Фрегат «Митау». Часть 2

 

В то время как фрегат «Митау» вместе с другими кораблями российского флота пребывали в зимней «спячке» под высокими сугробами в скованном льдами Кронштадте, а их бравые моряки коротали зимнее время, предаваясь увеселениям в столичном Петербурге, русские войска под командованием генерала Петра Петровича Ласси подошли к польскому Данцигу и с ходу попытались им овладеть. Однако не тут-то было, сторонники Станислава Лещинского, воодушевленные присутствием послов Швеции и Франции, а также надеждой на военную помощь от союзных стран, храбро защищали хорошо укрепленную крепость Данциг.

Раздосадованные потерями и стойкостью защитников крепости, русские войска приступили к осаде Данцига. Осада всегда дело непростое и приводит к большим потерям со стороны осаждавших, а тут еще добавилась невозможность доставить тяжелую осадную артиллерию через территорию Пруссии, которая не входила в коалицию стран, сторонников Саксонского курфюрста Фридриха Августа III.

В марте 1734 года, командование «увязшими» в осаде русскими войсками, принял фельдмаршал Бурхард Миних. Однако смена командующих, без тяжелой осадной артиллерии мало способствовала успеху. Вся надежда оставалась на российский Балтийский флот, который с приходом весны начал готовиться к летней кампании 1734 года. Разумеется, в том числе и фрегат «Митау» с его «французским» командиром Петром Дефремери.

Офицерами на фрегат были назначены:

Лейтенант – Петр Чихачев

Лейтенант – князь Алексей Вяземской

Мичман – Харитон Прокофьевич Лаптев

Мичман – Василий Войников (Ванников)

Корабли Кронштадтской эскадры начали вытягиваться из гаваней на рейд 4 мая, первым вытянулся фрегат «Стор-Феникс». А 6 мая последовал указ Ея Императорского Величества императрицы Анны Иоанновны: «определенные в кампанию корабли и прочия суда со всяким поспешением во всем исправить и на рейд вывесть, конечно сего мая 12 дня, из которых прежде как скоро возможно вывесть корабли определенные в эскадру вице-адмирала Сенявина, которая имеет стоять в авангардии, и приняв порох поставить в надлежащих от Кронштадта местах без всякаго медления».

По мере готовности, корабли вытягивались из уютных гаваней весеннего Кронштадта на Кронштадтский рейд, где встав на якоря, принимали с барж артиллерийский порох и помещали его в крюйт-камеры.

Фрегат «Митау» вытянулся из гавани 9 мая и стал на якорь на Кронштадтском рейде для погрузки пороха и последних приготовлений к плаванию.

После того, как на рейд вытянулись все корабли, 11 мая в 7 часов вечера на эскадру прибыл князь Беверский, которого сопровождали адмирал Томас Гордон, контр-адмиралы Мартын Петрович Госслер и Василий Афанасьевич Дмитриев-Мамонов, и советник адмиралтейской коллегии контр-адмирал Захарий Данилович Мишуков.

Через полчаса из Петербурга прибыла придворная золотая яхта «Е л и з а б е т», которую приветствовали пушечным салютом с флагманского корабля эскадры.

портретНа следующий день 12 мая командующий флотом адмирал Томас Гордон и с ним персидский посол прибыли на корабль «Петр и II» и на нем подняли на грот-стеньге адмиральский флаг. Все корабли эскадры отсалютовали флагману салютом из 11 пушек и в ответ флагманский корабль приветствовал эскадру салютом из 19 пушек.

Через час персидский посол под звуки пушечного салюта покинул флагманский корабль, а на кораблях эскадры заканчивали последние приготовления к выходу в море. Флоту предстояло отправиться к осажденному Данцигу для доставки русским войскам артиллерии и блокирования и обстрела крепости с моря.

В то время как на кораблях заканчивали последние приготовления к выходу в поход, 13 мая, адмирал Гордон выдал походный ордер капитану, барону фон-Шлейницу: «По получении сего немедленно с порученным вам фрегатом «Р о с с и я» обще с фрегатом «М и т а у», на котором капитан Дефремери, извольте со всяким поспешением идти в море к Данцигу до гука Геля и приходя ко гданскому рейду под шведским флагом обстоятельно осмотреть не имеется-ль на том рейде французской эскадры, и ежели имеется в каком числе кораблей и фрегатов, и по обстоятельному осмотру извольте паки следовать в море искать флот наш около Пилау».(Гук Гель – это полуостров Хель. Гданский рейд – рейд напротив крепости Данциг – Гданьск.) 

Следует обратить внимание, что в то время широко применялась практика использования флага нейтрального государства для проведения разведки.

