Капитан Джозеф Виггинс.

Часть 3.

 

Так не редко случается, что мысли одаренных людей, несколько опережают технические возможности времени, в котором они живут. Осуществление безопасного и коммерчески выгодного мореплавания в полярных морях было невозможно до тех пор, пока на смену парусным деревянным судам не пришли винтовые пароходы со стальными корпусами и сравнительно мощными надежными паровыми машинами, позволяющие им безопасно преодолевать разряженные плавающие льды и маневрировать среди мелководных банок.

фотоРазумеется, капитан Виггинс был совсем не одинок в своем стремлении реализовать на практике идею регулярного морского сообщения между портами Европы и реками западной Сибири. И в России, и в Европе, были люди, которые хотели того же, однако успешному осуществлению планов до определенного времени не хватало технического развития, изученности района плавания, средств связи и подготовленных специалистов как на судах, так и на берегу. Когда всё в комплексе достигло определенного уровня, тогда и стало возможным установить регулярное сообщение, получить одобрение, поддержку и заказы от промышленников и чиновников. А пока этого не случилось, капитан Виггинс продолжал в индивидуальном порядке заинтересовывать различными проектами предпринимателей в России и Англии.

По пути домой, в Тобольске он пытался организовать строительство судов, пригодных для перевозки грузов по Оби и далее морем до европейских портов. Однако из-за неготовности страховых обществ к страхованию такого рода перевозок, строительство судов не состоялось. Тем не менее купец Трапезников в следующем 1878 г построил в Тюмени шхуну «Сибирь» и отправил её с грузом пшеницы в Лондон, куда она благополучно прибыла после посадки на мель в устье Оби.

В 1878 г Капитан Виггинс получил от английского предпринимателя Освальда Катлу (OswaldJ. Cattley) предложение вступить в командование зафрахтованным пароходом «Warkworth» и 1 августа вышел на нем из Ливерпуля и направился в устье Оби в Надым.

корабль

Пароход довольно быстро достиг устья Оби и преодолев мелководный бар с сильным северным ветром прибыл в Надым. После выгрузки доставленного из Англии груза и погрузки на борт 300 тон пшеницы, пароход «Warkworth» вышел в обратное плавание в Англию. На мелководном баре в устье Оби пришлось выгрузить некоторое количество груза для уменьшения осадки парохода и после этого, 2 октября капитан Виггинс привел свой пароход в Лондон. Круговой рейс занял ровно два месяца – это был успех. Расчеты капитана Виггинса оказались верными и своим плаванием он доказал, что океанские пароходы могут проходить через бар в Обской губе, кроме того, англичане нашли, что качество сибирской пшеницы выше, чем пшеницы из Индии.

Воодушевленные успешным плаванием парохода капитана Виггинса, парохода «Нептун» и шхуны купца Трапезникова, англичане подготовили к отправке в 1879 году четыре парохода и предложили капитану Виггинсу возглавить экспедицию. Однако пароходы были не приспособлены для плавания в Арктике, и капитан Виггинс отклонил их предложение. Ни один из пароходов не смог пройти в Карское море и все они вернулись в Англию. Кроме них не смогли пройти к Оби и Енисею пароходы «Нептун», «Самюэль Оуэн» и барк «Экспресс». Три шхуны купца Трапезникова, построенные на Оби, погибли в Обской губе. Только пароход «Луиза», под командованием капитана Дальмана, смог пройти на Енисей в навигацию 1879 года. Неудачная навигация привела к тому, что англичане утратили интерес к плаванию в западную Сибирь почти на десять лет.

В следующие несколько лет вплоть до 1887 года только пароход «Луиза» под командованием капитана Бурмейстера смог совершить два благополучных плавания в Карское море, а в третье плавание в 1883 году пароход повредил винт и был приведен в Норвегию на буксире пароходом «Норденшельд». В 1884 году только пароход «Норденшельд» купца Сибирякова пытался пройти в Карское море, но на подходе к проливу Югорский шар повредил винт и вернулся обратно. В 1885 и 86 годах ни одно судно не отваживалось отправиться из Европы в Карское море. Как видим, успех нескольких предыдущих плаваний был обусловлен счастливым стечением обстоятельств и не более того, а стоило только ледовой обстановке несколько ухудшиться, как маломощные суда уже не могли пройти в Карское море. Все эти годы капитан Виггинс плавал в южных морях.

В 1887 году несколько друзей капитана Виггинса создали компанию для торговли с Сибирью Phoenix Company Ltdи приобрели небольшой пароход «Феникс» вместимостью 273 рег. тонны. Они предложили капитану Виггинсу отправиться на нем на Енисей. Главным организатором всей этой затеи и управляющим директором компании был Генри Саливан, сын английского адмирала Сэра Джеймса Саливана, который в свое время помогал знаменитому натуралисту Чарльзу Дарвину отправиться в плавание на бриге «Бигль».

