Продвижение русских к Тихому океану

 

«Слухами земля полнится»

Народная мудрость

 

 

В основе каждого слуха, почти всегда, лежит недостоверное знание о чем-либо, что передаётся одним человека другому. Причем невозможно установить, ни первоисточник распространения слуха, ни последнего к кому он дошел. Эдакий замкнутый круг.

В основе всех экспедиций далёкого прошлого, как морских, так и сухопутных, лежало некое расплывчатое представление о конечной цели, то есть, и те кто отправлял экспедиции, и её участники обладали некоей информацией, и в то же время, никто не мог назвать ни источник сведений, ни даты возникновения, ни его национальной принадлежности, то есть никто ещё там не был, однако расплывчатые данные уже имелись. Да уж, много чудес за туманами кроется.

Так и с проливом между Азией и Северной Америкой получилось, откуда пошел слух, что между двумя континентами существует пролив, никто сказать не мог, но при этом у пролива даже название имелось Аниан, или приблизительно так, всё зависело на каком языке написано название и кто как произносит те или иные буквы и звуки. Странно получалось, официально никто там не был, координаты не известны, существование сомнительно, а название имеется.

Как хорошо известно, испанцы и португальцы поделили между собой землю на две сферы влияния, первоначально заключив Тордесильясский договор (Tradato de Tordesillas), 7 июня 1494 году, а затем вторично,  22 апреля 1529 года, заключив Сарагосский договор. Однако на мировой, а вернее морской, арене, один за другим, уже появлялись другие европейские хищники, которые имели непреодолимое желание поживиться за счёт открывшихся возможностей. Сначала голландцы, а затем англичане и французы, снаряжали вначале отдельные корабли, а затем и целые флотилии для грабежа вновь открытых земель. В этой гонке европейских стран не было ни правых, ни виноватых, были только жаждущие лёгкой наживы беспредельщики-грабители, для которых уничтожить целый народ было плёвым делом. Христианские ценности, идеи гуманизма, желание научных исследований и так далее, всё это были только лозунги-ширмы, которыми уже позднее, как бы устыдившись, пытались прикрыть реки людской крови и страдания десятков миллионов людей разного цвета кожи и языка во всех уголках земли. Можно без сомнения сказать, что несмотря на кажущуюся в то время огромность земли, вызванную мало исследованностью огромных территорий и трудностями транспортного сообщения, на земле стало вдруг тесно, тесно от одновременного страдания и горя миллионов людей. Людям, живущим в наше время трудно представить масштабы бедствий, обрушившиеся на жителей отдельных островов и континентов, в наше время ведь уже не исчезают с лица земли целые народы, а во времена, которые европейские «гуманисты» поэтично назвали «Временем великих географических открытий», на это никто даже внимания не обращал. Слухи о несметных сокровищах, которые можно добыть в открытых странах, вызывал у тысяч европейцев желание любой ценой получить к ним доступ и они, рискуя жизнью отправлялись в дальние плавания полные неизвестности и опасностей.

Слухи о богатствах Индии побудили Христофора Колумба отправиться в плавание на запад в 1492 году, и он открывает Новый свет, в 1497 году король Португалии отправил корабли на восток и Васко да Гама становится первооткрывателем пути в Индию вокруг Африки. Затем слухи об островах Пряностей побудили португальцев продолжать захватническую экспансию на восток и к 1512 году они достигают заветной цели и называют вожделенные острова – родину мускатного ореха, Молуккскими. Слухи о золоте привели к тому, что испанские конкистадоры применяли бесчеловечные пытки к местным жителям вновь открытых островов Вест-Индии и Южной Америки, калёным железом и кострами выпытывая у них местонахождение золота и в течении нескольких чудовищных лет, почти полностью истребили население райских островов.

Новые европейские хищники, движимые слухами и жаждой наживы, также отправляли в дальние плавания свои корабли и эскадры.

Англичане начали мастерски использовать дезинформацию и под видом поисков пути в Индию, сначала в 1553 году, через Белое море установили торговые отношения с Московским царством, а затем в 1577 году отправили на поиски новых земель уже целую флотилию под командованием Френсиса Дрейка, который имел репутацию отъявленного головореза, принимая участие в работорговле и грабеже испанских колоний в Центральной Америке. Для начала Дрейк, с шестью кораблями, в очередной раз пограбил испанские колонии, затем переименовав свой флагманский корабль «Пеликан» в «Золотую лань» отправился вокруг Южной Америки в Тихий океан. Ага, вот откуда пошел пиратский и воровской обычай менять названия кораблей в море, а что, видно основательный повод появился у Дрейка, можно представить сколько золота находилось на борту, если он даже в названии корабля его не преминул упомянуть.