14 мая, первым снялся с якоря и направился на запад фрегат «Россия», за ним снялись с якоря корабли авангардии – передовой отряд кораблей эскадры, под командованием вице-адмирала Наума Акимовича Синявина: «Св. Александр», «Слава России», «Леферм» и «Девоншир», и пошел на запад в Балтийское море. Вслед за ними снялся с якоря и направился на запад фрегат «Митау», отсалютовав флагманскому кораблю из 11-ти пушек, в ответ с корабля «Петр I и II» ответили пальбой из 7-ми пушек.

Покинув Кронштадтский рейд фрегат «Митау» присоединился к фрегату «Россия» и они вдвоем на всех парусах пошли к Данцигу.

15 мая, исполняя волю Её Императорского Величества императрицы Анны Иоанновны, корабли снялись с якорей и Балтийский флот двинулся к Данцигу. Командовал флотом адмирал Томас Гордон, поднявший свой адмиральский флаг на самом большом линейном корабле русского флота «Петр и II».

Кстати будет отметить, что «Петр I и II»  был первым 100 пушечным кораблем российского флота. Его постройка была начата 29 июня 1723 года на адмиралтействе в Петербурге, самим Петром Великим. Строительство корабля завершилось уже после смерти великого Преобразователя, 29 июля 1727 года. После смерти Петра Великого строительством  корабля руководил корабельный мастер Филипп Петрович Пальчиков. Ему в помощь были выделены все корабельные мастера петербургского адмиралтейства: Гавриил Авдеевич Меншиков, Феодосий Моисеевич СкляевРичард Броун, Осип Най и Ричард Рамз.

Корабль прослужил до 1744 года. После этого было принято решение оставить его навечно, как историческую ценность в память о Петре Великом. Однако, корабль постигла та же участь, что и корабль «Ингерманланд», который так же постановили сохранить навечно, однако вопреки воле Петра Великого, он был разобран в 1736 году. Корабль «Петр и II» был разобран в Кронштадте в 1752 году.

Вышедший в море флот представлял внушительную силу, со времени основания российского флота, впервые выходила в море для боевых действий столь мощная российская эскадра.

Корабли:

«Петр и II», 100 пушек, 1000 чел., – командир, капитан полковничьего ранга, Роберт Литель. Адмирал Томас Гордон.

«Шлиссельбург», 66 пушек, 488 чел. – командир, капитан полковничьего ранга, Андреян Гохстрат. Контр-адмирал Мартын Петрович Госслер.

«Наталия», 66 пушек, 488 чел. – командир, капитан полковничьего ранга, Михаил Киселев.

«Марльбург», 66 пушек, 488 чел. – командир, капитан полковничьего ранга, Матис Тем.

«Нарва», 66 пушек, 488 чел. – командир, капитан полковничьего ранга, Борис Лебядников.

«Петр II», 54 пушки, 393 чел. – командир, капитан полковничьего ранга, Никлас Штром.

«Выборг», 54 пушки, 393 чел. – командир, капитан полковничьего ранга, Джемс Кенеди.

«Рига», 54 пушки, 393 чел. – командир, капитан полковничьего ранга, Макар Бараков.

«Добрая Надежда», 54 пушки, 393 чел. – командир, капитан полковничьего ранга, Томас Стокс.

«Виктория», 54 пушки, 393 чел. – командир, капитан полковничьего ранга, Даниил Герценберг.

«Св. Александр», 66 пушек, 488 чел. – командир, капитан полковничьего ранга, Вилим Люис. Вице-адмирал Наум Акимович Синявин.

«Слава России», 66 пушек, 488 чел. – командир, капитан полковничьего ранга, Ульдрих Кристьян Вильстрем.

«Леферм», 66 пушек, 488 чел. – командир, капитан полковничьего ранга, Яков Савич Барш.

«Девоншир», 54 пушки, 393 чел. – командир, капитан полковничьего ранга, Людвиг Брант.

парусникпарусник

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фрегаты:

«Амстердам-Галей», 32 пушки, 200 чел. – командир, капитан полковничьего ранга, Иван Григорьевич Черевин.

«Арондель», 50 пушки, 300 чел. – командир, капитан полковничьего ранга, Ларс Шевинг.

«Митау», 32 пушки, 200 чел.- командир, капитан полковничьего ранга, Петр Дефремери.

«Россия», 32 пушки, 200 чел.- командир, капитан барон Ганс Сигизмунд фон-Шлейниц.

«Стор-Феникс», 34 пушки, 200 чел.- командир, капитан полковничьего ранга, Питер Беземакер.

«Эсперанс», 44 пушки, 240 чел. – командир, капитан полковничьего ранга Алексей Чертков.

 парусник

 

Бомбардирские корабли:

«Дондер», 10 пушек, 68 чел. – командир, лейтенант Карл Вигант.

