Вице-адмирал П.Н. Бессарабский,

или роль личности в истории.

 

Часть II.

 

 

В том же 1848 г, в то время как Петр Николаевич бороздил воды Финского залива и Балтики на шхуне «Опыт», Геннадий Иванович Невельской, произведенный в капитан-лейтенанты ещё 15 июля 1846 г, 21 августа покинул Кронштадт и отправился на военном транспорте «Байкал» на Камчатку и в Охотское море. Транспорт имел длину всего 28,65 м и имел две мачты с прямыми парусами, и не смотря на свои скромные размеры, был удобен для исследования устья реки Амур. Их однокашник лейтенант Алексей Иванович Бутаков был командирован для описи и съёмки берегов Аральского моря, для чего в Оренбурге под его командованием была построена шхуна «Константин», на которой он отправился для выполнения поставленных задач. Для него служба по освоению Аральского моря и налаживания на нем судоходства растянется на десять лет и в конечном итоге будет стоить ему здоровья и самой жизни.

В 1849 году Петр Николаевич продолжил командовать шхуной «Опыт». После завершения навигации и постановки шхуны на зимний отстой, 6 декабря, состоялось его производство в капитан-лейтенанты, и он уже в новом звании продолжил плавания по Балтике на своём небольшом, но быстроходном кораблике до 1851 г.

В 1852 г политическая обстановка на Балканах и в Европе обострилась и в воздухе запахло войной, причем войной не только на ближнем театре военных действий, который русским войскам и морякам был хорошо известен, но и на отдалённых рубежах империи, которые для обороны были не подготовлены.

В мае на Соломбальской верфи в Архангельске состоялся спуск на воду фрегата «Диана», построенного под руководством подполковника корпуса корабельных инженеров Фёдора Тимофеевича Загуляева. «Диана» стала последним парусным фрегатом российского флота.

Для усиления немногочисленных войск на Камчатке было принято решение направить туда транспорт с вооружением и военными припасами. Для этой цели выбрали военный транспорт «Двина». Транспорт имел размеры: длина – 36,58 м; ширина – 9,1 м; глубина интрюма – 5,8 м; водоизмещение – 640 тонн; вооружение – 10 пушек. Командиром транспорта был назначен капитан-лейтенант Пётр Николаевич Бессарабский и 20 сентября корабль снялся с рейда Кронштадта. Петр Николаевич отправился в свое второе кругосветное плавание, только теперь уже в должности командира корабля и в условиях приближающейся войны с Турцией и европейскими странами.

В начале октября с рейда Кронштадта снялся с якоря фрегат«Паллада» и отправился в Японию с посольством генерал-адьютанта вице-адмирала Евфимия Васильевича Путятина. Командовал фрегатом флигель-адъютант капитан-лейтенант Иван Семёнович Унковский. Фрегат был построен в 1831 г и ко времени отправления в дальнее плавание уже изрядно поплавал и послужил в российском флоте, а потому был изрядно изношен. Его плаванье на восток проходило трудно и в конце концов адмирал Путятин запросил Петербург отправить для  посольства другой фрегат.

В начале августа 1853 г транспорт «Двина» находясь в Тихом океане в районе Маршалловых островов, в координатах 8°53′ С.Ш. и 166 °23’30» В.Д. открыл группу из 16 островов, которые были названы группой Великого Князя Константина, южную оконечность группы в координатах 8°53′ С.Ш. и 166 °23’30» В.Д., Пётр Николаевич назвал «Берегом Беллинсгаузена». Считается, что это открытие стало последним, совершенным русскими мореплавателями в Тихоокеанской Океании. По крайней мере, так написал Николай Николаевич Зубов в своей книге «Отечественные мореплаватели-исследователи морей и океанов».

Через три недели после открытия неизвестных островов, 27 августа транспорт «Двина» благополучно прибыл в Петропавловский порт на Камчатке.

За неделю до этого, 21 августа, с рейда Кронштадта отправились в плавание на Камчатку парусный фрегат «Аврора», которым командовал капитан-лейтенант Иван Николаевич Изыльметьев и корвет «Наварин» под командованием капитан-лейтенанта Павла Ивановича Истомина. На следующий день с рейда снялся военный транспорт «Неман» под командованием капитан-лейтенанта Павла Яковлевича Шкота, который нам уже знаком по совместному плаванию с Петром Николаевичем Бессарабским на транспорте «Або».

Со времен отправки в кругосветное плавание в 1819 году шлюпов «Восток», «Мирный», «Открытие» и «Благонамеренный», которыми командовали капитана 2-го ранга Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен, капитан-лейтенант Михаил Петрович Лазарев, капитан-лейтенант Михаил Николаевич Васильев и капитан-лейтенант Глеб Семёнович Шишмарев, соответственно, из Кронштадта не отправлялось в дальние плавания столько кораблей одновременно. Только вот на этот раз вызвано это было военной необходимостью, а не научными или исследовательскими целями.

