Солнечное затмение

 

Небольшой уютный городок Грейт-Ярмут раскинулся на обоих берегах речки Яр, в месте впадения её в Северное море. Как такового порта в городке нет и грузовые причалы хаотично расположены то тут, то там по всему городу. Для моряков от такой хаотичности так одни только удобства – от причала до пивного паба рукой подать, за выходные было изрядно выпито пинт ирландского Гиннеса и британского эля. Но, как обычно, выходные пролетели очень быстро и в понедельник утром наступили обычные трудовые будни, и выгрузка продолжилась с шести утра, чтобы к одиннадцати уже закончиться и на полной воде наш сухогруз должен был отправиться в балласте в Норвегию для погрузки щебенки на Гамбург.

За завтраком чиф Владимир Владимирович сказал:

— Николаич, вчера вечером на судно приходил какой-то странный тип и узнав в разговоре, что после выгрузки завтра судно отходит назначением на Норвегию, просил взять его пассажиром. Мы ему ответили, что пассажиров не берём.

— Правильно и ответил, только пассажиров нам для полного счастья и не хватало. Однако не мешало бы сделать досмотр судна перед отходом, так, на всякий случай.

— O’kay, сделаем, ответил чиф.

После завтрака, до окончания погрузки и отхода, время пролетело быстро — в хлопотах по подготовке к выходу в море, и за этой суетой к теме о вечернем посетителе мы не возвращались.

Все это происходило 11 августа 1999 года, а как некоторые читатели может быть помнят, в этот день в Европе наблюдалось полное Солнечное затмение. В районе порта Грейт-Ярмут, расположенного на норд-ост от Лондона, на берегу южной части Северного моря, затмение должно было наблюдаться незадолго до полудня и продолжаться несколько минут. Затмение ожидалось не совершенно полным, однако близким к нему и вызывало у нас естественный интерес. День был солнечный и мы собирались наблюдать затмение, хотя как раз в это время должны будем уже отдать швартовые и идти на выход из порта.

В европейских портах судовой агент оформляет все необходимые для отхода из порта формальности заранее, поэтому после окончания грузовых операций судно может отходить от причала сразу как только оно будет к этому готово и если нет никаких ограничений к немедленному отходу, например в некоторых приливных портах выход и вход в некоторые бассейны может быть осуществлен только в момент полной воды, то агент старается заказать лоцмана к моменту окончания грузовых операций. Ну так оно ведь и понятно, время деньги, а значит в интересах судовладельца сократить на сколько это возможно всякого рода стоянки в ожидании чего-либо.

Наш судовой агент обеспечил лоцмана для отхода судна своевременно и поэтому, как только закончилась выгрузка и чиф с сюрвейером закончили делать окончательный драфт-сюрвей, то мы отдали швартовые и двинулись задним ходом от причала вниз по реке, так как для раскантовки у причала было недостаточно пространства.

Маневрируя на заднем ходу нам предстояло пройти чуть больше мили и только у самого выхода в море можно было развернуться и выходить в Северное море как полагается полным ходом – передним естественно.

Так вот маневрируя мы с лоцманом и чифом наблюдали солнечное затмение, которое продолжалось чуть дольше двух минут.

После раскантовки и выхода в море, лоцман сошел с борта и наше суденышко полным ходом направилось на север в норвежский порт Рекефьёрд, курсами предварительной прокладки. К тому моменту время перевалило уже за полдень и поэтому на ходовую вахту заступил чиф, так как на судне было всего два судоводителя, капитан и старший помощник капитана, то мы с ним несли ходовую вахту шесть через шесть. Согласен, что не очень легко, но в то время мы были молоды и, что самое главное, на судах ещё не действовала Конвенция о безопасной эксплуатации судов (МКУБ) и нас ещё не завалили, при чем в полном смысле этого слова, горами бессмысленных бумаг, поэтому как то терпимо было, особенно после продолжительной стоянки в выходные и близости гостеприимных английских пабов.

Спустившись с мостика в каюту и, заваливаюсь спать, как водится из стари на всех настоящих флотах и кораблях мира в адмиральский час, тем более что погода спокойная, только небольшая зыбь покачивает суденышко и тем самым способствует всегда чуткому капитанскому сну.

