Это случилось ночью. Наши вытащили баркас на берег, где измокшие и усталые были, согреты и накормлены англичанами, не принявшими за то никакой платы. Между тем ветер стих, и наши, к удовольствию беспокоившихся товарищей, возвратились поутру благополучно на шлюп.

20-го дул северо-западный ветер и временно находили шквалы. Сего числа пришло на рейд судно Российско- американской компании «Кутузов» под командой капитан-лейтенанта Гагемейстера. Оно отправлено было из России в 1816 году и, пробыв некоторое время в наших колониях, возвращалось в Кронштадт. На сем обратном пути Гагемейстер имел несчастье лишиться одиннадцати человек из малочисленного своего экипажа. Между прочим, умер у него ехавший в Россию из Ситхи, бывший главным правителем Российско-американской компании, коллежский советник Баранов. По старости лет своих… он не мог перенесть всех трудностей морского вояжа; вскоре по выходе из Батавии скончался и был опущен в море.

24-го в полдень, при среднем юго-западном ветре, к удивлению нашему, корабль «Кутузов» снялся с якоря и отправился в наше отечество. Причиной такой поспешности, надобно полагать, увеличившееся у него число больных, ибо в три дня, проведенные им в Портсмуте, не имела команда времени ни отдохнуть, ни освежиться после столь долговременного плавания. 25-го привезли к нам из Лондона: четыре секстана, телескоп, окружный инструмент, трубы, три барометра, термометры, два хронометра в корпусах — один работы Баррода, а другой Арнольда, и один карманный мастера Баррода. Мы поручили установить ход оных астроному Брадлею. Вместе с сим доставили к нам разные метеорологические и физические инструменты и нужные книги. 26-го начали мы наливать бочки привезенной на ботах водой и произвели окончательные закупки, 28 го получили обратно от астронома Брадлея хронометры наши вместе с таблицей суточного их хода, а 29-го начали готовиться к выходу в море, для чего подняли баркас, катер, брам и бом-реи. В 6 ч. утра снялись с якоря шлюпы «Восток» и «Мирный» и отправились в Южное полушарие. Быв занят приготовлением шлюпа к походу, я едва улучил одну минуту времени проститься с родным братом моим М. П. Лазаревым, который командовал шлюпом «Мирным».

После обеда привезли нам для команды 142 жестянки донкинова мяса, в коих было веса 15½ пудов, 240 баночек его же бульона, 75 банок сосновой эссенции для пива, 12 фунтов сусла и 50 пудов патоки. Запасы сии составляют довольно верное средство против цынготной болезни. Вдобавок к купленному в Копенгагене вину, взяли мы еще 20 ведер портвейну и 50 банок концентрированной лимонной кислоты. Сего дня же получили мы цепной канат длиной в 100 сажен. Оный был нам весьма полезен во время стоянки на якоре при Коральных островах.


<< пред     Стр. 6     след >>

0