Страница 14

Таким образом мы простояли всю ночь. Сего числа приезжали к нам старшие лейтенанты с французской эскадры для проверки своих наблюдений с нашими. Тогда же приезжали с брандвахты и крепости по офицеру спросить нас, куда мы едем и какой нации наши суда, тогда как флаг наш лучше всего сие показывал.

Течение в сем месте у Санта-Круц весьма быстро, ибо в самом узком месте прохода мы стояли на глубине 19½ сажен; грунт — синий ил с ракушками; от вышеозначенной крепости на северо-запад 49°, в одной версте. Осматривая якорь, мы точно нашли его запутанным с канатом, отчего и сдрейфовало нас на глубину 32 сажен. В 6 ч. Утра при прежнем маловетрии, мы подняли верп и якорь, поставили все паруса и с буксиром пошли в море, через час, при сделавшемся ветерке от северо-северо-запада, буксир оставили, подняли все гребные суда и поставили лисели. В 8 ч. Имели остров Раццопо правому компасу на юго-запад в 5½ милях.

В полдень подул бом-брамсельный ветер от востоко-юго-востока, отошедший скоро к востоку; мы стали держать SSO, и ввечеру скрылись у нас из виду бразильские берега. Во время пребывания нашего у Рио-Жанейро мы видели приход к оному судов из Африки, наиболее из Англии, с Неграми и торг сими невольниками. Зрелище сие и участь сих несчастных возбудили в нас живейшее сострадание.

Хотя уже до меня много было говорено о сей позорной торговле, но я не почитаю лишним рассказать здесь о ней то, чему сам был очевидным свидетелем. На судах, приходивших в Рио-Жанейро с невольниками, сделаны были в трюме, к борту клетками нары, из которых в каждую влезал негр через узкое четвероугольное отверстие, и там лежал он, запертый вьюшкой с запором. В сем тесном положении страдальцы сии не только не имели возможности быть между собой в сообщении, ибо разделялись один от другого дощатыми стенками, но и едва могли поворачиваться. Таким образом нагружали их иногда вместе до 900 человек. На одном судне я видел их 747, на другом 850 и еще на малом бриге 450. Воздух у них до такой степени был сперт, что, посетив однажды одно из таковых судов, при всей моей крепости, я не мог сойти в трюм. По неимению у шхиперов большой команды, негров из трюма во время плавания не выпускают ни для каких нужд и надобностей. Случается иногда, и даже нередко, что умершие лежат в своей норе по два и по три дня сряду, ибо когда им раздают пищу, то матрос, которому сие поручается, отпирая пробку каждой клетки, бросает заключенному одну кукурузную шишку на целые сутки и запирает его опять железным засовом, не окликая каждого. Таким образом умерший лежит несколько суток в числе живых и наравне с ними получает жалкую порцию.


<< пред     стр. 14     след >>

0