Три русских «Дианы» и ветка сакуры

 

 

В русском военно-морском флоте со времен Петра I установилась традиция преемственности некоторых названий кораблей. Одним из таких названий было имя мифологической богини Дианы.

В истории русского императорского флота было несколько кораблей, носивших название «Диана», судьба трёх из них была связана со службой на Дальнем Востоке и с установлением русско-японских отношений.

Первой русской Дианой, пришедшей на Дальний Восток, был шлюп «Диана», который в 1810 году прибыл на Камчатку, а в 1811 году проводил опись Курильских островов. На острове Кунашир японцы обманом взяли в плен капитана В.М. Головнина и его семерых спутников. Только через два года, после многократных обращений Петра Ивановича Рикорда к японцам они освободили русских моряков.

Ещё до захвата в плен В.М. Головнина, у японцев был уже некоторый опыт ведения переговоров с русскими официальными представителями – это посольство Адама Лаксмана на корабле «Екатерина» в 1793 году и посольство Н.П. Резанова на шлюпе «Надежда» в 1804 году. Кроме переговоров, японцы ощутили на себе и силу оружия русских кораблей, брига «Юнона» и тендера «Авось», которые под командованием лейтенанта Н.А. Хвостова и мичмана Г.И. Давыдова подвергли самовольному обстрелу и разорению несколько японских факторий на острове Итуруп и южном Сахалине.

Пребывание наших моряков в плену в течении двух лет, позволило наблюдательным японцам достаточно хорошо их изучить и на основании уже появившегося опыта общения с ними, составить для себя портрет русского человека с его сильными и слабыми сторонами, который им пригодился при ведении переговоров со следующим русским посольством.

Русское правительство императора Александра I, а за ним и императора Николая I, в силу своей неспособности осознать геополитическое значение российских интересов на Тихоокеанском побережье Сибири, в течении почти сорока лет не предпринимало никаких попыток к установлению дипломатических отношений с Японией и изучению японцев. А зря, так как, когда император Николай I и его канцлер Нессельроде осознали, что с установлением дипломатических и торговых отношений с Японией надо спешить, Россия оказалась к этому, во всех отношениях не готовой.

Для нас наибольший интерес в данном случае представляет тот факт, что кораблем, на котором 22 ноября 1854 года русский посол Е.В. Путятин прибыл в японский порт Симода, был парусный фрегат «Диана».

Фрегат «Диана» был построен в июле 1852 года на Соломбальской верфи в Архангельске, по чертежам кораблестроителя Вениамина Фомича Стокке (английский кораблестроитель на русской службе Бенджамин Стуккей – Benjamin Stuckey). Строительством корабля руководил архангелогородец, выдающийся корабельный мастер, Федор Тимофеевич Загуляев. Очень интересно было узнать, что именно он был одним из инициаторов замены у якорей пеньковых канатов на якорные цепи.

Фрегат был заложен на Соломбальской верфи 21 мая 1851 года, спущен на воду 19 мая 1852 года и уже в июле был введён в строй и переведён на Балтику в Кронштадт. Водоизмещение фрегата составляло около 2000 т. Длина 52,8 м, ширина 13,6 м, осадка кормой 7,0 м, число мачт 3, число орудий 52.

Фрегат «Диана» стал последним парусным фрегатом российского флота, да и надо же было когда-нибудь России прекратить строить парусные корабли, ведь в то время, все передовые европейские страны, уже вовсю строили пароходо-фрегаты. Однако Россия сильно запоздала и поэтому вступила в Крымскую войну под парусами обветшалого и отсталого флота. Разумеется, патриотизма и готовности к геройской смерти, было как всегда — хоть отбавляй.