«Юпитер», 10 пушек, 68 чел. – командир, лейтенант Михаил Пальчиков.

парусникпарусник

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Брандер «Армонд», 44 пушки, 300 чел. – командир, капитан полковничьего ранга, Генрих Сниткер.

Госпитальный корабль «Перл»– командир, лейтенант майорского ранга, Конон Прончищев.

Шнява «Фаворитка», 16 пушек, 75 чел. – командир, лейтенант майорского ранга, Федор Лавров.

парусник

Пакетботы:

«Курьер»– командир, лейтенант майорского ранга, Алексей Андреевич Хитрово.

«Меркуриус» – командир, лейтенант майорского ранга, Дмитрий Яковлевич Лаптев.

«Почт-Ваген»– командир, лейтенант майорского ранга, Дмитрий Еропкин.

парусник

Гальоты:

«Александр»– командир лейтенант майорского ранга, Федор Третьяков.

«Гогланд»– командир лейтенант майорского ранга, Василий Спиридов.

«Керс-Макер»– командир лейтенант майорского ранга, Воин Яковлевич Римский-Корсаков.

«Лоцман»– командир капитан полковничьего ранга, Мартын Янсен Гове.

парусник

Флейты:

«Дагерорд»– командир, шхипер, Мошницкий.

«Екатерингоф»– командир, шхипер, Курт.

«Иоанн»– командир, шхипер, Чернышев.

«Св. Екатерина»– командир, шхипер, Герец.

«Сескар»– командир, шхипер, Дорт.

«Соммерс»– командир, шхипер, Хитров.

«Эзель»– командир, шхипер, Пеклау.

парусник

Шмаки:

«Дебирдрагер»– командир лейтенант майорского ранга Федор Игнатьев.

«Черный бык»– командир лейтенант майорского ранга, Иван Чернышев.

парусник

После зимнего бездействия в гаванях Кронштадта, командирам о командам кораблей требовалось некоторое время, для того чтобы привыкнуть к совместному плаванию в составе эскадры. Как водится, в первые дни, «вылазят» всевозможные недоделки и неисправности в оснастке кораблей. Не стал исключением и поход русской эскадры. На следующий день, в седьмом часу утра, шлюпка с фрегата «Стор-Феникс» подошла с кормы к кораблю «Нарва», подали конец на корабль и закрепили, однако шлюпку оторвало и она опрокинулась. Из пяти человек спасти удалось только трех.

В этот же день адмирал Гордон разослал командирам всех кораблей, за исключением ушедших в разведку фрегатов «Митау» и «Россия», а так же бомбардирских кораблей «Дондер», «Юпитер» и брандера «Армонт», походные ордера следующего содержания: «Когда вы, с порученным своим кораблем, будете от флота в отлучности, и где встретится вам какой корабль, фрегат или какое французское судно, то в таком случае, смотря что он вам под силу будет, вступить с ним в бой и всякий поиск над ним учинить, чтобы его как взять и поступать как надлежит искустному и верному Ея Императорскому Величеству, рабу, по присяжной должности, ибо при королевском датском дворе, Франция объявила, что посланная эскадра французская в Балтийское море, указ имеет неприятельски поступать со всеми, которые Станиславу противны, того ради с ними надлежит поступать как с неприятельскими, о чем от Ея Императорского Величества указ имеем».

Станислав, имеется в виду Станислав Лещинский. Следует обратить внимание, что в походном ордере, который был выдан 13 мая командиру фрегата «Россия» фон-Шлейницу, ничего не говорилось о враждебности Франции.

карта

17 мая, эскадра находилась на меридиане острова Соммерс, когда налетел шквал с запада. По сигналу с флагмана корабли стали на якоря. На фрегате «Эсперанс» переломилась крюйс-стеньга и грот-брам-рей.

На следующий день, продолжал дуть сильный марсельный ветер. На линейном корабле «Марльбург» переломилась грот-брам-стеньга, а на корабле «Наталия» – крюйс-стеньга. На бомбардирском корабле «Юпитер» оборвался канат даглист, отдали другой анкер.

Только 19 мая в 10 часов вечера погода улучшилась и корабль снялись с якорей и лавируя пошли на запад, оставляя остров Гогланд к зюйду. Однако из за частых туманов несколько раз приходилось ложиться в дрейф и ожидать улучшения видимости. В тумане отстал от флота флейт «Соммерс», на его поиски был отправлен фрегат «Стор-Феникс». На бомбардирском корабле «Юпитер» от сильного волнения такелаж ослаб на столько, что стали рваться бакштаги, фордуны и грот-стень-ванты. Для его исправления корабль повернул через фордевинд и пошел к якорному месту у острова Дагерорд.

