать на «Открытии», а у нас провести вечер. В полночь ветер продолжался тот же, и находили частые шквалы с дождем. В 3 ч. шлюп «Открытие» зажег вдруг два фальшфейера и скоро скрылся у нас из виду. Мы догадались что нам надлежало поворотить и исполнили сие в 4 ч. При рассвете сошлись мы с «Открытием» контр-галсом и пошли одним курсом на юго-запад, при ветре юго-юго-восточном. Поворачивая, мы заметили, что шлюп наш дурно слушается руля и, не поворотив под марселями, принуждены были поставить для сего брамсели. Причиной сему было то, что нос сделался опять очень легок. Сего числа хронометр № 880 снова остановился, почему мы его так и оставили до прибытия к порту, где полагали отдать исправить. В половине 10-го часа шлюп «Открытие», находившийся впереди нас уже на экваторе, сжег несколько фальшфейеров и пустил ракеты, на что мы отвечали тем же в 10 ч., когда по нашему счислению были на экваторе в долготе 26°21’ западной. Перед самым вступлением нашим сюда начался южный пассат и дул довольно постоянно.

Когда мы пришли по счислению на экватор, где шлюп «Открытие» ожидал нас, лежа в дрейфе, то в то же мгновение у нас пустили ракету и выпалили из пушки. Вскоре потом мы зажгли двенадцать фальшфейеров и кричали семь раз ура. Затем пустили еще двенадцать ракет и сделали столько же выстрелов из пушек. В продолжение сего громкого торжества офицеры нашего шлюпа пили шампанское за благоденствие России и за славу ее флота. В то же время нижние чины и служители получили по чарке рому. В полночь все обратилось в самый веселый праздник. Я почитаю не излишним распространиться в сем описании, полагая, что если большей части моих сослуживцев уже известны подобные случаи, то читатель, не знакомый с жизнью моряка, увидит, что и наша служба, сопряженная с толикими трудами и опасностями, имеет свои приятности.


<< пред     стр. 5     след >>

0