Кораблекрушение фрегата «Вахмейстер» — Балтийский Ллойд

Кораблекрушение фрегата «Вахмейстер»

 

Фрегат «В а х м е й с т е р» — 32-пушечный фрегат типа «Г е к т о р». Фрегат унаследовал название русского фрегата, который в свою очередь унаследовал название шведского корабля «W a c h t m e i s t e r», взятого в плен в бою у острова Эзель отрядом русских кораблей, под командованием капитана 2-го ранга Наума Акимовича Сенявина.

Чертежи русского фрегата типа «Г е к т о р» были разработаны в Архангельске корабельным мастером Яковом Брантом и подмастерьем Василием Батаковым в 1735 году. Чертежи были рассмотрены в Санкт-Петербурге комиссией во главе с обер-интендантом Ричардом Броуном и после незначительных исправлений, утверждены. 

Закладка фрегата состоялась на верфи в Соломбале 25 мая 1753 года. Строительством корабля руководил корабельный мастер Александр Сютерланд. Длина фрегата 36 м; ширина 9,6 м; глубина интрюма 4,3 м. 

Корабль был спущен на воду 26 апреля 1754 года и летом того же года под командованием капитана 3 ранга Дункана Вильсона, совершил переход с Белого моря на Балтику и вошел в состав Балтийского флота.

В 1755 году фрегат под командованием капитана 3 ранга Ивана Михайловича Пущина совершил плавание в Северное море до мыса Скаген в составе отряда из четырех фрегатов, под общим командованием капитана 3 ранга Петра Авраамовича Чаплина.

В 1756 году фрегат под командованием капитана 3-го ранга англичанина Томаса Макензи, в отряде капитан-командора Семена Ивановича Мордвинова, находился в крейсерстве у берегов Пруссии и принимал участие в начавшейся Семилетней войне.

В 1757 году, под командованием капитана 3-го ранга Александра Яновича Валронта (предок мичмана Женьки Вальронда, в знаменитом романа Валентина Савина Пикуля «Из тупика»), фрегат в составе отряда кораблей, 1 мая снялся с Кронштадтского рейда и отправился в Юго-восточную Балтику к прусским берегам для блокады прусского порта Мемель (в наше время литовский порт Клайпеда).

Находясь 8 мая у берега вблизи Виндавы (современный латвийский порт Вентспилс), фрегат попал в жестокий шторм от WSW, который затем перешел от W. Все корабли отряда получили повреждения, а фрегат «В а х м е й с т е р» был вынужден спуститься по ветру в бухту Тагалахт (на Северо-западе острова Эзель (он же Курессааре, а в настоящее время эстонский Сааремаа). К ночи ветр стих и с 10 мая корабли начали исправлять полученные повреждения, фрегат исправлял их в бухте Тагалах. Повреждения были существенные и их исправление заняло почти две недели. Фрегат присоединился к отряду 23 мая и на следующий день капитан 3-го ранга Вальронд вступил в командование отрядом и поднял на фрегате «В а х м е й с т е р» брейд-вымпел. 26 мая отряд зашел в Либаву (латвийский порт Лиепая), однако уже на следующий день фрегаты «В а х м е й с т е р» и «С е л а ф а и л» отправились в крейсерство к берегам Пруссии. 6 июня фрегат вернулся на рейд Либавы и после соединения с главными силами флота под командованием адмирала Захария Даниловича Мишуков, 15 июня снялся с якоря и отправился с флотом к берегам Пруссии. Днем 17 июня отряд подошел к порту Мемель и приступил к его блокаде и обстрелу города.  

Через неделю, 24 июня Мемель сдался. До сентября отряд находился в Мемеле и поддерживал действия русской армии вдоль берегов в заливе Куриш-гаф и занимались его промерами и съемкой берегов. 8 сентября, погрузив на корабли 180 прусских пленных, солдат русских пехотных полков, отряд вышел из Мемеля и направился в Кронштадт. На фрегате «В а х м е й с т е р» находились солдаты Преображенского полка и в качестве пассажира, командир 66-пушечного корабля «П о л т а в а» (тип «Слава России»), капитан 3-го ранга англичанин Томас Макензи, отпущенный с корабля, в виду начавшейся войны с Англией. Это был тот самый капитан Томас Макензи, который командовал фрегатом в кампанию 1756 года.

С 9 на 10 сентября у острова Готланд отряд выдержал шторм, во время которого корабли разлучились и каждое самостоятельно следовало в порт назначения. Фрегат «В а х м е й с т е р» в конце сентября зашел в порт Ревель для пополнения запасов провизии и воды. Пополнив запасы, 9 октября в начале 11 часа пополуночи, корабль с попутным южным ветром вышел из Ревеля и продолжил плавание в Кронштадт. Однако спокойное плавание длилось совсем недолго и не доходя до острова Вульфа (остров Аэгна) фрегат попал в густой туман, при это ветер усилился и опасаясь сесть на мель, командир  отдал приказ стать на якорь. В третьем часу пополудни, туман рассеялся и стали видны берега, фрегат снялся с якоря и продолжил плавание. Пройдя благополучно к западу от рифа острова Вульф и оставив справа ограждающие косу вехи, держали курс на NNW и N. Прошли совсем немного, как ветр стал утихать и переменился к W, затем к NW и разразился «чрезвычайный и малослыханный, презлой шторм». 

