Экспедиция Григория Муловского — Задачи отрядам

 

 

Как уже упоминалось в предыдущей части, у северных берегов Японии кораблям предстояло разделиться и отправиться выполнять, поставленные перед ними задачи.

 

Перед Курильским отрядом были поставлены следующие задачи:

 

1. Обойти и описать подробнейшим образом все маленькие и большие острова от берегов Японии до мыса Лопатка на южной оконечности полуострова Камчатка и как можно точнее нанести их на карту. Особое внимание необходимо было уделить обследованию острова Уруп и в случае обнаружения на нём хорошей гавани и удобного места для возведения крепости и селения, сообщить об этом Иркутскому Генерал-Губернатору.

2. Присоединить все Курильские острова к Российской империи, следующим образом «…от Матсмая до той Лопатки, все причислить формально ко владению Российского Государства, поставя или укрепя гербы, и зарыв медали в пристойных местах, с надписью на Российском и Латинском языках, означающую его путешествие или приобретение…».

3. Точно определить положение южных Курильских островов и острова Матсмая и составить их описание. После этого надлежало исследовать водное пространство между южными Курилами и Матсмаем до берегов Кореи и Манчжурии и определить между ними расстояние.

4. Если позволят обстоятельства, осмотреть пространство к востоку от южных Курильских островов и от Японии в широте между 30 и 45 градусами северной широты и если будут обнаружены новые острова, то присоединить их к Российской империи.

5. Обойти вокруг острова Сахалин и описать его берега. Если позволят обстоятельства узнать на острове о состоянии населения, качестве земли и лесов.

6. Обойти и описать устье реки Амур.

7. Обойти вокруг Шантарских островов и описать их берега. Если позволят обстоятельства узнать на островах о состоянии населения, качестве земли и лесов.

8. Исследовать устье реки Уда на предмет её пригодности для строительства на ней порта.

9. Самый главный пункт, который гласил «Иметь главнейшим предметом при совершении всего путешествия, недопущение иностранных к совместничеству или разделению с Российскими подданными в мягкой рухляди торга или мены на островах, берегах или землях, открытых Российскими мореплавателями, и по праву сего России принадлежащих».

10. После выполнения возложенных задач, кораблям отряда следовала идти в Охотск для ремонта и пополнения запасов, после чего они должны были следовать в Петропавловск.

Задач перед отрядом поставили столько, что для их выполнения потребовалось бы несколько лет. В Петербурге даже не представляли всех трудностей, с которыми предстоит столкнуться русским морякам.   В будущем потребуется несколько десятков лет и неимоверные усилия многих русских моряков, чтобы обойти и описать весь этот край. Ну а пока, эту заведомо невыполнимую в полном объёме задачу возлагали на два корабля.

 

Для главного отряда под командованием Григория Муловского были поставлены следующие задачи:

 

1. От Японии следовать к берегам Северной Америки между широтами 40 и 50 градусов северной широты.

2. Достигнув берегов Северной Америки следовало следовать вдоль него на север до современного острова Ванкувер, на котором следовало осмотреть гавань Нутка на предмет наличия в ней поселения европейцев.

3. От гавани Нутка корабли должны были следовать вдоль Американского берега до открытой Алексеем Чириковым и Берингом части берега и «оной берег, от гавани Нутки до начального пункта открытия Чирикова (55°36´С.Ш.)взять во владение Российского государства, ежели оной никакою Державою не занят».

4. Далее следовать вдоль ранее открытого русскими капитанами берега до полуострова Алякса и «всё пространство, как берега, так и могущие там найтиться острова, яко сущее открытие, учинённое Российскими мореплавателями, формально взять во владение;найденные же гербы и знаки других Держав, ни по какому праву в сих странах обладать не могущие, срыть, разровняв и уничтожив».

5. Особенно требовалось посетить Чугацкий и Кенайский заливы и узнать не заходят ли в них иностранные корабли и нет ли со стороны иностранцев приготовлений к постройке в них своих поселений.

6. Если таковые обнаружатся, то «имея главнейшим предметом сохранение права на земли Российскими мореплавателями открытые, и недопущение иностранных к совместничеству и разделению торга с Российскими подданными, пришельцев тех, покушающихся на таковые непозволенные присвоения, силою данного вам полномочия, принудить из сих, по праву первых учинённых открытий к Российской Державе принадлежащих мест, наискорее удалиться, и впредь, ни о поселениях, ни о торгах, ни о мореплавании, не думать; а ежели какие укрепления или поселения есть, то имеете вы право разорить, а знаки и гербы срыть и уничтожить.»

7. В случае обнаружения иностранных судов потребовать от их капитанов покинуть берега по указанным выше причинам. В случае сопротивления или увеличения численности иностранных судов следовало «употребить вам силу оружия, с таким благоустройством, как того от искусного офицера долг службы и честь славы Российского оружия, и самая польза вверенной вам экспедиции требуют, так как и суда ваши на сей конец столь достаточно вооружены.»