07 октября 1852 года из Кронштадта в Японию отправился фрегат «Паллада» под командованием капитан-лейтенанта Ивана Семёновича Унковского, на котором находилось русское посольство во главе с вице-адмиралом Ефимием Васильевичем Путятиным. Уже в Атлантическом океане выяснилось ветхое состояние фрегата, а после отхода из Кейптауна и выхода в Индийский океан, Путятин отправил депешу на парусно-винтовой шхуне «Восток», с просьбой срочно отправить в Японию новый фрегат. Как будто ещё до выхода из Кронштадта не было очевидно, что фрегат в свои 21 год, слишком стар для доставки дипломатической миссии и демонстрации мощи Российской империи, которое необходимо для установления дипломатических отношений с Японией и заключения с ней торгового соглашения. Восток дело тонкое, однако Министерство иностранных дел империи под руководством «тёмного демона» русской дипломатии Карла Нессельроде, об этом то ли не знало, то ли намеренно хотело тем самым ослабить или совсем провалить дипломатическую миссию.

В условиях ухудшающейся международной обстановки и явно обозначившейся неизбежности войны с ведущими европейскими державами, для усиления российского присутствия на Тихом океане, был отправлен парусный фрегат «Аврора», который под командованием капитан-лейтенанта Ивана Николаевича Изыльметьева вышел из Кронштадта 21 августа 1853 года.

А для замены фрегата «Паллада», был подготовлен и отправлен на Дальний Восток последний русский парусный фрегат «Диана», который под командованием капитан-лейтенанта Степана Степановича Лесовского, вышел из Кронштадта 04 октября 1853 года. Старшим офицером фрегата был Иван Иванович Бутаков, родной брат адмирала Григория Ивановича Бутакова – первого русского тактика броненосных кораблей, автора маневра кораблей, получившего историческое название «Трубка Бутакова» и контр-адмирала Алексея Ивановича Бутакова, исследователя Аральского моря.

Фрегат «Аврора» после тяжелого перехода прибыл на Камчатку 19 июля 1854 года, а фрегат «Диана» 11 июля 1854 года соединился с кораблями адмирала Путятина в заливе Де-Кастри. Таким образом, в июле 1854 года все три парусные «богини» русского флота собрались на Тихоокеанском побережье Сибири. Им не суждено было соединиться всем вместе, фрегат «Аврора» остался в Петропавловске и принимал участие в отражении нападения англо-французской эскадры, а фрегаты «Паллада» и «Диана» были вместе, до отплытия последней в Японию с посольством Путятина. Что интересно, так это то, что ровно через 50 лет, во время русско-японской войны 1904-1905 года, три «богини» русского флота, теперь уже бронепалубные крейсера 1-го ранга «Паллада» и «Диана» снова будут вместе в составе 1-й Тихоокеанской эскадры и снова «Паллада» будет потоплена, а крейсер «Аврора», в составе 2-й Тихоокеанской эскадры, примет участие в Цусимском сражении, уцелеет, и как тёзка-фрегат вернется на Балтику, где после войн и революций, обретет вечную стоянку у Петровской набережной.

В Де-Кастри Путятин с посольством перебрался на фрегат «Диана» и отправился на нем в Японию. В порт Симода фрегат прибыл 22 ноября 1854 года и 10 декабря начались русско-японские переговоры. Однако уже на следующий день, сильнейшее землетрясение разрушило город Симода, а возникшее цунами сильно повредило фрегат «Диана», который при транспортировке к месту ремонта в бухту Хэда затонул 07 января 1855 года. Моряки с фрегата перебрались на берег и помогали местным жителям устранять последствия разрушительного землетрясения и цунами. Нет сомнений, что японцы были благодарны русским за оказанную помощь, однако своей выгоды они не упустили, и 26 января 1855 года, заключили с Россией очень выгодный для них Симодский трактат. А для России Симодский трактат был исключительно невыгоден, лучше было совсем не заключать никакого трактата, чем подписать его на таких условиях.

После гибели фрегата «Диана» перед русскими моряками встал вопрос как добраться до Родины. К счастью, у офицеров сохранились книги из судовой библиотеки и в журнале «Морской сборник», выпуск №1 за 1849 год, было опубликовано описание и чертежи шхуны «Опыт», выполненные её первым командиром лейтенантом Петром Николаевичем Бессарабским. В местечке Хэда, по этому описанию русские моряки построили шхуну, которую назвали «Хэда». На ней Путятин и часть моряков благополучно добрались до Камчатки. Позднее шхуна «Хэда» была передана Японии и стала первым японским судном европейского образца. По чертежам шхуны японцы построили еще 6 однотипных шхун, и таким образом, получили опыт строительства судов европейского типа. Щедрость русских не знала границ, и они вместе со шхуной «Хэда» подарили Японии все пушки с погибшего фрегата «Диана».

