Экспедиция Григория Муловского – Поставленные задачи

 

Перед экспедицией ставились весьма обширные задачи, это и обследование уже открытых и могущих быть открытыми во время плавания земель, и завязывание торговых отношений с Китаем и Японией, и заведение на землях поселений и разведение в них животноводства и заведение сельского хозяйства. Однако главной задачей было провозглашение территории всех Курильских островов владениями Российской империи, причем, не исключено, что остров Матсмай, который в наше время называется Хоккайдо, подразумевалось так же причислить к территории Российской империи. Кроме этого, все Алеутские и все другие острова у Северо-западных берегов Северной Америки, так же как и само побережье американского континента к северу от 40-й параллели, должны были быть объявлены территорией Российской империи.

А это уже задача геополитическая и её успешная реализация весьма значительно укрепляла влияние России не только на берегах Ламского (Охотского) и Корейского (Японского) морей, но и что значительно важнее, на Северо Американском континенте, а значит и во всей северной части Тихого океана. Всё вместе, оно значительно усиливало могущество России и в Европе.

В то время закрепление права на владение вновь открытыми территориями сопровождалось не только официальным объявлением и подкреплением военной силой, в виде присутствия военных кораблей (на пяти русских кораблях было 106 орудий, по тем временам это равнозначно парочке современных АУГ – авианосная ударная группа) с солдатами (на кораблях было одних только солдат 91 человек, не считая нескольких сотен матросов и артиллеристов – это очень много для тех отдаленных мест, где у других стран не было регулярных войск), но и пожалованием (дарением) вождям и старшинам местных племен официальных государственных знаков Российской империи, выполненных в виде гербов и медалей, которые отливались из золота, серебра, меди и чугуна. Кроме вручения местным жителям гербы и медали закапывались в потайных местах, чтобы в случае оспаривания права владения другими странами была возможность предоставить закопанную медаль и тем самым подтвердить факт первооткрывания и объявления собственностью Российской империи.

На корабли было погружено гербов и медалей с грудным изображением Императрицы Екатерины II:

Гербов чугунных – 200, из них половина без подписей и без указания на них года, а другая половина с подписями на Русском и латинском языках, и с указанием годов: 1789, 1790 и 1791.

Медалей было заготовлено разных: золотых с ушками – 100, без ушек – 10; серебряных с ушками – 400, без ушек – 30; медных с ушками – 600, без ушек – 60; чугунных – 500; всего – 1700 штук.

Медали были изготовлены «Для утверждения Российского права на все, до ныне учинённые Российскими мореплавателями, или вновь учинёнными быть могущие открытия».

Для обмена с жителями Алеутских и Курильских островов, а также для установления начального опыта торговли с Китайцами и Японцами было изготовлено и погружено на корабли большое количество разнообразных изделий и товаров.

 

Маршрут плавания

 

Корабли экспедиции планировали отправиться в плавание из Кронштадта в начале октября 1787 г. В Копенгагене пополнить запасы, купить инструменты и продолжить плавание в Англию, где обычно в порту Портсмут делали окончательные приготовления к  океанскому плаванию. В зависимости от готовности кораблей и погодных условий, выход из Англии планировали на конец декабря или на начало января 1788 г. Затем корабли должны были следовать к мысу Доброй Надежды, таким образом кораблям предстояло плыть вокруг Африки. Вариант плавания вокруг мыса Горн и далее через Восточный (Тихий) океан к Сандвичевым (Гавайским) островам даже не рассматривался. И в этом усматривается особая забота о безопасности плавания кораблей. Оно, разумеется, хорошо, когда проявляется такая забота, однако в данном случае для такой заботы нет внятного объяснения. Обычно командиру предоставляется право самому выбирать маршрут плавания, если только не стоит задача, для выполнения которой необходимо следовать в Индийский океан. В зависимости от времени года он решает, как плыть, вокруг мыса Горн или вокруг Африки. При следовании из Кронштадта на Камчатку считается, что плавание вокруг мыса Горн короче, удобнее и быстрее, если только погода позволит обогнуть мыс Горн без значительной задержки.