8. После этого кораблям следовало плыть вдоль берегов полуострова Алякса и прилежащих островов до острова Уналашка.

9. От острова Уналашка надлежало следовать вдоль южных берегов Алеутских островов на Камчатку в Петропавловск для соединения с Курильским отрядом.

10. В Петропавловске надлежало узнать об экспедиции Биллингса и если она не осмотрела северные берега Алеутских островов от Камчатки до полуострова Алякса, то надлежало послать для их осмотра один или два корабля.

11. После осмотра северного берега Алеутских островов корабли должны были следовать вдоль берега на север до 64 градуса северной широты и до мыса Родне для осмотра побережья и всех прилежащих островов, а также пройти мимо Синдовых островов (остров Св. Лаврентия) и после этого вернуться в Петропавловск.

12. Если позволят обстоятельства, то провести опись берегов Северной Америки между широтами 45 и 49 С.Ш., а также осмотреть пролив Хуан-де-Фука и другие прилежащие проливы.

13. Для зимовки следовало использовать гавани на Американском континенте, Сандвичевых (Гавайских) островах, Камчатке, или если будет удобная гавань, то на Курильских островах.

14. Все вновь открытые земли, вне зависимости от их заселённости, если они не подчинены ещё какой-либо Европейской державе, надлежало присоединить к Российской империи, причем сделано это должно быть торжественно с соблюдением церемониала. Вот как об этом было сказано в инструкции: «На всех землях и островах, которые вами будут открыты впервые, населенных или не населенных, которые ещё никакой Европейской Державе не покорены, в знак владычества России, во всех местах ей принадлежащих, и вами самими вновь приобретенных, дается вам полная власть, где, смотря по обстоятельствам, вам заблагорассудится, Именем Её Императорского Величества Екатерины IIи Российского Государства, по отправлении во-первых Всемогущему Богу о испрошении его помощи и благословения молебственного служения, торжественно поднять Российский флаг, по всей урядности, и притом гербы, смотря по обстоятельствам, хотя в некотором отстоянии от берега, укрепить на возвышенном месте, подле поставленного в землю креста , либо столба с высеченною надписью, и сверх того, положить в каменный высмоленный сосуд по одной серебряной и медной медали, также вложить в крепко засмоленную бутылку надпись на Российском и Латинском языках, означающих ваше путешествие, зарыть всё в землю; либо гербы сии укрепить на больших столбах, которые врыть в землю; или по утесам, выдолбить гнездо, вставить оные с крепкою подмазью…При завладении таковыми местами, в закупоренных бутылках или в зарытых в землю надписях, не упустите упомянуть, в какое время на сем берегу Российские мореплаватели бывали, наименовать сего мореплавателя, назначить год, в который сиё открытие учинилось.»

Данные знаки необходимо было устанавливать с согласия местных жителей, к которым необходимо было относиться доброжелательно, чтобы не вызывать в них неприязнь против русских и воздерживаться от такой либо мести, за совершенные против русских недружелюбные действия со стороны туземцев: «…Весьма запрещается вам употреблять, не только насилие, но ниже, за какие-либо со стороны диких зверские с вами поступки, отмщения».

Что и говорить, задач перед экспедицией поставили множество, поэтому составители инструкции как бы понимая, что моряки могут увлечься их выполнением и забыть о главной цели плавания кораблей через три океана на дальний край империи, добавили «…однакож с тем, чтобы подробнейшие исследования и описания, не могли вас удержать или воспрепятствовать в исполнении главнейшего экспедиции вашей намерения, то есть: чтобы недопускать иностранных к совместничеству или разделению с подданными Её Императорского Величества столь важного для Империи в мягкой рухляди состоящего торга.»

Во время всего плавания требовалось вести подробные записи обо всём виденном в журналах, которые до возвращения в Европу необходимо было изъять у всех без исключения участников экспедиции и вместе с судовыми журналами сдать в Адмиралтейств-Коллегию. В то время режим секретности тоже соблюдался и разглашения информации о заморских территориях не только не одобрялось, но и прямо запрещалось.

Экспедиции придавалось огромное значение, и чтобы ещё больше заинтересовать её участников к достижению, поставленных перед ней целей, всем были обещаны внеочередные повышения чинов, награждения и пенсии. Начальнику отряда по прибытии к Канарским островам, присваивался следующий чин Бригадира; по приходу к мысу Доброй Надежды он награждался орденом Св. Владимира 3-й степени; достигнув Японии получал ранг Генерал-Майора; в Петропавловске – орден Св. Владимира 2-й степени большого креста.

Подчинённым тоже полагались повышения и награды: на Канарских островах всем офицерам присваивался следующий чин; в Японии — вторичное повышение на один чин; с приходом к месту назначения, бригадиров и штаб-офицеров награждали орденами Св. Владимира 3 и 4-й степени.

