Экспедиция Григория Муловского — Личный состав

 

 

Для плавания были назначены новые трёхмачтовые корабли «Холмогор», «Соловки», «Сокол», «Турухтан»   и «Смелый».

Корабли имели размеры «Холмогор»: водоизмещение – 600 тонн; длина – 41,15 м; ширина – 10,7 м; осадка — 4,65 м; вооружение – 38 орудий разного калибра.

«Соловки»: водоизмещение – 530 тонн; длина – 35,36 м; ширина – 9,75 м; осадка — 4,72 м; вооружение – 20 орудий разного калибра.

«Сокол»: водоизмещение – 450 тонн; длина – 35,36 м; ширина – 9,75 м; осадка — 4,27 м; вооружение – 16 орудий разного калибра.

«Турухтан»: водоизмещение – 450 тонн; длина – 31,96 м; ширина – 8,23 м; осадка — 3,76 м; вооружение – 16 орудий разного калибра.

«Смелый»: водоизмещение – 450 тонн; длина – 31,39 м; ширина – 8,23 м; осадка — 4,85 м; вооружение – 14 орудий разного калибра. Выполнял роль транспортного судна, поэтому из-за нагруженных грузов имел большую, чем остальные корабли осадку.

Для выполнения поставленных перед экспедицией задач это были очень большие корабли, можно сказать – самые большие корабли, отправлявшиеся в кругосветное плавание. Для сравнения приведем размеры кораблей великого английского мореплавателя Джеймса Кука.

Корабль первой экспедиции «Endeavour» был переделан их обычного транспортного корабля для перевозки угля: водоизмещение – 320 тонн; длина – 32,31 м; ширина – 8,92 м; имел три мачты; пушки — 22, из которых 12 на поворотных лафетах.

Корабли второй экспедиции также были переделаны их обычных транспортных кораблей для перевозки угля: «Resolution»: водоизмещение – 462 тонны; длина — 33,73 м; ширина – 9,30 м; три мачты; пушки – 24, из них 12 — малокалиберные. «Adventure»: водоизмещение – 336 тонн; длина – 30,3 м; ширина – 8,6 м; имел три мачты; пушки — 18, из которых 8 на поворотных лафетах.

Корабли третьей экспедиции, тот же «Resolution» и переделанный из угольного транспорта «Discovery»: водоизмещение – 299 тонн; длина – 27,89 м; ширина – 8,38 м; бриг – имел две мачты, для кругосветного плавания была установлена третья мачта; пушки – 8.

А вот размеры фрегатов знаменитого французского мореплавателя Жан-Франсуа де Лаперуза «Boussole» и «Astrolabe»: водоизмещение – 500 тонн; длина – 38,7 м; ширина – 8,5 м; три мачты; пушки – 14 и 20 мелкокалиберных на поворотных лафетах.

Таким образом, как это не покажется странным, размеры русских кораблей первой кругосветной экспедиции были самыми большими из ранее известных экспедиций европейских мореплавателей. Возможное объяснение — в размахе всех предприятий Екатерининской эпохи, а может быть причины кроются в чем-то другом.

Для кораблей подобрали и самых лучших командиров:

«Холмогор»— Капитан 1-го ранга Григорий Иванович Муловский.

«Соловки»— Капитан 2-го ранга Алексей Михайлович Киреевский.

«Сокол»— Капитан-лейтенант Иоахим (Ефим) Карлович Фон-Сиверс.

«Турухтан»— Капитан-лейтенант князь Дмитрий Сергеевич Трубецкой.

«Смелый»— Капитан-лейтенант Карл Ильич Фон-Гревенс.

 

На каждом корабле было по три лейтенанта, однако на флагманском «Холмогор» и «Турухтан» было по четыре лейтенанта, таким образом всего для экспедиции отобрали 17 лейтенантов:

 

Николай Андреевич Бодиско («Сокол»)

Алексей Андреевич Сарычев («Соловки». Старший брат Гавриила Андреевича Сарычева, который в это время строил корабли для плавания вниз по реке Лена и далее на восток, с целью обогнуть Чукотку и через пролив выйти в Бобровое (Берингово) море. Вот было бы здорово, если бы они встретились где-нибудь на Алеутских островах!)