В случае, если погода препятствовала его обогнуть в течение разумного времени (в общем-то всё зависело от запасов пресной воды на корабле, поэтому когда её оставалось столько, что хватало дойти только да Кейптауна, то это и было временем поворота на обратный курс и началом плавания к югу Африки), мореплаватели разворачивались и шли через Южную Атлантику к Кейптауну и после пополнения в нём судовых запасов и отдыха команды, продолжали плавание через Индийский океан либо к Зондскому проливу, либо огибали с юга Новую Голландию (Австралию) и Землю Ван-Димена (остров Тасмания). Так, например, поступил наш великий мореплаватель Василий Михайлович Головнин, который на шлюпе «Диана» в феврале 1808 года, в условиях шторма 17 дней огибал мыс Горн и уже находясь в Тихом океане принял разумное решение повернуть и идти через Атлантику в Кейптаун, хотя на момент отхода из бразильского порта на острове Св. Екатерины 19 января на корабле находилось запасов пресной воды на пять месяцев, то есть на момент поворота воды ещё оставалось почти на три с половиной месяца. Надобно заметить, что десять лет спустя, в 1818 г, на транспорте «Камчатка», Василий Михайлович Головнин всё же обогнул мыс Горн, причем потратил на это 25 дней, с 20 декабря 1817 г по 16 января 1818 г, и совершил переход из Кронштадта до Петропавловска за 8 месяцев и 8 дней. Меньше этого времени, ни один парусный корабль, так и не совершил переход из Кронштадта до Петропавловска. В то историческое плавание на борту транспорта находились будущие известные русские мореплаватели Фёдор Врангель и Фёдор Литке, а также было доставлено на Камчатку первое фортепьяно.

Разумеется, что не только запасы воды принимаются во внимание, но и то, что под действием продолжительной качки расшатываются мачты, появляются течи и значительно утомляется команда, что может привести к развитию цинготной болезни до прихода корабля в первый удобный порт после огибания мыса Горн.

Маршрут вокруг Африки длиннее и для парусных кораблей требуется значительно больше времени, чтобы совершить переход до Камчатки, однако при достаточных запасах питьевой воды, добротной провизии и здоровой команды, такой переход существенно безопаснее и спокойнее, чем плавание вокруг мыса Горн.

На этом маршруте тоже имеются опасности, потому что океанов без опасностей не существует. Главную опасность в то время представляла тропическая малярия, которой моряки могли заразится от укусов комаров, вовремя плавания в Малаккском проливе и при посещении других тропических островов в Индонезии и на Филиппинах.

Для парусных судов одним из основным препятствием при плавании через район островов Индонезийского архипелага являлось отсутствие ветра. Наиболее благоприятными для плавания через Зондский пролив и к северу от него является период Зюйд-Вестовых пассатных ветров, которые там дуют в период с июля по октябрь.

Кроме того, в Индийском океане случаются тропические шторма и ураганы, во время которых корабли могли получить значительные повреждения, как например, русский транспорт «Або» 31 марта 1841 г, или погибнуть, как русский клипер «Опричник» в конце декабря 1861 г, предположительно с 25 по 26 декабря, попав в центр урагана, приблизительно в координатах 22° Ю.Ш и 67°30′ В.Д. – это примерно в 550 милях на Ост-тэн-Зюйд от острова Маврикий, как раз на обычном для того времени пути плавания парусных кораблей от Зондского пролива к мысу Доброй Надежды.

Несмотря на всё это, плавание через Индийский океан можно считать более безопасным, чем плавание вокруг мыса Горн.

Разумеется, что не смотря на трудности плавания вокруг мыса Горн, многие мореплаватели предпочитали идти именно вокруг него, чем следовать через Индийский океан и тропические воды Индонезийского архипелага, где свирепствовала малярия и моряков изнуряла тропическая жара и маловетрие. Да и шторма у мыса Горн не свирепствуют 365 дней в году, бывают и спокойные периоды,  например в апреле 1804 г, шлюпы «Надежда» и «Нева», русских мореплавателей Ивана Фёдоровича Крузенштерна и Юрия Фёдоровича Лисянского, без всяких затруднений обогнули мыс Горн, а корабли экспедиции Муловского раньше апреля к нему бы и не подошли, так как не малый путь от Англии предстояло пройти в зимнее время и преодолеть шторма в проливе Ла-Манш и Бискайском заливе, а так же весьма беспокойные воды у берегов Португалии, собственно только к югу от Канарских островов можно было рассчитывать на отсутствие сильных штормов. Кроме того, кораблям предстояло совершить заход в Бразилию для пополнения запасов пресной воды, провизии, мелкого ремонта кораблей и подготовки к длительному плаванию вокруг мыса Горн. Так что раньше апреля они и не могли бы к нему приблизиться.

Однако инструкция лишала Муловского права выбора и однозначно предписывала его кораблям следовать из Англии к мысу Доброй Надежды. По пути туда разрешалось совершить заход на Азорские или на Канарские острова для пополнения запасов свежей провизии и отдыха моряков.

В Кейптауне морякам надлежало погрузить на корабли несколько пар дворовой скотины, способной к разведению, а также различных семян: хлебных, конопляных, льняных, различных деревьев и огородных овощей, особенно земляных яблок (картофель). Всё это предназначалось «для разведения на Курильских островах, и других местах, назначенных для заселения, преимущественно для Охотска.»