Всем участникам полагалось двойное жалованье, причем выдавалось вперёд жалованье за год в зачет и за год не в зачет. Такая же выдача была обещана после возвращения в Петербург. После завершения экспедиции всем участникам полагалась пенсия в половину жалованья. Семьи погибших получали пенсион в виде половинного жалованья. Предусматривались и другие награды в зависимости от заслуг во время экспедиции.

К началу октября 1787 г корабли экспедиции были полностью готовы к выходу в море и 4 октября Григорий Муловский запросил разрешение на вывод кораблей из гавани на рей Кронштадта. Однако Петербург не спешил с разрешением.

Как мы знаем, ещё в 1785 г для обследования Чукотки и Алеутских островов была отправлена экспедиция Биллингса-Сарычева, причем Гавриила Андреевича Сарычева отправили весьма срочно и задачи перед экспедицией поставили обширные. Эта экспедиция выполняла роль обеспечивающей и разведывательной экспедиции для экспедиции Григория Муловского.

А когда экспедиция Муловского была уже готова к отплытию, 9 октября 1787 г Иван Константинович Фомин был произведен в капитаны 1-го ранга и назначен на должность командира Удинского порта на Ламском (Охотском) море и убыл к месту службы. Что интересно порта ещё не было, требовалось сначала исследовать и описать Удскую губу с окрестностями, чтобы сделать вывод о пригодности места для порта, а командир в чине капитана 1-го ранга уже был назначен. Причем менее чем за год до этого, 28 декабря 1786 г, Фомин был произведен в Капитаны 2-го ранга и вот уже новое повышение, и отправка на восточные окраины империи.

В это время на побережье Ламского моря уже имелся порт Охотск, который не смотря на неудобства являлся основным и единственным портом России на всем Тихоокеанском побережье, именно в нем строились корабли для всех Российских экспедиций. Тем не менее его командиры до 1784 года имели весьма скромные звания, а затем до 1801 г на эту должность назначали вообще сухопутных офицеров и только с 1801 г снова начнут назначать моряков, причем первым станет именно Фомин, только в чине Вице-адмирала, правда прослужит только два года и его сменит … Капитан-лейтенант В.Я. Башуцкий. Странно как-то получается, то вице-адмирал, то капитан-лейтенант. Вот перечень командиров Охотского порта с 1775 по 1849 гг:

1775 – 1779 гг — Капитан – лейтенант С.И. Зубов

1779 – 1781 гг – Лейтенант А.М. Юрлов

1781 – 1784 гг – Коллежский асессор Бензинг

1784 – 1789 гг – Полковник Г.А. Козлов-Угренин

1789 – 1793 гг – Коллежский асессор И.Г. Кох (ВРИО)

1793 – 1795 гг – Полковник в отставке фон Виттен

1795 – 1799 гг – Премьер-майор, князь Мышецкий

1799 – 1801 гг – Майор Пирожков

1801 – 1803 гг – Вице-адмирал Иван Константинович Фомин

1803 – 1805 гг – Капитан-лейтенант В.Я. Башуцкий

1805 – 1808 гг — Капитан 2-го ранга И.Н. Бухарин

1809 – 1815 гг – Капитан-лейтенант Михаил Иванович Миницкий

1815 – 1817 гг – Лейтенант Якушкин (ВРИО)

Затем до 1824 г лейтенанты и капитан-лейтенанты и только с 1824 по 1849 гг командирами Охотского порта стали назначать Капитанов 1-го ранга, исключениями были Капитан 2-го ранга Николай Викулович Головнин (троюродный брат Василия Михайловича Головнина) (1837 – 1843 гг) и Капитан-лейтенант П.М. Транковский (1843 – 1845 гг).

Что интересно, Иван Константинович Фомин оставался на востоке да самого увольнения со службы 18 мая 1805 г.

Таким образом, когда экспедиция Григория Муловского полностью была готова к выполнению поставленных передней задач и были отправлены вспомогательные экспедиции Биллингса-Сарычева и капитана 1-го ранга Фомина, неожиданно для всех участников, 28 октября 1787 г последовал Высочайший указ об отмене экспедиции. Все корабли, команды и запасы передавались в состав готовящейся к отправке в Средиземное море военной эскадре, так как 13 августа 1787 г началась война с Турцией.

На следующий год, 21 июня 1788 г началась война со Швецией. Григорий Иванович Муловский был назначен командиром корабля «Мстислав», на котором принимал участие в сражении у Красной горки, а затем в 1789 г в Эландском сражении он был смертельно ранен.

После окончания обеих войн, одной в 1790 г и другой в 1791 г, Екатерина II больше не возвращалась к вопросу об отправке экспедиции в Восточный океан.

 

Продолжение здесь

 

Библиография


Автор капитан В.Н. Филимонов

1+