Максим Петрович Коробка («Турухтан»)

Михаил Тимофеевич Быченский 3-й

Фридрих Рейнгольт (Фёдор Васильевич) Фон-Моллер («Турухтан»)

Роман Петрович Шельтинг («Турухтан»)

Пётр Матвеевич Свистунов («Турухтан»)

Михаил Григорьевич Коковцев

Филипп Тимофеевич Быченский 1-й («Сокол»)

Иван Фёдорович Пасынков

Антон Карлович Фон-Сиверс (младший брат командира корабля «Сокол» Капитан-лейтенанта Иоахима Карловича Фон-Сиверса).

Алексей Михайлович Корнилов (Отец будущего героя обороны Севастополя, начальника штаба Черноморского флота, вице-адмирала и генерал-адъютанта Владимира Алексеевича Корнилова)

Дмитрий Данилович Креницын

Фёдор Степанович Кузьмищев

Яков Христианович Нилус

Иван Ефремович Фандерфлит (Фан-дер-Флит)

Степан Михайлович Телесницкой

 

На каждый корабль назначили трёх мичманов и только на флагманском их было 4, таким образом всего 16 человек:

 

Платон Яковлевич Гамалея

Даниил Иванович Малеев

Василий Петрович Всеволожский

Александр Дмитриевич Горемыкин

Иван Александрович Игнатьев

Пётр Дмитриевич Челеев

Александр Романович Адамc 1-й

Егор Дмитриевич Бороц (Бароци, Бороцкой)

Дмитрий Николаевич Алвениоти (Олвениоти)

Николай Николаевич Голостенов («Холмогоры»)

Яков Беринг (Не удалось установить его родство с Витусом Берингом, был ли он его внуком или нет)

Егор Иванович Лутохин

Иван Михайлович Епанчин («Турухтан»)

Иван Филиппович Алеев

Егор Фёдорович Развозов

Граф Пётр Гаврилович Головкин

 

Всей корабельной артиллерией командовал морской артиллерист, констапель Фёдор Колыванов.

 

На каждый корабль было назначено: штурманов – 2; подштурманов (помощник штурмана) – 3; штурманских учеников – 1; подшхиперов – 1; лекарей (врачей) – 1; подлекарей (помощников лекаря) – 1.

Все штурмана, их помощники и ученики прошли обучение в Российской Академии Наук, где российские академики астрономии обучили их как, необходимо выполнять астрономические наблюдения. Что и говорить, штурманская подготовка экспедиции была на самом высочайшем уровне.

Количество офицеров и штурманов огромное, особенно последних – 6 человек на каждом корабле. Кроме того, Муловскому было предложено нанять по своему усмотрению одного или двух иностранных штурманов, бывавших в Ост-Индии и Китае.

Григорий Иванович остановил свой выбор на английском мореплавателе Джеймсе Тревенене (James Trevenen), служившем в последней экспедиции Кука на его флагманском корабле, а затем в течении нескольких лет плававшем под командованием другого известного английского капитана – ученика всё того же Кука – Джеймса Кинга (James King).

Все офицеры назначались только с их согласия и одобрения начальника экспедиции, очевидно, что они были одними из лучших в российском флоте, под стать своему молодому и энергичному начальнику.

Для ведения подробного описания экспедиции или как говорили в то время для ведения обстоятельного журнала «чистым стилем», назначили секретаря Степанова, который получил образование в Московском Университете и в Английском университете, знал несколько языков и обучался в Англии кораблестроению.

