Спортивные предпочтения моряков

 

Эту, полу-былинную историю, рассказывали в 1982 году, на борту т/х «Савва Лошкин», где автор работал в должности матроса. Члены экипажа, долгое время работавшие в пароходстве, утверждали, что история вполне правдивая, и все, о чем мы расскажем ниже, произошло на самом деле. Нам нет причин не доверять сим славным труженикам моря и реки, тем более что без таких рассказов, жизнь и работа на море лишилась бы одного из известнейших и стариннейших атрибутов, а именно, «морской травли».

«Морская травля» — это особый вид морского фольклора, в котором основу истории составляет действительно произошедшее событие, только при устной передаче тем или иным рассказчиком, приукрашенное отдельными, может и не существовавшими в действительности, подробностями, составляющими своеобразную канву повествования. В «морской травле» именно канва и маленькие подробности, являющиеся авторством рассказчика, и придают красочность и сочность рассказу.

В данной истории нет ничего оскорбительного или порицающего честь и достоинство человека о котором пойдет речь. Совсем наоборот, мы с глубокой симпатией отзываемся о нем и хотим, чтобы наш рассказ стал своеобразной лептой, в дело сохранения памяти о заслуживающем уважения человеке и моряке. Его именем назван один из теплоходов, ныне бывшего, а некогда, славного Беломорско-Онежского пароходства.

Итак, перейдем к нашему рассказу. В семидесятых годах прошлого века, профсоюзный комитет пароходства решил опросить экипажи судов, каким бы видом спорта они желали заниматься на судне, в свободное от вахт и работ время, и какой для этого им требуется спортивный инвентарь. Необходимо сделать существенное замечание. В то, уже почти былинное время, в пароходствах, были люди, которые заботились о здоровье и досуге моряков. В наше время это уже кажется почти невероятным. Хотя нет. Многие осведомленные моряки даже спросят: «А как же Конвенция MLC-2006?». На это у меня простой ответ. Конвенция MLC-2006 — это формальность, ничто. Она никак не улучшила быт и работу моряков. Даже наоборот. Теперь, для соблюдения всех требований этой конвенции, моряки вынуждены еще больше работать и на свободное время почти нет времени. Разумеется, в некоторых компания даже выделяются некоторые финансовые средства, на которые моряки могут закупать спортивный инвентарь или диски с фильмами, тем не менее общей удручающей картины это изменить не может.

Для того, чтобы узнать мнение моряков, профком отправил на суда радиограмму следующего содержания: «Сообщите какими видами спорта желает заниматься команда и какой инвентарь для этого необходимо приобрести?»

Надо сказать, что в то время еще не было аппаратуры с цифровым избирательным вызовом (ЦИВ) и на всех судах был радист, который принимал и передавал радиограммы. Радиограммы передавались в режиме радиотелеграфии, азбукой Морзе, и соответственно, содержание радиограмм, было известно всем, кто их слышал. Поэтому содержание ответной радиограммы, которую отправил радист теплохода, которым командовал герой нашего рассказа, стало известно всему флоту.

Судно в это время находилось в заграничном плавании. Ознакомившись с содержанием полученной из профкома радиограммы и обладая незаурядным чувством юмора, он составил ответную радиограмму следующего содержания: «Команда желает заниматься конным спортом. Для проведения скачек, вышлите в Вознесенье лошадей и сено.» Вознесенье — это порт-пункт на Онежском озере, у истока реки Свирь.

Не трудно представить какой эффект на флоте вызвала эта шуточная радиограмма, по своему содержанию являющаяся одним из шедевров морского юмора! Весь флот покатывался со смеху в течении лет пяти!

В пароходстве же сначала юмор капитана не оценили и собирались очень даже сурово обойтись с возмутителем спокойствия. Однако, нашлись здравомыслящие руководители, которые юмор оценили, да и время прошло, прежде, чем он приехал в пароходство, сменившись с теплохода. Время ведь не только лечит, но и остужает горячие головы. Так что наш капитан сильно не пострадал за юмор и смелость. Может быть даже, как раз второе и было оценено по достоинству. Ведь в настоящем капитане это одно из самых наиважнейших и ценнейших качеств. Ведь не зря же говорится, что «Смелость города берет!» Разве же можно доверять командование судном трусу? В то время на судах не было еще интернета и мобильной и спутниковой телефонной связи, которая в настоящее время, по мнению многих офисных работников, позволяет именно им, а не капитану эффективно и безопасно эксплуатировать суда, поэтому капитану приходилось самостоятельно находить и принимать многие решения в трудных и порой опасных ситуациях и соответственно нести за них ответственность, которая порой исчислялась не одним годом общего или строгого режима. Так что личная смелость в то время имела большое значение и обладающих ею специалистов ценили.

В настоящее время уже нет славного Беломорско-Онежского пароходства, преступно растащено и распродано все его имущество и теплоходы, принадлежащее в общем-то всему народу, ушли из жизни многие герои и пересказчики этой истории, но сам «Сормач», пусть и не в России, но все еще трудится под флагом Украины на речных и морских дорогах. В прошлом году теплоход отметил свой 45-ти летний юбилей!

Прекрасные и надежные теплоходы были спроектированы советскими корабелами и построены на заводе «Красное Сормово». Хорошо хоть его не растащили, и он в наше время продолжает строить теплоходы класса «река-море». Правда современные теплоходы, за исключением проекта «Русич», уже не обладают тем изяществом и плавностью архитектуры, свойственной судам «река-море» советского периода судостроения, наверное, современные, чисто коммерческие интересы уже заслоняют эстетику, а чувство вкуса уже не является обязательным для разработчиков судов. Правда дело вкуса вещь абстрактная и спорить о ней дело не благодарное, так что и мы, пожалуй, не будем с этим связываться. Строят хоть что то, и то хорошо. Хоть будет на чем, современным морякам и речникам, заниматься в свободное от вахт и работ время, самым приятным занятием — «морской травлей».


Автор капитан В. Н. Филимонов

0