Капитан Виггинс был не только капитаном парохода, но и капитан-наставником и консультантом. Старшим помощником парохода был его брат, капитан Роберт Виггинс. Ага, с этого года капитанов Виггинсов в Арктике прибавилось. Управляющий директор также отправлялся в плавание, чтобы лично ознакомиться с условиями плавания. Вот пример заслуживающий всяческого одобрения! Это не то, что нынешние «эффективные манагеры», которые об управляемом ими предприятии знают только главным образом из телевизора или интернета.

В соответствии с разработанным планом «Феникс» должен был доставить груз соли из английского порта Саус Шилдс в Енисейск и там зазимовать. Управляющий директор и капитан Виггинс должны были через Сибирь вернуться в Англию. На следующий год капитан Виггинс на другом пароходе должен будет прийти в устье Енисея, а его брат Роберт на «Фениксе» должен будет доставить груз из Енисейска в устье в Гольчиху, где один заберёт груз у другого и каждый отправятся обратно. Планировалось, что если оба плавания будут удачными, то компания будет совершать их ежегодно. Как говорится, «гладко было на бумаге, да забыли про овраги».

корабль

Пароход «Феникс» вышел из порта Саус Шилдс 5 августа 1887 года и 29-го вошел в Карское море. 3 сентября пароход вошел в устье Енисея и несмотря на большую осадку благополучно поднялся вверх по реке более чем на 2 тысячи миль и 9 октября встал на якорь в Енисейске. Необходимо отметить, что пароход с большой осадкой поднялся в верх по необследованной реке, не имея карт с глубинами и при отсутствии каких-либо навигационных знаков. Надо полагать, что для себя то англичане карту с глубинами и с опасностями составили.

После выгрузки парохода его поставили на зимовку, и 1 декабря управляющий директор, капитан Виггинс и часть команды парохода, уехал в Красноярск, где управляющий директор Саливан осматривал город и шахты, в которых добывали золото. Пребывание в гостеприимном сибирском городе затянулось аж до января и только 5 числа они покинули его и отправились в Англию. Капитан Виггинс с командой через Либаву вернулись в Англию в феврале 1888 года.

Управляющий директор посетил Петербург и после удачных переговоров с чиновниками получил разрешение на право беспошлинного ввоза английских товаров Енисейск сроком на пять лет, и на Обь сроком на один год. Также он получил разрешение на доставку пароходом «Феникс» сибирских товаров из Енисейска до Гольчихи с последующей погрузкой на морские суда для доставки их в Англию.

После возвращения в Англию для плавания в навигацию 1888 года был приобретен пароход «Лабрадор», который до этого находился в собственности компании Гудзонова залива и совершал рейсы в Гренландию.

корабль

Предстоящему рейсу придавалось большое значение в деловых и политических кругах России и Англии и в нем видели возможность для дальнейшего сближения двух наций. Проводились аналогии плавания Ченслера в Белое море во времена царствования Ивана Грозного. В общем то сходство действительно было, ведь английской компании разрешили пять лет ввозить товары беспошлинно и даже доставлять товары из Енисейска по реке до моря на английском судне, что противоречило российским законам. Хотя думается, что с российской стороны большее значение придавали политической составляющей проекта, чем финансовой, посчитали ну сколько там получишь таможенных платежей с грузов, которые доставит один раз в год 500 тонный пароход, в масштабах государственного бюджета величина ничтожная, а вот с точки зрения сближения с Англией, политическое значение огромно.

К середине июля 1888 года пароход был готов к выходу в море. В помощь капитану Виггинсу согласился идти на пароходе опытный полярный капитан Маклиланд (M’Clelland), а помощником капитана был назначен Джон Краутер (JohnCrowther) из Питерхеда, который в 1881 году принимал участие в Полярной экспедиции Ли Смита на паровой яхте «Эйра» на Землю Франца-Иосифа.

фото

Пароход «Лабрадор» вышел из порта Ньюкасл 16 июля 1888 года и 3 августа прибыл в норвежский порт Варде для пополнения запасов угля. Здесь капитан Виггинс получил телеграмму, в которой сообщалось что пароход «Феникс» сел на мель на Енисее и поэтому ему необходимо оставаться в порту Варде и ожидать дальнейших указаний. Действительно, без судна, пригодного для распаузки, «Лабрадору» нечего было идти в Енисей. Компания срочно зафрахтовала небольшое судно «Чайка» грузоподъемностью около 60 тонн для распаузки в Гольчихе и отправила его в Варде.

«Чайка» прибыла в Варде 31 августа и 4 сентября оба парохода покинули порт и направились к Енисею. Перед отходом капитан Виггинс дал четкие инструкции капитанам обоих судов на случай, если суда разлучатся в тумане. Уже во вторую ночь во время сильного шторма с туманом, суда потеряли друг друга. «Чайка» пошла к острову Колгуев чтобы укрыться там от шторма. У острова команда отказалась продолжать рейс на Енисей, и капитан вынужден был вернуться в Варде. Капитан Виггинс на «Лабрадоре» подошел к острову Колгуев, однако не обнаружил присутствия своего «маленького друга» и пошел к проливу Югорский шар, где была назначена вторая точка встречи пароходов.