После сдачи груза в Петропавловске, Петр Николаевич Бессарабский передал командование транспортом лейтенанту Эдуарду Васильевичу фон Гроте (в 1848-1849 гг на транспорте «Байкал» под командованием Г.И. Невельского, он уже совершил плавание из Кронштадта в Петропавловск вокруг мыса Горн, а в плавании на «Двине» вокруг Африки через Индийский океан и южнее Австралии), и с остальными офицерами отправился на тендере «Камчадал» в порт Аян на Охотском море, для дальнейшего следования в Петербург сухим путём через Сибирь.

В это время из трех вышедших из Кронштадта кораблей только фрегат «Аврора» продолжал многотрудное плавание вокруг мыса Горн на Камчатку, а корвет «Наварин» из-за открывшейся течи и обнаруженных неисправностей, прекратил плавание и был продан в голландском порту Флиссинген, куда он зашел для ремонта. Транспорт «Неман» 23 сентября потерпел крушение в проливе Каттегат у шведского берега. Несчастный Павел Яковлевич был разжалован в матросы и только благодаря заступничеству за него вице-адмирала Павла Степановича Нахимова, смог восстановить своё честное имя, проявив геройство при обороне Севастополя и в последствии дослужился до вице-адмиральского звания.

Потеря двух кораблей значительно ослабила силы защитников империи на далёкой восточной окраине, однако больше уже отправить ничего бы и не успели, до разгрома турецкого флота при Синопе оставалось менее двух месяцев, а за ним последовало вступление в войну Британии, Франции и их союзников и морские пути для русских кораблей были перекрыты флотами враждебных держав.

Как уже упоминалось ранее, адмирал Путятин запросил Петербург отправить к нему новый фрегат и 26 сентября 1853 г последний парусный фрегат России «Диана» покинул рейд Кронштадта и отправился на Камчатку. Командовал фрегатом капитан-лейтенант Степан Степанович Лесовский. В связи с военным положением на фрегате отправлялось необычно много офицеров, в числе которых были старший офицер лейтенант Иван Иванович Бутаков (младший брат Алексея Ивановича Бутакова), лейтенант Александр Фёдорович Можайский – будущий контр-адмирал и изобретатель, один из основоположников авиации в России, а в числе мичманов — Александр Александрович Колокольцев.

«Диана» без обычного захода в Портсмут проследовала на всех парусах на юг к мысу Горн, обогнув который, совершила заходы в порты Вальпараисо и Гонолулу, и 11 июля 1854 г прибыла в залив Де-Кастри в Татарском проливе, где фрегат поступил в распоряжение вице-адмирала Путятина.

Проведя два месяца у берегов Приморья, фрегат «Диана» отправился в Японию и 22 ноября прибыл в порт Симода, где посольство Путятина начало переговоры с японцами.

Находясь на якоре в заливе Симода, 7 января 1855 г, «Диана» получил сильные повреждения во время цунами, вызванного разрушительным землетрясением. Во время буксировки к предполагаемому месту ремонта фрегат затонул. Русские моряки спаслись на берегу и им предстояло найти способ возвращения на родину.

Моряки прекрасно знают, как и из чего построены их суда и при необходимости могут выполнить ремонт некоторых повреждений. Во времена парусного флота, когда корабли строились из леса, задача ремонта или строительства корабля значительно упрощалась. Для строительства необходимо было иметь подходящие деревья, не такой уж большой набор плотницких инструментов, плотников умеющих работать топором и человека знающего устройство корабля и способного толково руководить. Моряки парусных кораблей находясь в дальних плаваниях всегда выполняли ремонт своих кораблей своими силами, ну хотя бы потому, что на далёких тропических островах не было судоремонтных верфей, а местные аборигены понятия не имели об устройстве приплывающих к ним из далека кораблей, поэтому моряки легко справлялись с ремонтом и изготавливали из деревьев необходимые детали. Русские моряки в Охотске всегда сами строили корабли для плавания на Камчатку, Курильские острова, Алеутские острова и в Русские владения в Северной Америке.

У русских моряков, оставшихся после гибели фрегата «Диана» в Японии было как минимум два варианта, первый – зафрахтовать корабль нейтральной страны и на нем вернуться на Родину или самим построить корабль и на нем вернуться в Россию. Для строительства корабля требовалось получить разрешение от японцев. Однако адмирал Путятин выбрал компромиссное решение, часть команды решено было отправить на зафрахтованном американском пароходе, а оставшихся на построенном своими силами парусном корабле.

Разрешение от японцев было получено, они же выделили место, где предстояло строить корабль и предоставили японских плотников и необходимые для постройки материалы.

Строительство корабля легче всего вести, если имеются чертежи. Среди спасенного с погибшей «Дианы» имущества оказался номер журнала «Морской сборник» за 1849 г со статьёй о шхуне «Опыт» и её чертежами, которую написал для журнала лейтенант Петр Николаевич Бессарабский.

