28-го ветер беспрестанно переменял направление, и погода была пасмурная, отчего мы и не видали острова Брава. В полночь сделался тихий брамсельный ветер от северо-востока и выяснело. Капитан приказал из брам-сельдука сшить людям шапки для облегчения от жаркого климата; также просушили табак, назначенный в подарок диким, и для лучшего сохранения уложили оный в бочки. 29-го весьма часто переходили мы струю спорного течения, происходящего от островов Зеленого Мыса, кои были от нас недалеко. С полуночи дул тихий востоко-юго-восточный ветер, небо было облачно, и вскоре пошел дождь. К утру опять выяснело, и мы видели бабочку, которую, вероятно, отнесло от островов ветром, и много морских ласточек.

В третьем часу дня, после самого тихого ветра, нашел сильный шквал с дождем от северо-востока; к востоку заиграла зарница, и ветер сделался довольно крепкий, но в полночь затих. Молния сверкала, в отдалении слышен был гром, и часто находили шквалы от востока. Мы поставили для сбирания воды тент и набрали 25 ведер. Вода сия употреблялась у нас, взамен налитой в Петербурге, на варку и для питья скоту. В полдень молния сверкала прямо над нами, а ночью для показания своих мест мы жгли фальшфейеры. К вечеру стало яснее, воздух прочистился, и дождь перестал. В полночь дул ветер самый тихий между севером и востоком, а к утру наступила прекрасная погода.

Под вечер 2 октября плавали около шлюпа весьма долго две прожоры, которых мы пытались ловить на уду, но они не брались, невзирая на то, что по жадности своей хватают обыкновенно все, что им ни попадается. В полночь дул прежний ветер самый тихий, и небо было облачно. Мы держали сколько можно ближе к югу. При наступлении следующего дня ветер продолжался тот же, но к вечеру нашел сильный шквал с дождем, в полночь ветер опять стих, и вскоре сделалось маловетрие между югом и востоком. Поутру нашел вторично жестокий шквал с проливным дождем, при котором мы набрали 20 ведер воды.

Ветер был брамсельный от востока и постепенно заходил к югу; иногда находили шквалы с дождем от юго-востока. Как вода и дрова брались у нас все из носовой части, то нос нашего шлюпа сделался весьма легок, для избежания чего перенесли мы с кормы в носовую часть 200 пудов балласту. В продолжение сих суток летало и плавало около нас множество рыб и птиц; с полуночи при облачной погоде дул тихий бом-брамсельный ветер от зюйд-остен-зюйда, продолжавшийся всю ночь и весь следующий день. 5-го мы видели стадо птиц, из коих каждая была величиной с голубя, черного цвета, с белым брюхом. Натуралист наш называл их фаэтонами, но несправедливо, ибо сии последние суть белые тропические птицы с красными ногами и таким же носом и двумя длинными перьями в хвосте. Под вечер стало яснее, но по временам шел дождь.


 << пред       стр. 3      след >>

0