В Хабарова они обнаружили два десятка норвежских китобоев с раздавленного льдами промыслового судна и приютили их на борту. Норвежские моряки восприняли приход «Лабрадора» как божескую милость и избавление от смерти.

25 сентября в пролив пришел небольшой пароход, который доставил капитану Виггинсу пренеприятную новость о том, что «Чайка» благополучно прибыла в Вардё. Надо было возвращаться и «Лабрадору». 1 октября «Лабрадор» прибыл в Вардё, и капитан Виггинс получил очередную новость о том, что оказывается пароход «Феникс» благополучно снялся с мели и пришел в Гольчиху, где он будет ожидать прихода «Лабрадора» до наступления холодов, после чего вернется обратно в Енисейск. Да уж, вот они издержки отсутствия средств связи того времени, сейчас каждый капитан имеет мобильник и способен выяснить ситуацию на другом конце света за пару минут, а ещё какие-то 135 лет назад все было намного труднее.

В конце октября пароход «Лабрадор» вернулся в Тайн. Компания PhoenixCompanyLimitedпонесла колоссальные убытки и была ликвидирована. Новую компанию назвали Anglo-Siberian SyndicateLimitedс управлением в Лондоне.

Владельцы новой компании придавали огромное значение предстоящему плаванию в новом 1889 году, да и не они одни. Капитан Виггинс был принят принцем и принцессой Уэльса в Мальборо. Кроме этого, он был приглашен Принцем на встречу, где был представлен королеве Виктории. Он так же был приглашен на вечера к герцогу Вестминстерскому, маркизу Ормонде, лорду Винфорду и многим другим знатным людям, на которых рассказывал о своих плаваниях. Судя по именам приглашающих капитана Виггинса лиц, коммерция отходила на второй план, а на первый выступали вечные интересы английской короны.

Пароход «Лабрадор» был зафрахтован новой компанией для второго плавания в устье Енисея и в начале августа закончил погрузку дорогостоящего груза в Лондоне. 5 августа пароход вышел в море и взял курс к берегам Сибири. Плавание прошло спокойно и 4 сентября пароход встал на якорь на Енисее у селения Гольчиха. Здесь он предполагал увидеть ожидающий его речной пароход с баржами и обратным грузом, однако капитана Виггинса ждало разочарование, ни парохода, ни барж, ни обратного груза он не обнаружил. Прождав до 16 сентября, он выгрузил часть груза в местный склад и не сделав попытки связаться с пароходом из Енисейска, капитан Виггинс увел «Лабрадор» обратно в Англию. Как говорится, а в это время, примерно в 200 милях от Гольчихи, в верх по течению Енисея, у селения с символичным названием Караул, стоял себе на якоре речной пароход с грузами для «Лабрадора» и ожидал прихода своего морского «брата», а его капитан Роберт Виггинс, ожидал своего родного брата капитана Джозефа Виггинса. Селение Караул было определено таможней как место перегрузки грузов с морских судов на речные и наоборот. Уполномоченный новой компанией управляющий Ли, находился в это время на пароходе вместе с Робертом Виггинсом, однако он не сделал ничего, чтобы попытаться установить связь с пароходом капитана Виггинса «Лабрадор».

Очевидно, что шуму было много, а разочарования и убытков ещё больше. Пароходы вернулись в порты отхода так и не обменявшись грузами. «Лабрадор» пришел в Лондон 16 октября.

А в январе 1890 года капитан Виггинс на «лабрадоре» отправился к берегам Южной Америки, а оттуда в Кейптаун и вернулся обратно в Англию только в начале 1891 года.

За время его отсутствия партнеры компании лорд Альберт Грей и Джон Милбурн организовали комитет по сбору средств для нового плавания в Сибирь и весьма преуспели, собрав достаточную сумму, чтобы снарядить в плавание три парохода.  Капитаном парохода «Thule» был назначен бывший помощник «Лабрадора» Кординер, капитаном парохода «Biscaya» также бывший помощник с «Лабрадора» Джон Краутер, а капитаном небольшого буксира стал Роберт Виггинс.

В навигацию 1890 года пароходы совершили успешное плавание на Енисей и вернулись обратно в Англию, а буксир остался для работы на сибирской реке. Как говорится даже в отсутствии капитана Виггинса его дело жило и даже процветало, из посаженых семян выросли молодые полярные капитаны и повели свои пароходы из Англии в устья сибирских рек.

Однако капитан Джозеф Виггинс ещё не ушел на пенсию, он всего лишь задержался в южных широтах, да и можно сказать, что кстати, после стольких лет плавания в полярных морях, да путешествуя по зимним сибирским просторам, оно знаете ли к шестидесяти годам, не мешает косточки погреть в тропиках.


Автор капитан Валерий Николаевич Филимонов

0