После захода в Кейптаун кораблям надлежало следовать к Зондскому проливу мимо «Бурбонского и Французского островов», как в то время называли острова Реюньон и Маврикий. Инструкция характеризует этот маршрут как «безопаснейший, прямейший и выгоднейший путь…». Насколько относительно это понятие, показало впоследствии плавание уже упомянутого транспорта «Або», который затратил на переход из Кронштадта в Петропавловск этим «безопаснейшим, прямейшим и выгоднейшим путём» один год и 15 дней и потерял от болезней более 20 человек команды.

У моряков принято считать, что многое на море зависит от того, насколько удачлив или неудачлив моряк, из этого следует, что удачливый пройдет тот же путь и не встретит затруднений, а другой на том же пути, и даже в более благоприятных условиях, соберёт на себя всю непогодь и все напасти, которые даже и придумать трудно. Именно поэтому, ещё каких-то двадцать пять лет назад, некоторые судовладельцы очень чутко относились к личному везению капитанов и подразделяли их на «Good luck captain» и «Bad luck captain», и это не шутка.

Прежде чем заходить в Зондский пролив кораблям предлагалось подойти к острову Принца (в настоящее время остров Панаитан) и пополнить на нём запасы свежей провизии, чтобы не заходить в порт Батавия (Джакарта), где опасались заражения тропической лихорадкой – малярией. Затем, пользуясь пассатными ветрами, кораблям, следовало пройти пролив и дальше плыть на север мимо острова Банга в Южно-Китайское море. Затем на усмотрение Муловского, для пополнения запасов, можно было зайти или на Филиппины в порт Манила, или в Китай, в порт Кантон (Гуанчжоу). Последний был даже предпочтительнее, только вот ввиду политических сложностей с Китаем, корабли под Российским флагом заходить в него не могли, поэтому для захода туда необходимо было поднять на кораблях флаг какого-нибудь иностранного государства. Если заход в Кантон будет невозможен, то кораблям предлагалось зайти на остров Формоза (Тайвань) или на один из островов к югу от Японии – острова Окинава или даже попытаться сделать это в Японии. Плаванию вблизи Японии предавалось особое внимание и распоряжение Адмиралтейств-Коллегии, составленное на основании указа Императрицы предписывало русским кораблям «Будучи в соседстве Японии, не упущать (упускать) ни малейшего случая получить достовернейшие известия о сей земле, а наипаче (особенно) о северной её части, и лежащих близ неё в северную сторону больших островах, кои без сомнения мнимую землю Езо представляют; и сверх того, во всех случаях, с Японцами и Курильцами, на ближайших островах живущими, обходиться дружеским образом, и стараться завести торги…». Как видим, предстояло произвести тщательную разведку у северных берегов Японии, чтобы точно установить какие большие острова находятся к северу от Японии, надо полагать, что остров Матсмай (Хоккайдо), русские не рассматривали как принадлежащий Японии, ну а об остальных островах Курильской гряды, в том числе южных, на которые в наше время претендует Япония, и говорить нечего – их Российская Империя ВСЕГДА рассматривала как Российские владения, что видно в приведенной выдержке из предписания Адмиралтейств-Коллегии. Продолжим прерванную цитату «…Желательно есть, чтобы вы плавание своё расположили по всей точности предписания, чрез Зондский пролив, яко ближайший и назначенный именным Её Императорского Величества указом путь. Чего ради и надлежит вам распорядить временем плавания вашего от мыса Доброй Надежды так, чтобы прибыть к Зондскому проливу, когда продолжаются там пассатные, вам благопоспешные ветры.»

Несмотря на важность именно этого пути, в случае невозможности воспользоваться упомянутыми выше пассатными ветрами, инструкция разрешала кораблям следовать вокруг Новой Голландии (Австралии) с заходом на один из удобных населённых островов для пополнения запасов и восстановления здоровья экипажей.

Хотя в инструкции содержались подробные предписания о маршруте плавания кораблей, в ней содержалось и разрешение Григорию Муловскому изменить маршрут по своему усмотрению, если на то будут основания и такое изменение будет способствовать выполнению главной цели экспедиции, при условии однако, что с таким изменением будут согласны командиры других кораблей.

Когда корабли дойдут до северных берегов Японии, или если бы они пошли вокруг Австралии, то на Сандвичевых островах, им надлежало разделиться: транспорт «Смелый» со скотиной для разведения, должен был идти на Камчатку в порт Петропавловск; два корабля должны были продолжить исследование Курильских островов, а два других, под командованием Григория Ивановича Муловского должны были идти к берегам Америки. В случае, если некоторые их кораблей получили бы повреждения и требовали ремонта, то их надлежало отправить в Охотск для исправления, а все остальные должны были продолжить плавание к Америке, которая рассматривалась как главная цель экспедиции.

 

Продолжение здесь >>

 


Автор капитан В.Н. Филимонов

1+