Вздремнув пару часиков, занимаюсь себе всякими делами. Где-то в семнадцать часов, аккурат за час до моей вечерней вахты, в каюте раздаётся звонок телефона. Поднимаю трубку и слышу чифа, который просит меня подняться в рулевую рубку.

Поднимаюсь в рулевую рубку и первое, что вижу – это стоящего ко мне спиной незнакомого парня в кожаной куртке и кепке. Первое, что мне пришло в голову – это что парень служащий береговой охраны, который спустился с вертолета, шум которого недавно был слышен. Надо заметить, что у берегов Великобритании спасательные вертолеты береговой охраны очень часто проводят учения и высаживают своих служащих на различные суда, ко мне до этого судна как раз два раза высаживались. И надо сказать огромное спасибо служащим береговой охраны Великобритании, которые оказали помощь и спасли сотни моряков различной национальности. Кстати, недавно женившийся принц Гарри, тоже служил на вертолете береговой охраны в Шотландии. Так что если что, то он только с виду такой бесшабашный увалень, повоевавший в Афгане, а на самом деле вполне себе отважный мужик.

Поэтому ничего удивительного, что я сначала принял незнакомца за служащего береговой охраны, однако только ещё начав говорить об этом, понимаю, что парень то не в форме, да и спускаются они на судно всегда вдвоем. И мгновенно в мозгу вспоминаю разговор за завтраком о сомнительном субъекте, просившемся пассажиром до Норвегии, ну а шо наш «грузовичек» тот ещё пассажирский лайнер. Всё это стремительно пронеслось в мозгу и ещё ничего не успеваю сказать, как чиф говорит, что это тот самый визитер, который приходил вчера вечером и просился «подбросить» его до Норвегии.

Спрашиваю парня кто он такой, он называет имя, документов у него никаких нет. Ага думаю, сейчас мы тебя отправим восвояси. Вызываю на частоте 2182 кГц береговую охрану Хамбера и когда они отвечают говорю им так мол и так объявился на борту ваш гражданин, со его же слов такой-то, пришлите за ним вертолет. Оператор так вежливо отвечает побудьте на связи, мы сейчас свяжемся с полицией. Мы ждем.

Через минут десять вызывает нас береговая охрана и оператор говорит, что вертолет, разумеется, никто не пришлет, а у нас на выбор два варианта, первый возвращаться в Грейт-Ярмут, где полиция будет выяснять личность безбилетного пассажира, или продолжать плавание в порт назначения. Благодарю оператора за содействие и отключаюсь.

Прикидываю, что возвращение приведет к очень значительной задержке рейса и мы не успеем прийти в Рекефьёрд в назначенное время, а потому продолжаем движение на норд.

Приняв решение, через береговую станцию связываюсь по радиотелефону с судовладельцем в Германии и сообщаю ему о безбилетном пассажире или stowaway, как он называется официально по-английски. Хозяин, нормальный такой дядечка, в возрасте, говорит: «ну что я могу тебе посоветовать, вот если бы ты не сообщил береговой охране, то в этом случае я бы мог тебе дать совет, а так решай сам, что тебе делать». Благодарю его за «слова поддержки» и отключаюсь. Быстренько отправляю через Инмарсат-С сообщение судовому агенту в порту Рекефьёрд, о том, что у нас на борту безбилетный пассажир без документов.

Пока ждем ответ от агента, предлагаем «пассажиру» вывернуть карманы и отдать нам на временное хранение все колющие и режущие предметы, коих у него, собственно, то и не обнаруживается, как не обнаруживается совсем можно сказать ничего. Прошу чифа с боцманом отвести парня в отдельную каюту, выдать ему постельное бельё и показать, где находится кают-компания, в которой он может принимать пищу вместе с командой, при наличии свободных мест конечно, так как помещение было маленькое и даже наш экипаж из семи человек не мог одновременно разместиться за столом. Ну да для сухогрузиков типа костер, к коим относилось наше суденышко, это вполне нормально.

Где-то через пару часов приходит ответ от агента, что так как у «нашего» пассажира нет документов, удостоверяющих личность, то ему будет запрещен сход на берег в Норвегии и он продолжит с нами плавание до порта, где ему может быть разрешено сойти на берег. Ничего себе перспективочка вырисовывалась! Возись тут не знамо с кем ещё черт знает сколько дней, вероятнее всего до следующего захода в первый британский порт. А после выгрузки щебня в Гамбурге, там же предполагалась погрузка медного шлака, назначением на порт Валлетта на острове Мальта. Так что на возвращение в один из портов туманного Альбиона раньше середины сентября можно было даже не рассчитывать. Было от чего загрустить.

