Страницы: 1 2 3

После окончания погрузки и получения окончательного бэй плана загрузили его в программу, все оказалось в соответствие с нашими требованиями, и мы с чистой совестью отошли от причала и отправились в Кувейт.

Рейс в Кувейт прошел быстро и через пять дней мы вернулись и стали на якорь на рейде Джебел-Али.

После постановки к причалу терминала № 1, «один в один» повторилась предыдущая история с грузовым планом и все два дня стоянки ушли на «бодания» с чартером. Однако в конце концов все было погружено в соответствие с нашими требованиями. Тем не менее ситуация начинала меня напрягать, так как перспектива в течение двух месяцев контракта, каждую стоянку в порту вести борьбу за правильное составление грузовых планов, мало радовала. Да и через два месяца предстояло лететь не домой в отпуск, а в Сингапур на мой предыдущий контейнеровоз.

Через несколько дней после выхода из Джебел-Али, получаю запрос от морского суперинтенданта нашей компании, в котором он попросил объяснить почему мы требуем переделывать бэй планы фрахтователя.

Написал ответ «суперу», в котором изложил наши аргументы и получил ответ, что о’кей, все понял. В это же самое время на судовую электронную почту стали поступать в копии сообщения из переписки, которую вели между собой фрахтовый отдел компании и брокерская компания, в которой они обсуждали возникшую проблему с продлением чартера.

Тем временем мы совершили очередной, третий, заход в Джебел-Али и во время стоянки история повторилась как под копирку. В день выхода из порта получаю в копии сообщение, в котором сотрудник фрахтового отдела пишет своему корреспонденту, что как он понял из переписки с чартером, причина нежелания продлевать чартер в том, что капитан требует переделывать бэй планы и что вот с предыдущим капитаном таких проблем не было. В следующем сообщении этот-же сотрудник фрахтового отдела спрашивает, что если причина нежелания продлевать чартер в капитане и старпоме, то whatistheproblemtorelieveboth(что за проблема сменить обоих). Ну вот и мне тоже эта фраза очень не понравилась, тем более что за три захода, в течение которых все время уходило на переделывание планов и на «разборки» с планерами и чартером, нервы разумеется «поднатянулись» и раздражение индусами начинало меня беспокоить.

Время было уже вечернее и перед тем, как закрыть связь, то есть последний раз проверить почту, подумалось мне, а оно мне надо, каждый раз «бодаться» с индусами за безопасность судна, в то время как сотрудник фрахтового отдела, так вот запросто готов вышвырнуть тебя за шкирку с парохода. Вопрос риторический и довольно часто в наше время приходит в голову добросовестным морякам. От подумалось, до сделалось, я не стал затягивать и написал своему менеджеру по персоналу в Гамбургский офис сообщение следующего содержания: «Уважаемая Даниелла. Как мне стало известно, у компании возникли трудности с продлением чартера. Я не желаю быть причиной того, чтобы компания понесла убытки от потери чартера и поэтому прошу сменить меня в любом удобном порту. Однако прошу заметить, что моей вины и вины старпома в этом нет, потому что мы все делаем в соответствие с требованиями остойчивости и правилами безопасной перевозки опасных грузов.» В копии сообщение улетело и другим адресатам, которые были указаны в переписке.

Вы не поверите, но несмотря на то, что часы показывали уже 22 часа по времени в Дубае, уже через минут 10 прилетел ответ от старшего менеджера по персоналу. Он мне нравился, необычный такой, брутальный молодой человек с ирокезом на голове, наколками и серьгой. Он написал, что мастер мы все поняли, завтра разберемся и даже не думай уезжать. С улучшенным настроением улегся спать.

На следующее утро, часов в десять утра раздается телефонный звонок на судовой спутниковый телефон. Поднимаю трубку, представляюсь и здороваюсь. В ответ слышу несколько взволнованный голос молодого человека, немца по национальности. Ничего удивительного, по акценту, почти всегда можно определить национальную принадлежность человека, говорящего на английском языке.

Звонящий в свою очередь представляется и спрашивает, может ли он переговорить с капитаном. Отвечаю, что мастер на проводе. Он начинает объяснять, что звонит, потому что я неправильно понял его слова в сообщении. Про себя думаю, что ты парень за дурака то меня не держи, что уж там понимать то, все черным по белому написано, и не надо даже глубоко знать английский язык. Отвечаю, что ну вот так вот я его понял. Он продолжает вести разговор, что компания, разумеется, за безопасность, но вот продлевать чартер тоже надо и т.д. и т.п. В ответ ему отвечаю, что, разумеется, все понятно, но когда капитану и чифу приходится в период всей стоянки в порту переделывать по десять раз бэй планы, то это не дело. На эти слова он неожиданно энергично отреагировал, типа, как это вы по десять раз переделываете планы? Так вот и переделываем и объясняю ему почему. Разговор длился минут 25, в конце он казал, что все понял и все будет как надо.

Про себя думаю, время покажет, как там оно будет. В следующий приход в Джебел-Али, планер как обычно принес флэшку с бэй планом. Мы воткнули её в грузовой компьютер и приготовились с чифом увидеть привычное «творение» от наших индусских «друзей», однако нашему удивлению не было предела, когда мы увидели, что план почти не нуждается в нашей корректировке, так пару «ящиков» (в смысле контейнеров) с  опасниками (опасными грузами) переставили и все! Совсем все! Пятнадцать минут вместо двух суток! Разница чувствительная.

Чартер был продлен еще на шесть месяцев. Во время все последующих заходов судна планер приносил бэй план, который практически не нуждался в наших исправлениях. Индусы нас тоже больше не навещали, да я в их «дружбе» и не нуждался.

Забыл упомянуть почему чартер не шел нам навстречу, когда требовалось поменять местами позиции контейнеров. Оказывается они составляли грузовой план по принципу какие контейнера лежат у них на терминале ближе, те и следует грузить в первую очередь. А если грузить, как мы требовали, то приходилось переставлять некоторые контейнера, чтобы найти нужный контейнер, а это соответственно дополнительные расходы, так как любая операция с контейнером стоит денег. Как показала практика, аргументация индусов не выдержала никакой критики и пришлось им грузить наш контейнеровоз в соответствие с нашими требованиями безопасности, а не по их принципу экономии денежных средств.

Самое забавное, что данный случай значительно повлиял на мой авторитет в компании. Как говорил мне один человек лет сорок тому назад, «первые десять лет человек работает на авторитет, а потом авторитет работает на человека». В данной компании отработал меньше пяти месяцев, включая 4-х месячный контракт на другом судне и вот уже приобрел довольно весомый авторитет, даже десяти лет не пришлось ждать. Однако авторитет штука обоюдно опасная, он вроде бы на тебя работает, но его можно сравнить с весами, на одной чаше которых ваша лояльность к компании, а на другой – ваша профессиональная принципиальность. Как только вторая начнет перевешивать первую, то никакой авторитет не поможет, и вы получите таких пинков от руководства компании6 что мало не покажется.

Однако, как говорится, это уже отдельные темы для других морских миниатюр.


Автор капитан В.Н. Филимонов

2+

Страницы: 1 2 3