Дрейк обогнул Америку через Магелланов пролив, однако в Тихом океане, его корабль штормом был отнесён далеко к югу, где он невольно открыл пролив, позднее названный его именем. Следуя на север вдоль берегов обеих Америк, этот душегуб подверг грабежу колонии испанцев и поднялся до широты современного штата Орегон, где убедившись, что береговая линия и дальше идёт на север, направил курс своего пиратского корабля через просторы Тихого океана к Молуккским островам, далее через Индийский океан к мысу Доброй надежды и далее на север к туманному Альбиону. Этим первым кругосветным плаванием, англичане развеяли для себя все слухи о дальних странах и превратили их для себя в информацию, ну а уж кто владеет информацией – тот владеет миром, или морем, что для англичан, в принципе, было одно и тоже. Все их последующие плавания, также сопровождавшиеся дезинформацией для завуалирования истинных целей, основывались уже не на полумифических слухах, а на холодном анализе имеющейся в распоряжении адмиралтейства информации и конкретных задачах, которые ставились перед ним кабинетом министров и королевской властью. В конечном итоге холодный расчет англичан одержал победу над пылкими, хотя также залитыми кровью невинных жертв, но более окутанными донкихотством Сервантеса и мелодичным пением серенад, испанцами и португальцами.

Не отставали от англичан, а где-то даже и опережали их, голландские мореплаватели, щедро финансируемые ростовщиками из Амстердама. Прошло немного времени и вот они уже теснят португальцев на Молуккских островах, в Южной Америке, на островах Карибского моря, в Северной Америке, и наконец достигают Японии, с которой устанавливают торговые отношения, оставаясь на протяжении последующих 200 лет единственным торговым партнёром страны восходящего солнца. В 1643 году Де-Фриз, на корабле «Кастрикум», обогнул со стороны Тихого океана японские острова и достиг Южных Курил, прошел проливом, который в наше время носит его имя, открыл Сахалин и объявив открытые им острова собственностью Нидерландов убыл восвояси.

Именно во время плаваний Дрейка и Де-Фриза к середине 17-го века европейцы достигли самых северных широт вдоль континентов Азии и тихоокеанского побережья Северной Америки, однако они даже близко не приблизились к тому району, где они могли либо сходиться, либо разъединяться. Вполне возможно, что и до, и после этих двух мореплавателей, были другие не менее отважные, но менее удачливые, которые проникли на много дальше на север и может быть даже видели берега обоих континентов, однако официальная морская историография не знает их имён.

А что же, до сих пор не упомянутая нами Россия, или вернее, Московское царство, как оно официально тогда называлось, что же оно лежало на печи, да жевало калачи, в то время как европейцы бороздили моря и океаны? И да, и нет, Россия жила своей жизнью.

В 1552 году войска царя Иоанна Грозного берут штурмом Казань и открывают путь по Каме на восток, а по Волге на юг, хотя правильнее сказать, что и по Каме на юг, так как с точки зрения гидрологии река Кама, в месте впадения в неё реки Волги, имеет больший сброс воды, а это значит, что именно Волга впадает в Каму, а она уже в свою очередь несёт воды обеих рек к Каспию. Однако официально принято считать наоборот, и мы не будем нарушать принятого названия.

Русские не успели даже осознать, какие широчайшие перспективы открывает перед ними взятие Казани, так оно ведь и понятно, татары не кренделями встречали, а стрелами да саблями и храбрости казанским батырам было не занимать, зато успели все эти выгоды и перспективы просчитать ушлые англичане. Уже на следующий год в Белое море пришел корабль под командой Ричарда Ченслора, якобы плывущий в Индию. Перезимовав в Москве, в 1554 году Ченслор увёз в Лондон договор о торговле.

Русские люди тоже осознали открывающиеся перспективы, и первые промышленные люди начали движение на восток и юго-восток, а тут ещё и опричнина подоспела и уже не десятки, а тысячи объятых ужасом людей, спасаясь от зверств безжалостных головорезов и живодёров, устремились по речным просторам в лесные пермские дебри к Каменному поясу, а самые отважные и за него. Нельзя сказать, что местное или, вернее сказать, туземное население встречало их лучше, чем казанские батыры, однако спасающимся от ужаса опричнины людям было нечего терять и они, хоть и не всегда, но всё же в большинстве случаев одерживали верх. Самые умные из туземцев быстро поняли всю бесперспективность борьбы с пришельцами и согласились платить ясак, ну а самые храбрые, как это было во все времена и во всех уголках земли, сложили головы в неравных сражениях.

К 1581 году русские уже хорошо освоили всё пространство вплоть до Каменного пояса, как в то время назывались Уральские горы, и вот уже передовые отряды казаков под командой Ермака перевалили через него и началось покорение и освоение бескрайних просторов Сибири. После разгрома основных сил хана Кучума, уже после смерти Ермака в 1585 году, движение русских промышленников по сибирским просторам ускорилось.

