Первое кругосветное плавание

 

 

Португальцы, в своем стремлении установить контроль над мировой торговлей пряностями, к началу шестнадцатого века, вышли к району Малаккского пролива. Их продвижение на восток сопровождалось войнами с местными народами, в которых, благодаря более современному огнестрельному оружию и тактике ведения боя, португальцы одержали победу.

В наше время трудно представить, что за щепотку перца или кориандра, кому-то придет в голову лишать жизни другого человека, а в то далекое, темное время, когда понятия человеческого гуманизма не существовало в принципе, было обычным делом уничтожить целый народ, только чтобы получить несколько гектаров земли для выращивания пряностей. Скептики конечно могут возразить, что как это не было гуманизма, ведь христианство к тому времени уже существовало в Европе более тысячи лет и бесчисленные миссионеры, и их пособники рыцари, конкистадоры, новгородские ушкуйники, казаки, вдохновленные заповедями Христовыми, несли просветление темным язычникам. А уж коль скоро, они взялись за это многотрудное дело, то надо полагать сами то они были духовно просветленными сторонниками гуманного отношения к людям, или почти гуманного, или ну хоть сколько-то гуманного.  Ничуть не бывало! Гуманизмом и человеколюбием миссионерство того времени и не пахло, зато запахом горелого человеческого мяса, во время их «миссионерства», пахло во всех частях света. Так головорезы Колумба, на райских островах Карибского моря устроили местным жителям, сущий ад, пытая их на кострах и каленым железом, в надежде узнать где золото, а чуть позднее конкистадоры под предводительством своих донов творили бесчинства на бескрайних просторах Южной Америки. В Африке, Индии и странах Азии, пряный запах специй, не раз и не два, заглушался запахом горелой человеческой плоти несчастных местных жителей. Так тоже западная инквизиция! — скажут многие, и при чем тут новгородские ушкуйники и казаки? – они вообще пацифисты, добродушные, не многословные, набожные бородачи, промысловики и первопроходцы, охотники и собиратели земель Русских. Да уж, те еще охотнички были! Эти, так называемые первопроходцы, шли отнюдь не со словом человеколюбия и идеями гуманизма на устах, а с мечом и копьем на перстах. В своем продвижении на северо-восток, к берегам Белого моря, они с огнем и мечом прошли через территорию Карелии и нынешней Архангельской губернии. Местное население, вепсы, сжигались целыми поселениями, не щадили ни женщин, ни детей. От народа, населявшего огромную территорию, осталось совсем немного представителей, но им то еще повезло, хоть кто-то, да и по ныне живет, а вот народу биармов совсем не повезло, ни народа, ни языка не осталось. Как почти не осталось всех тех, кто проявлял активное сопротивление, или нежелание жить с новыми «просветителями – пришельцами». С «добродушными» бородачами ушкуйниками все понятно, время было дикое, одиннадцатый – тринадцатый век. Вот позднее, казаки, те еще охотники и любознательные первооткрыватели бесценных богатств Сибири, уж наверняка, в более позднее время, уже просветленные гуманными идеями царя Ивана Грозного, наверняка мирным методом инфильтрации слились с местными народами и в многочасовых проповеднических беседах, убедили их поделиться исконными богатствами края. Как бы не так! Первый известный просветитель Сибирского края, Ермак, повторил судьбу многих, ему подобных европейских «гуманистов-просветителей»: Фернана Магеллана, Джеймса Кука, то есть нашел свой конец в боях, причем не словесных, с местными народами, ну никак не хотевшими внимать просветителям. Казаки так прошлись по Сибири, что и местных народов в ней почти не осталось. Дольше всех, сопротивление казакам, оказывали, … правильно – Чукчи! Да еще как оказывали! Именно из-за сопротивления чукчей, и пришлось казакам Семена Дежнева, на кочах, вдоль берега, рискуя сгинуть во льдах суровой Арктики, огибать землю несговорчивых и упорных аборигенов. Иначе, как же, стали бы они соваться во льды, рискуя каждую минуту быть унесенными или раздавленными, ведь не глубины же они измеряли, выискивая фарватеры, и не характер дрейфа льдов изучали для потомков и строителей атомных ледоколов. Чукчи не были побеждены, и ко времени, когда в 1728 году, бот «Святой Гавриил», под командой наемника Беринга, с какого-то перепугу, отправился на север для выяснения, казалось бы, уже установленного факта, соединяется или нет Азия и Америка. Казалось бы, зачем тратить, бешенные по тем временам деньги, ведь чуть ли не за сто лет до этого, где-то в 1648 году, отважный исследователь – первопроходец, уроженец Великого Устюга, вот ведь наивные чукчи, не признали в суровом бородаче деда мороза, а может с подарочными наборами недосмотр вышел, Семен Дежнев с сотоварищами обогнул землю чукчей и доказал наличие пролива, или отсутствие перешейка, как кому сподручнее. Оказывается, надо было, потому что в России того времени никто слыхом не слыхивал об открытии Семена Дежнева.  Вот ведь как, на Руси — в России, великие открытия и дела совершаются! Оказывается, о плавании Семена Дежнева, русские люди узнали от … немца, очередного наемника, академика Герхарда Фридриха Миллера! Это он, уже во время второй Камчатской экспедиции, колеся по бескрайним просторам Сибирского края, в 1736 году, в Якутском архиве, обнаружил некий документ, из которого якобы следовало, что около 1648 года, казаки некоего Семена Дежнева, обогнули Большой Каменный Нос. Ну что тут скажешь? Так вот, чукчей фактически не смогли победить в бою и привести к покорности силой оружия, зато победили простым и безотказным, нет не огнестрельным, хотя и огненным оружием, алкоголем. Все эти первопроходцы — проповедники, и до и после, мало чем отличались друг от друга, а уж методы были одинаковые: меч, огонь, пуля, алкоголь, оспа. Полный набор «миссионера – просветителя» и «первопроходца – первооткрывателя» тех времен. Так что, за щепотку перца, в то время, жизни лишали не задумываясь.

