страница 2

По просьбе офицеров наших провел я 16 июля на берегу в закупке к нашему столу разной провизии для дальнего вояжа и, пользуясь  сим случаем, осматривал окрестности города. Сего же числа привезены были для команды шесть с половиной пины рому, 11 анкерков красного вина, 4 анкерка винного уксуса и саго, что все и поместили в ахтер-люке. 18-го прибыл барон Николаи со своей супругой и английским посланником на шлюп «Восток», но как он приехал туда совершенно неожиданно и притом на двухвесельном боте, то и не успели принять его с должной почестью. 19-го числа обедали капитаны шлюпов «Восток» и «Открытие» у посланника, а как провизия к нам вся уже была доставлена и вода налита, то шлюпы, подняв гребные суда, в 8 часов утра были совершенно готовы вступить под паруса.

В половине 10-го «Открытие» начал сниматься с якоря и поставил все паруса. Мы также сему последовали, но как ветер зашел уже в сие время к OtN и течение началось от юга, то и не успели заворотиться на левую сторону, ибо течение переменилось и заворотило шлюп вправо, поворачивать же через фордевинд не позволяла узкость места, а посему и должны мы были опять положить якорь, спустить гребные суда и оттягиваться на удобное место, на что употребили более пяти часов времени. Капитан наш посылал прежде сего в 6 часов утра офицера к капитану Васильеву просить позволения сняться с якоря, ибо ветер и течение были к сему весьма удобны, а мы стояли в узкости фарватера, откуда не всегда удобно выходить. Начальник экспедиции приказал нам сниматься с якоря вместе с ним, а ветер не прежде как в 8 часов зашел к востоко-юго-востоку.

Во все время нашего пребывания на Копенгагенском рейде дули большей частью тихие ветры между севером и востоком, изредка находили шквалы от северо-востока, но дни были ясные, и барометр стоял всегда высоко. Подходя к Гельзинору, усмотрели мы, что шлюпы «Восток» и «Мирный» ушли у нас из виду. «Открытие», сождав * нас под малыми парусами, отсалютовал Кронборгу  и пошел вместе с нами в путь. Вечером мы видели зарницу, по горизонту облегла мрачность, пошел дождь, и барометр начал приметно упадать. В 10 ч. прошли мы маяк Куленс, а в 3 ч. пополуночи Ангольтский, в расстоянии 15½ миль. Глубина моря оказалась 21 сажен, грунт — песок. Нидлигенских маяков за мрачностью не было видно.

21-го ветер был тихий от востока, погода пасмурная, и мы весь день встречали на море серозеленые пятна, происходящие от морских растений, покрытых насекомыми. В час пополудни приезжали к нам рыбаки из шведских шхер и продали за один талер сорок довольно больших рыб. В 6 часов увидели мы почти на запад Шкагенский маяк в расстоянии 10 миль. В половине 11-го часа отстоял от нас Штаген по крюйс-пеленгу на юго-восток 40°, в расстоянии 9 миль; широта оного по датской карте 57°50′ северная, долгота 10°27′ восточная от Гринвича; от сего места начали мы считать отшедший наш пункт.


* Так в подлиннике.


<< пред     Стр. 2     след >>

0