Штормовой ветр в левый борт накренил фрегат и правый борт погрузился в воду. Для   облегчения фрегата начали отдавать марса-шкоты, при этом оборвало гордени грот-марса-шкот-гитовы. Не ослабевая, ветр стал заходить к N и опасаясь, что фрегат может снести на берег, командир с офицерами рассудили, что лучше вернуться под защиту острова Нарген, для чего сделали поворот через фордевинд под фоком и фор-марселем, не неся задних парусов. Благополучно развернувшись, фрегат лег на правый галс, однако удержать его на курсе не получилось и зашедшим на NW ветром, его стало дрейфовать на мели острова Вульф. Не имея возможности управляться с парусами в условиях жесточайшего шторма, для сохранения фрегата, в пятом часу, решили лечь на якорь. На сколько было возможно, убрали фок и фор-марсель на гитовы, отдали даглист (левый якорь) и вытравили половину длины якорного каната, который как только начали его задерживать, оборвался. Не мешкая был отдан плехт-якорь (правый якорь) и вытравлено половины длины якорного каната, который удержал фрегат на месте. Все это время матросы пытались убрать паруса, однако штормовой ветер с дождем и снегом не позволял им этого сделать и они были вынуждены их проколоть и порезать, чтобы справиться с ними. В шестом часу ветр снова повернул к N фрегат начало дрейфовать к рифу и вскорости бить кормой о мель. Команда мужественно боролась за спасение корабля, были передвинуты в нос пушки и другие тяжести, чтобы приподнять корму, однако удары продолжались и по согласию всех офицеров корабля и находящегося на нем капитан Макензи, приняли решение срубить грот и бизань мачты, которые так удачно срубили, что ни единого человека не повредило, однако в корабле открылись течи и в корпус стала поступать забортная вода, которую начали откачивать за борт всеми имеющимися средствами. До 11 часов вечера продолжалась борьба за спасение корабля, тем не менее к этому времени вода стала пребывать быстрее, чем ее успевали выливать за борт, тогда, чтобы избежать опрокидывания фрегата, по общему согласию, решено было срубить фок мачту. После того как фок мачта была срублена начали палить из пушек, чтобы дать знать на берегу о бедственном положении корабля и палили до пяти часов утра 10 октября до самого того времени, когда зашедшим к O ветром, корабль был брошен на риф. В это время командир, офицеры и матросы и солдаты спасались на юте, на баке и по борту. Только после двух часов пополудни ветр отошел к NO и стал помалу утихать. Как только море подуспокоилось, экипаж немедля спустил на воду 10-ти весельную шлюпку, на которой, по приказанию командира, были направлены к берегу острова Вульф за помощью, капитан-лейтенант Иван Шишков и секретарь Арматов с матросами, вместе с ними отправился капитан Макензи, поручик Шапилов и солдаты, сколько могла вместить шлюпка. Вскоре шлюпка вернулась и на берег был отправлен мичман Лаврентий Аплечеев с матросами и солдатами.

В это время, некоторые из оставшихся на борту матросов, подстрекаемые мичманом Петром Байчиковым, пьянствовали и ворвавшись в каюту командира, разорили ее и вещи за борт выбросили, а унтер-лейтенанта Петра Ивановича Глотова, призывавшего к порядку вздурившихся матросов, бесчинствующие пьяные служители грозились убить.

Видя угрожающую оставшимся на фрегате офицерам опасность, командир, испытывающий трудности со здоровьем, воспользовался вернувшейся с берега шлюпкой и отправился с ними на берег, дабы оградить их от бесчинствующих матросов и солдат, а также в надежде найти на берегу плавсредства, чтобы перевести на берег команду и солдат Преображенского полка.

Оказавшись на берегу, командир отправил с острова на берег мичмана Аплечеева за помощью, а капитан-лейтенанта Шишкова отправил в Ревель с донесением о посадке фрегата на мель и просьбой об оказании помощи.

Из-за сильного ветра помощь из Ревеля не смогла прибыть в тот же день, а на следую день прибыли 9 лодок, которые перевезли с фрегата, остающихся на нем людей.

За это время на фрегате утонули 14 пьянствовавших служителя и от холода умерли 10 человек. Фрегат был разрушен и все судовое имущество и личные пожитки офицеров и служителей погибли.

Зачинщиков беспорядков, мичмана Байчикова и канонира Лепехина, а также пьянствовавших и бесчинствовавших служителей, взяли под караул и позднее предали суду.

Командир фрегата, капитан 3-го ранга Александр Янович Валронт в том же году скончался.


Автор капитан В.Н. Филимонов