В 1509 году корабли португальцев впервые прибыли в Малакку. В числе прибывших был и Фернан Магеллан. Он, как и все другие, прибыл с вполне определенными целями, а именно для обогащения, поэтому и обзавелся рабами из числа жителей острова Суматра. Через несколько лет после возвращения в Португалию, Магеллан переезжает в Испанию и поступает на службу к испанскому королю, который через несколько лет поставит его во главе экспедиции, направляющейся за пряностями.

В сентябре 1519 году флотилия из пяти кораблей покинула гавань Санлукар-де-Баррамеда в устье мутного Гвадалквивира и отправилась в плавание. Магеллан командовал кораблем «Тринидад», остальные корабли назывались «Сан-Антонио», «Консепсьон», «Виктория» и «Сантьяго». Всего в плавание отправилось около 300 человек. Одним из них был и личный раб Магеллана, житель острова Суматра, привезенный из Малакки. Какое его настоящее имя мы никогда уже не узнаем, испанцы же его называли Энрике. Ох уж эти личные рабы у всемирно-известных личностей! Джордж Вашингтон на заседании, посвященном принятию декларации о независимости, единственный из всех присутствовавших в зале, имел личного раба у себя за спиной, а впоследствии, после окончания военных действий и обретения независимости от Великобритании, лично разыскивал своих разбежавшихся чернокожих, они же дуралеи не знали, что независимость обреталась от Великобритании, а не от рабства! Нет, нет, Джордж Вашингтон такой же уважаемый сын своего времени как и никогда не имевший рабов Александр Гамильтон. Ведь даже разбитый северянином-янки генералом Грантом, и сдавшийся в плен, южанин-плантатор генерал Роберт Ли остался уважаемым человеком. Просто время было такое.

В наше время, круизных лайнеров и шикарных яхт, трудно представить, в каких условиях находились почти 300 человек на 5 маленьких корабликах, в течении нескольких лет плавания. Однако имеется возможность не только мысленно представить, но и реально походить по палубам кораблей того времени. Для этого правда необходимо побывать в Испании, кстати не далеко от гавани из которой отправился Магеллан. Местечко тоже расположено на берегу небольшой речки и носит звучное испанское название, Палос-де-ла-Фронтера. Красивое такое название, в меру сочное, в меру сладкое, так и веет от него благодатью Андалусии!  Раньше местечко называлось просто Палос, даже и в наше время на картах написано просто Палос, но после отплытия от берегов речки кораблей Колумба и открытии Нового Света, место стали называть «границей нового света», то есть по-испански, Палос-де-ла-Фронтера. К пятисотлетию открытия Нового Света, испанское правительство выделило деньги на строительство точных копий трех кораблей Колумба: «Санта Мария», «Нинья» и «Пинта». В 1992 году «Санта Мария» совершила плавание к берегам Кубы. В наше время кораблики стоят на реке в качестве музейных экспонатов и любой желающий может почувствовать себя Колумбом посетив его каюту, кстати единственную на корабле, на остальных кораблях кают нет. Впечатления испытаете потрясающее! Теснота жуткая! Представить себя на кораблике, в тесноте многомесячного плавания, в компании отъявленных головорезов, это еще тот квест! Что только может вызывать зависть к этим мореплавателям, так это то, что ели они настоящую пата негру и пили настоящую риоху. Пата-негра это вяленая свинина, ныне дорогущий деликатес, а риоха — марка испанского вина.

