Анекдот с гидравликой

 

 

Порт Джексонвилл расположен на реке Сейнт Джонс, милях в 20 вверх по течению от места впадения её в Атлантический океан. Река хоть и полноводная, но течение ее медленное, так как берет она свое начало в болотах штата Флорида и между истоками и местом впадения в океан перепад высот незначительный. Берега широкой реки живописные, течение слабое, для судоходства небольшого суденышка, как наш контейнеровозик, никаких трудностей не представляет и поэтому на всем пути от океана до терминала можно довериться лоцману, а самим с помощником глазеть по сторонам, созерцать окрестности, вздыхать от восторга, радуясь за достижения счастливых американцев и, с грустью, что, когда же наконец и в нашей родной отчизне появится хотя бы что-то отдаленно напоминающее достижения западной цивилизации.

В самом устье упомянутой реки расположена военно-морская база ВМФ США Майпорт (Mayport Naval Station). С фарватера, по которому проходят суда, направляющиеся в Джексонвилл и в океан, база просматривается отлично, да и секретности никто никакой из неё не делает. Среди многочисленных боевых кораблей особенно выделялась громадина авианосца с номером 67. За пару лет до этого, во время захода в порт Сан Диего мне посчастливилось совершить экскурсию по авианосцу Мидуэй. Знаменитый символ «холодной войны» превращен практично-сентиментальными американцами в музей. Мне очень понравилось на нем, да и забавный случай произошел во время экскурсии. Только я собрался сделать очередной снимок на взлетной палубе Мидуэя, как мимо направленного на самолет фотоаппарата прошмыгнула маленькая девчушка. Слышу, её по-русски окрикивает бабушка: «Не мешай человеку фотографировать!» Я обернулся и тоже по русски ей говорю: «Ничего страшного, она мне не мешает.» Бабушка девочки услышав русскую речь, от неожиданности даже растерялась, а потом приветливо заулыбалась. Ну а где же, как не на палубе авианосца Мидуэй можно услышать русскую речь. Мидуэй громадина, а этот авианосец с номером 67 выглядел значительно внушительнее, да и видно было, что он значительно моложе. Так как название корабля даже в бинокль было не разобрать, то спросили о нем у лоцмана. Лоцман сказал, что авианосец называется «Джон Кеннеди», что срок службы в составе ВМФ США у него заканчивается и через несколько месяцев он будет выведен в резерв и поставлен на хранение в базе резерва на реке Делавэр, где будет находиться еще в течении десяти лет, после чего, скорее всего, превратится в еще один корабль-музей и будет поставлен в родном городе президента, именем которого был назван, то есть в Бостоне. Однако перед тем как корабль будет выведен в резерв, он в соответствии с существующей в военно-морском флоте США традицией, должен совершить свое последнее плавание в штат и порт, где жил человек, в честь которого назван корабль. Красивая традиция. США хотя нация сравнительно молодая, всего-то около 250 лет (с 1782 года), однако традиций имеет много и граждане дорожат и гордятся ими. И ведь что интересно, нация мульти-рассовая и мульти-религиозная, и у каждой нации и религиозной группы свои обычаи и своя культура, а национальные традиции общий и это их здорово объединяет! Действительно несколько месяцев спустя, во время очередного захода в Джексонвилл, мы уже не увидели номера 67 у привычного причала, лоцман сказал, что «Джон Кеннеди» отправился в своё последнее плавание к берегам штата Массачусетс и в Бостон.

Ну а мы проследовали к своему терминалу где обычно выгружали доставленные из Нассау контейнера и грузили другие назначением туда же. Ошвартовались и после завершения всех формальностей началась выгрузка. После того как были выгружены все контейнера с палубы, матросы начали открывать крышки трюмов. Крышки у нас состояли из двух секций, носовой и кормовой. В носовой секции было на пару крышек меньше, и она медленно, но открылась, а кормовая, как моряки не бились не поднималась на рельсовых домкратах. Пришел ко мне чиф и сообщил о невозможности открыть кормовую секцию крышек. Звоня стармеху и спрашиваю у него, какие у него имеются идеи на счет крышек. В ответ он несет откровенную чепуху. Спрашиваю у него проверили ли они уровень масла в гидравлической системе открывания крышек. Получаю ответ, что да проверили и масла полный танк. А спросил его об этом потому, что суденышко наше было старенькое и рельсовые гидравлические домкраты текли ужасно, поэтому механики их часто снимали для ремонта. Когда снимаешь домкрат естественно вытекает некоторое количество масла и после установки его на место необходимо доливать в танк свежего масла. Ну, думаю, если с уровнем масла в системе все нормально, тогда причина неисправности в другом и пущай доблестные машинеры ищут неисправность. Прошло немного времени звонит стармех и говорит, что они всем своим дружным машинным департаментом проверили все что могли и причину неисправности не обнаружили, а раз по механической части неисправности нет, значит проблема по электрической части и им в помощь требуется береговой электрик. Хорошо говорю, сейчас позвоню в Майами нашему оператору Флойду и попрошу прислать какого-нибудь местного электрика. После звонка Флойду прошло совсем немного времени и на судно прибыл местный электрик. А судно тем временем стоит и грузовые операции не производятся, потому как кормовую секцию крышек открыть мы не можем. Местные стивидоры разбрелись, а мы значит пытаемся выяснить причину неисправности.