Японцы оказались очень хорошими учениками, они быстро освоили технологию строительства современных кораблей и артиллерии, и через 50 лет разгромили обе Тихоокеанские эскадры русских. В числе русских кораблей, потопленных японскими корабельными орудиями, был и бронепалубный крейсер 1-го ранга «Паллада». Обоим «Палладам» фатально не повезло на Дальнем Востоке, первую затопили сами русские моряки, опасаясь её захвата англичанами, а вторую утопили японцы. Однако нашей «богине», «Диана», повезло больше.

Бронепалубный крейсер 1-го ранга «Диана» был построен в эллинге Галерного острова и принят в состав Балтийского флота 23 декабря 1901 года. Свое название крейсер унаследовал от парусного фрегата «Диана» погибшего в Японии в 1854 году. Строителем крейсера был инженер Александр Иванович Мустафин. Крейсер предназначался для разведки и борьбы с торговым судоходством на морских коммуникациях противника. Водоизмещение крейсера составляло 6897 тонн, длина 126,8 м, ширина 16,8 м, осадка 6,6 м. Вооружение крейсера состояло из восьми шести дюймовых орудий и двадцати трёх дюймовых орудий.

Уже в октябре 1902 года крейсер «Диана» под командованием капитана 1-го ранга Василия Константиновича Залесского, отправился на Дальний Восток. Находясь в Порт-Артуре, в составе 1-й Тихоокеанской эскадры, в январе 1904 года, крейсер вступил в русско-японскую войну. После неудачного для русской эскадры боя в Желтом море, произошедшего 28 июля 1904 года, в результате которого, только по чистой случайности, русская эскадра не смогла пробиться во Владивосток из-за гибели адмирала Вильгельма Карловича Витгефта, крейсер «Диана» не вернулся в Порт-Артур, а ушел в Сайгон, где разоружился до окончания войны. В 1906 году крейсер вернулся на Балтику и принимал участие в Первой мировой Войне и в обороне Моонзундских островов, в сентябре и октябре 1917 года. В Гражданскую войну орудия крейсера были демонтированы и отправлены на Каспий, где их установили на корабли советской флотилии.

После окончания Гражданской войны, полностью устаревший крейсер был отправлен на слом и осенью 1922 года его отбуксировали в Германию для разборки на металлолом.

С исключением из состава Военно-Морских Сил РККА бронепалубного крейсера 1-го ранга «Диана» 21 ноября 1925 года, закончилась преемственность передачи имени мифологической богини боевым кораблям российского флота.

Три российских боевых корабля, носивших на протяжении более ста лет имя богини «Диана», совершили плавание из Кронштадта на Дальний Восток, оба парусных корабля, шлюп и фрегат навечно остались в водах Тихого океана, хотя и не принимали участия в боевых действиях против японского флота, а паровой крейсер, воевавший в русско-японскую войну, благополучно вернулся на родную Балтику.

За годы службы и визиты в Японию, особенно в порт Нагасаки, многие русские моряки, попали под обаяние своеобразной и утонченной японской культуры, в которой цветение японской вишни – сакуры, ассоциируется с мимолётностью жизни и составляет своеобразный культ.

Русские «Дианы» приходили в воды Японских островов, моряки любовались пышным цветением сакуры и уходили из них навсегда, унося к родным берегам воспоминания о загадочной стране и оставшемся загадкой народе. Давно уже нет тех кораблей, и давно ушли в мир иной все их моряки, большинство живущих на земле людей не помнят их имен и громких деяний, мир сменялся войнами, а жестокие войны заканчивались непрочным миром, не приносящим людям спокойствия и уверенности в завтрашнем дне, но каждый год, на склонах гор, расцветает пышным цветом сакура, и радует всех людей, независимо от их национальности и политических убеждений, своей неповторимой гармонией с окружающим миром, в котором все видимые различия между людьми эфемерны, как мимолетная красота трепетных лепестков сакуры.


Автор капитан Валерий Николаевич Филимонов

1+