Прошла ночь. На следующий день, где-то после четырнадцати часов, рассуждаем с чифом о делах наших мрачных и тут нам одновременно, да в том то и дело, что одновременно! Приходит в голову одна и та же мысль и мы одновременно произносим: «А почему это черт побери, он спит в каюте на палубе и не снимает своих кроссовок?» А парень действительно спал в каюте не на кровати, как все нормальные люди, а на палубе и не снимал при этом кроссовок. Мы об этом знали, потому что утром после завтрака, перед своей вахтой, я к нему заходил, чтобы справиться как он провел ночь. Да и чиф с боцманом тоже его периодически навещали и ещё сообщили мне, что парень всё просит показать ему направление на север. Да уж, странный такой типчик нам попался.

Так вот, задаем одновременно друг другу этот вопрос и оставив в рулевой рубке впередсмотрящего, спускаемся в каюту к пассажиру. Предварительно постучав в дверь, заходим в каюту. Парень валяется на палубе не снимая кроссовок. Слегка пинаю его по кроссовке и говорю, чтобы снимал их. Он садится немного офигевший и начинает расшнуровывать кроссовок на не помню какой уже ноге, да очередность в данном случае и не имеет значения. Снимает он первый кроссовок, и каюта немедленно наполняется теми ещё «ароматами». Чертыхаюсь и выскакиваю прочь из каюты и иду в рулевую рубку. Через несколько минут влетает радостно орущий чиф: «Нашли!» и довольный, подает мне бумажку. Разворачиваю и читаю. Оказывается, что это направление гражданину такому-то, к психиатру в госпитале, находящемуся по такому-то адресу в городе Грейт-Ярмуте. Сразу понимаю, что это уже документ, который избавит нас от весьма сомнительного удовольствия катать по Европе психа, который кроватью то пользоваться не умеет.

Скоренько перепечатываю текст найденной бумажки в сообщение и отправляю его через Инмарсат судовому агенту в порту Рекефьёрд и судовладельцам в маленький городок недалеко от Гамбурга.

Менее чем через час приходит ответ от агента, что ситуация значительно улучшилась, так как они связались по указанному адресу и в госпитале подтвердили, что у них на учете состоит, указанный в бумажке гражданин Великобритании. Ну а раз личность установлена, то полиция в Норвегии согласна нас от него избавить. И далее следуют рекомендации как нам себя с ним вести.

Нашей с чифом радости не было предела! Следом ещё пришло сообщение от судовладельца, в котором нас информировали, что пассажира заберут по прибытию в порт назначения в Норвегии.

На ужин у всех нас был отменный аппетит. А вечером еще раз вышел на связь агент и передал просьбу полиции прийти в порт к девяти утра, а не к семи как мы планировали. Сбавили немного ход и довольные продолжили переход по спокойному Северному морю.

Во время моей вечерней вахты пассажир пару раз приходил в рулевую рубку и спрашивал направление на север и когда придем в порт. Направление на норд я ему охотно показал, а вот время прихода, разумеется, нет, сказал ему что плыть ещё далеко, так что спи спокойно. Успокоенный он ушел спать.

Утром мы приняли лоцмана и подошли к причалу погрузки в назначенное полицией время. На причале нас ожидали уже две полицейские машины. По установленному трапу полицейские поднялись на борт судна и попросили сопроводить их к пассажиру.

Пассажир довольный покидал судно и благодарил нас за приятное плавание. Честно скажу, что не мог ему ответить взаимностью, так как его присутствие на борту доставило нам много не нужных хлопот и беспокойства.

Для нас с чифом данное приключение вполне могло закончиться досрочным расторжением контракта о трудоустройстве, если бы судовладелец понес какие-нибудь убытки.

Где-то через месяц, после выхода из тунисского порта Сфакс, мы получили от судового агента в Рекефьёрд  сообщение с длинным перечнем вопросов по поводу безбилетного пассажира, но это уже другая история, как мы на них отвечали.


Автор капитан В.Н. Филимонов

2+