Местный электрик оказался очень толковым парнем и быстро выяснил, что никаких неисправностей в электрике в системе открытия крышек нет, о чем стармех мне и сообщил. Пришлось самому спускаться в ЦПУ, чтобы поговорить с электриком и наметить с «дедом», то есть со стармехом, план дальнейших действий. А перед тем как идти в ЦПУ дал указание деду готовиться к демонтажу крышки гидравлического танка, чтобы проверить установленные с её внутренней стороны гидравлические насосы.

После обсуждения ситуации с электриком и дедом выхожу из ЦПУ, рядом как раз и находится злополучный танк гидравлического масла, у которого на корточках сидит второй механик, тот самый, который помните, бурчал служащим СВР что он первый раз в США и надеется, что последний. Ну а пока значит сидит он с куском проволоки в руках и тупо на него смотрит. Вижу, что он выкрутил из крышки танка пробку и то ли готовится измерять проволокой уровень масла, то ли уже измерил. Спрашиваю его о возникшем у меня предположении и получаю от него ответ, что все правильно, уровень масла он уже замерил. Ответ меня озадачил, так как проволока, которую он держал в руках была практически вся сухая, только самый кончик,  приблизитенльно на пару сантиметров был влажный от масла. Говорю ему измерьте пожалуйста еще раз при мне, хочу сам удостовериться. Он измеряет, результат тот же. Так все становится понятным, масла в танке нет. Вызываю из ЦПУ деда и спрашиваю пояснить шо це таке. Ведь я же первое, что спросил при возникновении проблемы, это об уровне масла и получил ответ, что танк полный, а теперь обнаруживается, что масло та в нем нема. Он показывает на замерное стекло и говорит, что вот же уровень полный. Начинаю осматривать смотровое стекло, нахожу что оно мутно желтого цвета, и что никакого уровня в нем не видно. Спрашиваю каким образом они все время нахождения на судне контролировали уровень масла. Получаю ответ, что вот по этому стеклу. Интересуюсь, а они вообще то хоть какие-то изменения фиксировали в этом стекле и получаю ответ. Что нет не фиксировали. Тогда спрашиваю, а какое количество масла они добавляли в танк последнее время, мы же поменяли несколько рельсовых домкратов. Получаю ответ, что добавили пару литров. Спрашиваю, как пару литров, если при замене одного домкрата вытекало приблизительно по пять литров. В ответ ничего не выражающий взгляд двух механиков с дипломами 1 и 2-го разряда соответственно. Дальше выяснять что-то уже не имело смысла. Дал команду немедленно долить масло до рабочего уровня и проверить работу гидравлики крышек трюмов.  Тут как раз и электрик вышел из ЦПУ, покачал мужик только головой и убыл восвояси.

Поднимаюсь на мостик и жду, когда проверят крышки. Как и следовало ожидать после заполнения танка маслом до рабочего уровня, рельсовые домкраты легко вышли, и моряки открыли крышки. Стивидоры собрались и продолжили выгрузку. Сижу на мостике, сожалею о том, что приходится работать с такими некомпетентными спецами. Заходит хохочущий чиф. Говорит, что он сейчас разговаривал с бригадиром стивидоров и тот ему рассказал о своем телефонном звонке жене. Сказал ей, что сегодня задержится с работы на пару часов. Жена стала возмущаться, что он вместо того чтобы идти домой, снова будет пиво небось хлебать со своими дружками. Он говорит, да нет же, какое пиво, тут на судне крышки не могли открыть, гидравлика сломалась, вот из-за этого он и задержится. На что жена ему отвечает, так пусть они проверят уровень гидравлического масла в танке! Вот так то, и смех, и грех. Естественно, бригадир не звонил жене, и уж тем более, его любимая домохозяйка не советовала проверить уровень масла в танке, это они на ходу сами анекдот про нас сочинили.

Стыдно нам с чифом было за наших машинеров, а на стивидоров мы совсем и не обиделись, они ведь смешной и безобидный анекдот выдумали, эти простые работящие мужики из Джексонвилла.


Автор Капитан Валерий Николаевич Филимонов

5+