страница 2

Вследствие высочайшего соизволения я назначен был на «Благонамеренный», почему в записках моих и говорю преимущественно о предметах, касающихся до сего шлюпа, при вооружении которого находились: я, мичман Гиллесем, штурман Петров и команда 6, 11 и 12-го флотских экипажей; для разных же валовых работ присылались к нам ежедневно из экипажей от 100 до 200 человек матросов. Шлюп наш находился в грузу ахтерштевень (кормою) 9 футов 1 дюйм, форштевень (носом) 7 футов 11 дюймов, следовательно, диференту было 1 фут 2 дюйма.

7 июня осматривал наши шлюпы министр морских сил адмирал И. И. де-Траверсе, и по его приказанию свидетельствовал команды оных генерал-штаб доктор Лейтон. Некоторые из матросов, оказавшиеся не совсем способными к предстоящему дальнему плаванию, были немедленно отосланы с шлюпов и заменены другими.

Южная экспедиция готовилась отсутствием на два, а Северная на три года. Вся Весна 1819 года была проведена в приготовлении шлюпов к походу, и, по снабжении их нужными потребностями, во второй половине июня все они были выведены на Кронштадтский рейд. Перед выходом на оный, по приказанию капитана, команда была тщательно осмотрена штаб-лекарем при мне, и весь ее экипаж был освежен, выколочен, проветрен и с большой осторожностью перевезен на шлюп.

Шлюп «Благонамеренный» вышел на Кронштадтский рейд 21 июня, в полдень при тихом юго-западном ветре, и положил якорь на глубине З½ сажени. В это время находились на малом рейде кроме остальных трех шлюпов, назначенных в экспедицию, отправлявшиеся в Англию с гвардейским экипажем: 36-пушечный фрегат «Гектор» и 20-пушечный бриг «Олимп». Сего числа явились на шлюп наш прибывший из С.-Петербурга лейтенант Игнатьев и священник Михаил Иванов. По выходе на малый рейд стали мы с прочими судами в одну линию, а я и лейтенант Игнатьев начали чередоваться на две вахты.

На другой день по выходе нашем на рейд прибыл к нам на шлюп министр морских военных сил маркиз И. И. де-Траверсе, который, обозрев распоряжения капитан-лейтенанта Шишмарева, изъявил ему и всем офицерам свою благодарность.

Провизии отпущено было на нашу экспедицию на 3 года, а как шлюп «Открытие» по тесноте не мог поместить всей оной и еще многих других вещей, то все сие надлежало погрузить на шлюп «Благонамеренный», вместе с номерованными членами палубного мореходного бота, назначавшегося для плавания в Ледовитом море. Он имел длины 45 футов, ширины 15, глубины 4¼ и помещен к нам, со всеми принадлежностями, в трюм, в носовую часть. Для собирания оного прикомандированы были на наш шлюп: тиммерман, четыре плотника и конопатчик. В сей же день привезли к нам офицерскую провизию, изготовленную в С.-Петербурге и стоившую – 4 928 руб. К сему же времени все наши содержатели окончили прием разных припасов и материалов, кои так же были уложены по местам. Жалованье получали мы по двойному окладу и по заграничному курсу, полагая ассигнационный рубль в 33 штивера.

Государственный адмиралтейский департамент отпустил нам только необходимые астрономические инструменты, а прочие, как равно и хронометры, предписал купить в Лондоне.


<<пред     Стр. 2     след >>

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.