Так вот и на кораблях Магеллана пата-негры и риохи надо полагать было припасено не мало. Только вот для приятного плавания через океаны и неизвестность этого маловато будет, необходимо и согласие между соплавателями, а его как это водится между наемниками и не было. Так со скандалами и под риоху добрались корабли Магеллана до Филиппинских островов и начали просветлять темных аборигенов, что им явно не понравилось и они взялись за оружие. В одной из стычек с местными воинами Фернан Магеллан был убит. Неизвестно, пытались ли местные жители полакомиться магелланиной, как это хотели, и почти уже осуществили, неблагодарные жители Сандвичевых, ныне Гавайских островов с телом великого Джеймса Кука, которого даже успели разрубить на куски, а голову сварить. Только вот трапезу им испортил отважный капитан Чарльз Кларк, огнем корабельных орудий и десантом принудивший каннибалов вернуть уже сваренную голову, правда без нижней челюсти, и изрубленное на куски тело великого мореплавателя. Вот времена, вот нравы, правили человеками в то время!

После гибели Магеллана, те кто остался в живых решили возвращаться в Испанию и продолжили плавание на запад. Когда уцелевшие корабли достигли района острова Суматра человечеству нужно было устроить вселенский праздник с плясками и фейерверками по всему миру! Ведь впервые в официальной истории человечества, человек обогнул земной шар, совершив первое кругосветное плавание! Правда, по понятиям того времени, не совсем человек, а раб, раб Магеллана, уроженец острова Суматра – Энрике. Если бы Магеллан не погиб на Филиппинах, то он стоял бы в одном ряду со своим рабом, а так раб господина стал самым знаменитым человеком на земле, правда ни он сам, и никто другой в мире, тогда об этом даже не догадывался и уж о прославлении раба точно не помышлял. Вполне вероятно, что в составе экспедиции Магеллана были и другие искатели приключений, ранее бывавшие в Малакке, и по прибытии кораблей, под командованием уже Хуана Себастьяна дель Кано (Элькано), в район Малакки, также стали людьми совершившими первое кругосветное плавание, но их имен история не сохранила.  Индонезия хорошая страна, несмотря на бедность, жители доброжелательные, кофе крепкий, сигары приятные, девушки очаровательные. Почему бы гражданину этой страны не обладать славой человека впервые совершившего кругосветное плавание. Ведь гордится же Россия полетом Гагарина, а чем кругосветное путешествие на корабле в начале шестнадцатого века не полет в космос? Может даже и покруче будет, особенно, если принять во внимание всю совокупность, существовавших в то время рисков. Так что пусть и житель острова Суматра Энрике встанет в один ряд с великими людьми планеты Земля. Португалия конечно несколько потеряет в славе, но ведь у неё, тем не менее, останется Васка да Гама, а мы за равноправие всех наций и рас на планете Земля.

Собственно, вместе с Энрике, и мы совершили виртуальное кругосветное плавание по страницам исторических событий в истории мореплавания и на этом можем с чистой совестью завершить наше повествование о славном сыне индонезийского народа — Энрике. Добавим только, что из пяти кораблей, только одна «Виктория» добралась до Испании, а с ней и 17 отважных мореплавателей под командой Хуана Себастьяна дель Кано. Именно его официальная история и называет человеком, впервые совершившим кругосветное плавание. Он конечно же достоин уважения хотя бы уже за то, что на утлом суденышке, с примитивными мореходными инструментами сумел довести корабль до Испании, да еще и открыть в Индийском океане остров, ныне называемый Амстердам. Человек надо полагать был не самый тщеславный, раз открытому им острову даже название не удосужился дать, что для того времени, уже само по себе необычно. Название Амстердам острову уже дал заново открывший его голландский мореплаватель Антони ван Димен в 1633 году.

История времен великих географических открытий интересна, противоречива, наполнена романтикой и захватывающими приключениями, образцами необычайной доблести и чести, низменной подлости и коварства, благородства и вероломства, верности и предательства. Многие события прошлого, дошли до нашего времени в далеко не самом правдивом виде, и поэтому путешествия любознательных исследователей истории мореплавания среди мифов и рифов искаженных исторических событий, не менее увлекательны чем сами путешествия далекого прошлого.


Автор Капитан Валерий Николаевич Филимонов

12+