22 мая на поиски корабля «Юпитер» отправили корабль «Нарва». А на корабле «Виктория», который только накануне догнал эскадру обнаружилась сильная течь и за вахту воды прибывало по 33 дюйма – 83,8 сантиметра.

Флот продолжал движение к Данцигу, команды обучались стрельбе из корабельных орудий.

23 мая встретился английский пинк, капитан которого сообщил, что видел у Готланда два российских фрегата. Это могли быть только наши разведчики «Митау» и «Россия».

В то время как русская эскадра продвигалась на юг к рейду Пилау, где предполагалось выгрузить на берег артиллерию для осаждающей Данциг русской армии, фрегаты «Россия» и «Митау», днем 24 мая на подходе к полуострову Хель встретили 4 военных корабля, которые начали их преследовать. Русские фрегаты не видя флагов военных кораблей повернули на норд и стали уходить в открытое море. Оторвавшись от погони они на следующий день, 25 мая, потеряли друг друга из виду.

карта

Потеряв из виду фрегат «Россия» командир фрегата «Митау» Дефремери посовещался со своими офицерами и они приняли решение идти к полуострову Хель, где они полагали встретить фрегат «Россия».

На подходе к полуострову Хель, на фрегате подняли шведский флаг и вымпел и увидели идущие к ним на всех парусах, 5 кораблей. Сблизившись с кораблями увидели на них французские флаги. Французские корабли были значительно больше фрегата «Митау», а значит имели значительно больше орудий. Надеясь избежать неравного боя, Дефремери отдал команду повернуть и держать курс NtW. Дул крепкий рифмарсельный ветер от NOtOи наш фрегат шел в бейдевинд правого борта и по силе ветра имел поднятыми все паруса. Французские корабли повернули и легли на один с нашим фрегатом галс. В виду того, что французские корабли были больше они несли значительно больше парусов и имели большую скорость. Около 11 часов вечера, когда фрегат «Митау» находился между юго-восточной оконечностью полуострова Хель и мысом Розегофт, французские корабли догнали и окружили его. С них в рупоры потребовали обрасопить паруса и прислать на флагманский корабль офицера на шлюпке.

Командир Дефремери, рассудив с офицерами, что им не было сообщено об объявлении войны со стороны Франции, а значит опасаться пленения не стоит, отправил на шлюпке мичмана Василия Войникова. Через короткое время прибыла шлюпка от французских кораблей и офицер сообщил, что командующий просит Дефремери прибыть лично. Хотя по регламенту ему, как командиру, не положено было покидать корабль, он понадеялся, что это поможет избежать задержание фрегата, и отправился на французский корабль. Однако его надежды не оправдались и на французском корабле ему сказали, что фрегат взят в плен. Со всех французских кораблей к русскому фрегату устремились шлюпки с французскими солдатами, которые поднялись на палубу фрегата и взяли в плен его экипаж. Который не оказал никакого сопротивления. Часть русских моряков развезли на французские корабли и фрегат «Митау» в сопровождении французских кораблей был отведен в Копенгаген.

Разумеется, что о подробностях захвата в плен фрегата «Митау» русским стало известно не сразу.

А пока, 25 мая, корабли русской эскадры остановили два голландских судна, которые шли из Данцига. От них узнали, что у Данцига находится французский флот в составе 10 кораблей и что он взял в плен два русских гальота. Флот продолжал движение на юг и утром 26 мая эскадра нагнала фрегат «Россия». Его командир сообщил адмиралу Гордону о встрече с французскими кораблями у полуострова Хель 24 мая и о том, что 25 мая они потеряли из виду фрегат «Митау». Затем он доложил, что 25 мая, около 1 часов ночи фрегата встретился с фрегатом и гальотом, которые шли без флагов, однако в 3 часа они подняли французские флаги сопровождая их подъем пушечными выстрелами. В ответ на фрегате «Россия» подняли шведский флаг, однако командир французского фрегата заподозрил, что фрегат русский и потребовал остановиться. Однако русский фрегат продолжал идти на восток и на траверзе мыса Брустерорт (в наше время мыс Таран), французский фрегат отстал и пошел обратно на запад.

В этот же день русский флот прибыл на рейд Пилау, где корабли доставившие артиллерию приступили на следующий день к её выгрузке на берег, а линейные корабли, кроме корабля «Виктория», изготовились к бою и отправились для блокады с моря крепости Данциг.

Мы оставим русские корабли у Данцига и на рейде Пилау, а захваченный фрегат «Митау» в руках французов и продолжим наш рассказ в следующей главе.

 

Продолжение, разумеется, уже пишется….


Автор капитан В.Н. Филимонов

1+