страница 5

Июля 8-го около полудня при туманной погоде и маловетрии увидели мы маяк Христиансор в расстоянии 6 миль к юго-западу.

9-го дул крепкий ветер, погода была ясная и местами по горизонту мрачность. В 11 часов видели остров Борнгольм на юго-запад в расстоянии 2¾ мили; к рассвету остались под одними марселями, а в 4 часа пополуночи увидели на юго-запад восточный мыс острова Мсуна.

В 9 ч. мы находились от оного в расстоянии 3¼ мили и, поворотя на другой галс, продолжали лавировать в Кегебухту. В полдень отстоял от нас маяк Фалстербоу на восток в расстоянии 8½ миль. Барометр показывал 29 дм, 79. Шлюпы «Восток» и «Мирный», бывшие у нас на ветре, лавировали также к баканам.

10-го ветер переменный между юго-востоком и северо-востоком. В 6 часов пополудни потребовали мы лоцмана, который вскоре и прибыл; в 10 часов, подошед к первому черному бакану с моря, положили якорь на глубину пяти сажен; грунт оказался иловатый. Южная оконечность острова Драко была от нас к юго-востоку в расстоянии 3½ миль. Здесь стояли уже на якоре шлюпы «Восток» и «Мирный». Первый, подходя к баканам, стал на камень, под коим было только 12 футов воды, но сошел с оного весьма скоро и без повреждения.

В 6 ч. утра снялись мы вместе со шлюпом «Открытие» с якоря при тихом северо-восточном ветре и стали лавировать к Копенгагену.

11-го в час пополудни, прошед королевский фарватер, где стоят блокшивы, шлюп «Открытие» положил якорь на Копенгагенском рейде, а мы по медленности хода нашего судна, продолжая лавировать, должны были в 3 часа закрепить брамсели, ибо ветер начал свежеть. Находясь в сие время близ острова Сальтгольма, начали мы поворачивать оверштаг, но шлюп не поворотил, и едва стали паруса наполняться ветром при обратном уклоне шлюпа, как нашел жестокий шквал от запада-северо-запада, сопровождаемый дождем, громом и молнией.

В сем критическом положении не было другого средства как стать на якорь и в случае неуспеха кинуть другой. Надобно заметить, что в то же мгновение должно было убирать лежавшие на стеньгах паруса и спустить брам и бом-стеньги, кои гнуло в дугу, но в предприятиях сих мы худо успевали, марсели не шли на низ, а команда наша, не привыкшая к морю, утомилась уже от беспрестанных поворотов; шлюп дрейфовало сильно, прямо на мель, и если бы, к счастию нашему, ветер не отошел в сие время к северу, то мы были бы верно на мели. Но оный подул с таким же шквалом от острова Сальтгольма прямо, и нас понесло вдоль по фарватеру, где места было достаточно для дрейфования; тогда мы убрали паруса, спустили бом и брам-стеньги, и реи и на глубине шести с половиною сажен на иловатом грунте положили якорь. Вскоре после сего ветер начал утихать, и мы уже были вне опасности. В 6 часов утра при умеренном восточном ветре снялись мы с якоря и пошли к Копенгагену Королевским фарватером. Приближаясь к сему городу, салютовали Нейгольму семью выстрелами и получили то же число в ответ. В 9 ч. Стих ветер, нас стало прижимать к батареям, почему положили мы якорь на глубине четырех с половиной сажен и, спустив здесь гребные суда, оттянулись на глубину осьми сажен, к удобнейшему месту.


<<пред     Стр. 5     след >>                               Оглавление

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.