Да, да, впереди казаков, государственных людей, а именно так их подразумевает история завоевания Сибири, всегда шли ватаги свободных промышленников и беглых людей из европейской Руси. Промышленники первыми разведывали пути продвижения в новые края, а таковыми в Сибири того времени, были исключительно реки. Чего, чего, а реками Сибирь богата! Реки одно из главнейших достояний Сибири, без своих могучих рек, Сибирь и не привлекательна была бы, особенно в то время, когда других видов транспорта, для перемещения на такие огромные расстояния просто не существовало. Именно благодаря наличию и удобному расположению бассейнов рек, стало возможным продвижение по Сибири такими темпами, какими шли русские промышленники — передовщики-первопроходцы. А темп был просто потрясающий. В 1581 году первые русские перешли за Каменный пояс, а уже в 1586 году заложена Тюмень, в 1587 году Тобольск, в 1628 году встал на обрывистом берегу Енисея Красноярск, город — символ могущества и величия русских на бескрайних просторах Сибири.

Установление в 1631 году Илимского острога открывало дальнейшие пути на юг к Байкалу и на восток, к истоку великой восточносибирской реки Лены и как следствие этого уже в 1632 году на Лене возводится Якутск, а в 1639 году казаки под командой Ивана Москвитина выходят на берег Ламского, а ныне Охотского моря и основывают Охотский острог, ставший почти на 200 лет морской столицей России на тихоокеанском побережье Сибири и отправной точкой всех экспедиций на Камчатку, Курильские и Алеутские острова, к берегам Северной Америки и Японии. Только после установления плавания русских кораблей из Кронштадта на Тихий океан, а затем присоединения к России сначала устья Амура, а затем в 1860 году Приморья, и строительства порта Владивосток в 1871 году, порт Охотск совсем утратил своё значение.

В северо-восточном направлении движение промышленников также осуществлялось ударными темпами и уже в 1644 году на реке Колыме (Ковыме, как в то время её называли) устанавливаются три острога. Используя впадающие в Колыму реки Омолон и Анюй, промышленники, а за ними и казаки к 1649 году открыли пути на реку Анадырь и сплавившись по ней вышли на берега Бобрового моря (Берингово море).

Таким образом, с разницей всего в несколько лет, голландцы с Де-Фризом достигли 45° С.Ш, а русские казаки, в месте впадения реки Анадырь в Бобровое море, достигли широты 65° С.Ш.

Приобретение новых территорий и отправка в Сибирь государевых служителей вызвала необходимость ведения, связанного с этим делопроизводства, которое с 1599 года было возложено на Приказ Казанского дворца, однако в виду обширности всё прибавлявшихся земель потребовало создания отдельного приказа, который был образован в 1637 году и назван Сибирским приказом. Сибирский приказ функционировал в разной форме до конца 1763 года, после чего был окончательно упразднён.

Сибирскому приказу была предоставлена полная власть решать все дела, касающиеся Сибири, через него осуществлялось управление огромным краем и велась вся деловая переписка, в его архивах оседали все донесения казаков о вновь открытых землях, транспортных путях, народах их населяющих, и самое главное, размерах ясака, который могла получить казна.

В европейских странах, активно присваивающих себе земли, как вновь открытые, так и захваченные у соперников в результате войн, не особенно тревожились о продвижении Московского царства на восток, так как у него отсутствовал доступ к морям, на которых оно могло бы создать себе морской флот и откуда бы корабли могли отправляться в дальние плавания. Белое море как удобное для данных целей разумеется не рассматривалось. Обо всех делах Сибирского приказа во вновь открытых землях англичане имели подробную информацию через своих агентов в Московской торговой компании и поэтому тоже не особенно беспокоились за судьбу своей торговли, которая надо сказать, приносила им огромную прибыль и разоряла архангельских купцов. Вполне возможно, что именно поэтому купцы с русского севера отправлялись в Сибирь.

Однако всё изменилось после обретения Россией доступа к Балтийскому морю и началом строительства флота Петром I. Тут уж европейцы увидели повод для беспокойства, так как для них стало очевидно, что русские не ограничатся только акваторией Балтийского моря и рано или поздно выведут свои корабли в океан. И надо сказать, что повод для беспокойства у них был основательный, так как проживи Пётр Великий ещё лет 10-20, и в первое кругосветное плавание русские отправились бы лет на пятьдесят раньше, и не на купленных у англичан кораблях, а на своих российских.

В конце 1724 года, уже в самом конце жизни, Пётр I принимает решение отправить на Камчатку экспедицию, основная цель которой заключалась в выяснении вопроса соединяется или нет Азия с Северной Америкой.

Прочитав это возникает резонный вопрос, а что там выяснять, если ещё в 1648 году, казак Семён Дежнев, обогнул Чукотский полуостров и тем самым доказал, что Азия с Америкой разделены проливом. Он ведь, наверное, и донесение, соответствующее отправил об этом радостном открытии, которое судя по всему должно было находиться в архиве Сибирского приказа. Как же могло случиться, что Пётр I об этом ничего не знал, или знал? Судя по всему, не знал, и не знал, потому что никакого донесения, ни об открытии пролива, ни о плавании вокруг Чукотки, в Сибирском приказе отродясь не получали. А откуда же тогда пошло, что Семён Дежнев первый обогнул Чукотку? Вот об этом, и о первой Камчатской экспедиции, мы узнаем в следующей части.

 


Автор Капитан Валерий Николаевич Филимонов

5+