Кому конкретно принадлежала идея строить корабль по чертежам шхуны «Опыт», сказать трудно, возможно кто-то из молодых офицеров читал журнал до гибели фрегата и во время многочисленных общих обсуждений ситуации и вопроса о строительстве корабля, вспомнил о статье и чертежах. Вне всякого сомнения, что корабль был бы построен и без чертежей шхуны «Опыт», однако наличие уже готовых чертежей, размерений и общего описания шхуны, значительно упрощали задачу строительства корабля. После всестороннего обсуждения вице-адмирал Путятин одобрил строительство, и русские моряки засучив рукава приступили к строительству корабля.

Мы не будем описывать хода строительства, потому что это не является темой нашей работы и за долго до нас это блестяще сделал замечательный русский писатель Николай Павлович Задорнов в своих романах «Хэда» и «Симода». Нам важен факт применения для постройки корабля именно статьи, написанной Петром Николаевичем Бессарабским, а также роль журнала «Морской сборник»,  который бы не выпускался без настойчивого желания передовых русских моряков иметь в стране морской журнал, и увлечение контр-адмирала Ивана Ивановича фон Шанца яхтенным спортом и его неутомимое стремление развивать его в стране, которое привело к постройке шхуны «Опыт».

Непосредственное руководство постройкой шхуны возложили на лейтенанта Александра Александровича Колокольцева (произведен в лейтенанты 3 ноября 1854 г) и пусть не удивляет читателей его молодость – всего двадцать один год, для того времени это была обычной практикой назначать руководителем таких работ молодых офицеров.

Для японцев строительство шхуны имело огромное значение, потому что они получили бесценный опыт наблюдать весь процесс подготовки и строительства корабля европейского типа, включая вычерчивание чертежей. Надо сказать, что японцы очень любознательный, наблюдательный терпеливый народ, они любят и умеют учиться.

Когда шхуна была построена более ста моряков добрались на ней до берегов Приморья. В последствии было принято решение, передать шхуну «Хэда» и пушки фрегата «Диана» Японии. После прихода в Японию, шхуна стала для них первым кораблём европейского типа, и они построили для себя ещё шесть таких шхун. А подаренные пушки стали первыми орудиями европейского типа в армии Японии.

Представляет разительный контраст как Россия устанавливала отношения со своими соседями на далёких восточных окраинах, Китаем и Японией. Она никогда не стремилась притеснять их национальные интересы, всегда уважала их самобытность и не навязывала им себя силой. Японии она передала шхуну, пушки и первый опыт строительства кораблей, Китаю Советский Союз передал ядерные и космические технологии. США тоже дали Японии паровозы, корабли и виски, вот только сделали это силой под грохот корабельной артиллерии, а Британия травила китайцев опиумом и наживала на этом огромные богатства. Ну так оно ведь и понятно, обе страны не являются соседями для Японии и Китая, а Россия их давний сосед вот уже на протяжении более трёхсот лет.

Оставим восточные окраины и как пишут в романах, проследуем за нашим героем в Петербург. После возвращения с Камчатки, в 1854 г, 7 апреля, Пётр Николаевич Бессарабский был произведен в капитаны 2-го ранга и назначен командиром парохода-фрегата «Смелый». Шла Крымская война и английская эскадра угрожала Кронштадту и Петербургу. Русские корабли охраняли подступы к столице, в этом участвовал и пароходо-фрегат «Смелый», на котором Пётр Николаевич ходил в патрулирование и доходил до мыса Дагерорт (самая западная оконечность острова Даго — Хийума).

В 1856 г, 26 августа, за отличие по службе, Пётр Николаевич был произведён в капитаны 1-го ранга и назначен командиром винтового корабля «Константин», которым он командовал до 1860 г. С 1861 по 1864 гг Пётр Николаевич командовал отрядом из 20-ти канонерских лодок. С 1864 по 1866 гг он командир 3-го флотского экипажа в Кронштадте. 28 октября 1866 г за отличие произведён в контр-адмиралы с зачислением в резерв по флоту. 15 января 1873 г его произвели в вице-адмиралы с увольнением от службы.

Пётр Николаевич Бессарабский прослужил на кораблях российского флота тридцать лет и ещё десять лет служил на берегу. Через год после увольнения со службы, 29 апреля 1874 г, вице-адмирал Пётр Николаевич Бессарабский скончался.

Давно уже шелест парусов не ласкает уши моряков, несущих вахты на морских и океанских просторах, на гафелях и флагштоках российских кораблей и судов не раз сменились государственный и военно-морской флаги, теряются в историческом прошлом имена и судьбы моряков, однако сохраняется их незримое влияние на нас живущих и сохраняются многовековые традиции русских моряков на судах и кораблях российского флота.

 

Общий Морской Список

 

Библиография источников

 


Автор капитан В.Н. Филимонов

2+