Для ученых целей пригласили ученого Иоганна Георга Адама Форстера, который сопровождал Джеймса Кука в его втором кругосветном плавании. Григорий Муловский сам ездил к ученому в Вильнюс, где тот преподавал в университете и предложил ему отправиться в кругосветную экспедицию на русских корабля. Ученый вначале отказался, однако Муловский предложил ему такие финансовые условия, от которых он уже отказаться не смог. Условия просто потрясающие, такое впечатление, что для экспедиции выдали неограниченное финансирование. По заключенному контракту ученому полагалось: за увольнение из университета, где ученый служил по контракту -1400 руб, подъёмные – 4000 руб, жалованье в год – 3000 руб, после возвращения из экспедиции единовременная выплата – 5000 руб, затем ежегодно до смерти ученого – 1500 руб, после его смерти жене – 750 руб, а если он умрет во время экспедиции, то жене в год – 1500 руб, а когда жена умрет, то дочери до замужества по 1500 руб. Кроме этого ученому было разрешено, за счет казны, приобрести для экспедиции любые книги по натуральной истории и физические инструменты. Но даже это ещё не всё. Он потребовал ещё 530 червонцев для уплаты, выданных ему университетом в подарок, а также потребовал, чтобы его сделали ординарным членом С.-Петербургской академии Наук и разрешили пользоваться предоставленным чином. Да уж, спутник великого Кука явно от скромности не страдал и вытребовал от русской казны доселе неслыханную оплату за свои, в общем-то весьма скромные услуги ученого, в ненаучной экспедиции.

Кроме Форстера наняли ещё двух английских ученых, которых он же и рекомендовал, доктора медицины и хирургии Соммеринга и астронома Уильяма Бэйлли, который сопровождал всё того же великого Кука в его втором плавании. Оба английских ученых вытребовали себе огромное жалованье, доктор Соммеринг, в частности, согласился отправиться на следующих условиях: подъёмные – 2500 руб; жалованье в год – 2000 руб; пенсия – 1000 руб, а астроном писал Форстеру, что «не без великих выгод намерен он предпринять в третий раз таковое путешествие, потому наипаче, что теперь имеет прибыльное место».

Таким образом, только на кораблях экспедиции должны были отправиться четыре англичанина сопровождавшие в плаваниях великого Кука, а ведь ещё был английский моряк Иосиф Биллингс, который в это самое время возглавлял русскую экспедицию в русских владениях в Северной Америке. Да уж, англичан наняли неслыханное количество и всё самых известных!

Осталось нам в этой части упомянуть численность простых русских матрозов (матросов, конечно, однако в то время называли именно – матроз).

«Холмогор»: строевых унтер-офицеров и матросов – 86, канониров (артиллеристов) – 15, солдат — 24.

«Соловки»: строевых унтер-офицеров и матросов – 66, канониров – 13, солдат — 24.

«Сокол»: строевых унтер-офицеров и матросов – 51, канониров – 8, солдат — 16.

«Турухтан»:строевых унтер-офицеров и матросов – 51, канониров – 8, солдат — 16.

«Смелый»:строевых унтер-офицеров и матросов – 46, канониров – 6, солдат — 11.

Кроме того, на кораблях находились разного рода мастеровые, кузнецы, слесари, конопатчики, купора (специалист по открыванию и закупориванию бочко-тары и ящиков), плотники, парусники, повара, разные содержатели, и прочие – по одному, по два и по три человека.

С учетом всех вышеперечисленных офицеров и нижних чинов экипажи кораблей составили: «Холмогор» — 169 человек, «Соловки» — 154, «Сокол» — 111, «Турухтан» — 111, «Смелый» — 94. Всего – 639 человек.

Что и говорить, приготовились идти с невиданным доселе размахом, никогда ещё Россия не снаряжала столь масштабной морской экспедиции, даже Великая Северная экспедиция 1733 – 1743 гг меркнет по сравнению с экспедицией Григория Муловского, только тогда обследовали побережье севера России на огромном пространстве от Архангельска до Охотска и совершили плавания к Японии, Курильским и Алеутским островам, открыли северо-западное побережье Северной Америки, а сейчас без малого 650 человек отправлялись в одни русские владения в Северной Америке, да к расходам необходимо ещё добавить содержание специальной, а вернее сказать, вспомогательной экспедиции Биллингса.

В следующей части мы продолжим рассказ о снабжении самой масштабной в истории России морской экспедиции мирного времени.

 

 Продолжение здесь >>

 


Автор капитан В.Н. Филимонов

3+