Балтийские славяне — великие мореплаватели

Часть II

 

Как уже было сказано в первой части нашего повествования, для развития кораблестроения у народа, необходимо развитие многих других отраслей знаний. У балтийских славян уже в начале нашей эры все необходимое сформировалось и имелось в наличии и были освоены технологии строительства кораблей с наружной обшивкой досками «встык». А получив от родственников венетов технологию строительства наружной обшивки «внахлёст», они получили отличнейшие для своего времени корабли.

Слово корабль изначально, первородное славянское слово, ни от какого инородного языка не заимствованное. Оно происходит от слова короб и имеет общий с ним корень кор и смысловое значение, то есть короб, коробка, корабль. Корень кор от слова кора, то есть короб означает покрытый оболочкой из коры. Вполне возможно, что славяне на заре своего развития в области изготовления плавсредств использовали в качестве обшивки кору, однако известий об этом не имеется. Вообще нет известий, что они строили плавсредства используя в качестве обшивки кору или шкуры животных. Однако полностью исключать это нет смысла, скорее всего до приобретения знаний и технологии выплавки железа, его обработки, и изготовления железных инструментов, они строили плавсредства выдалбливая и выжигая их из цельного ствола дерева, таким образом получая как бы короб. Тому пример, лодка осиновка у беломорских поморов, которая выделывалась из ствола осины.

То, что за время своего развития до первых веков нашей эры, славяне проделали длительный путь и поэтапно, а значит самостоятельно в своем саморазвитии, освоили технологии строительства кораблей, сомнений нет. Сохранившиеся свидетельства о плавании руссов к стенам Царьграда показывают высокий уровень развития кораблестроения у славян. Немецкие хронисты в своих хрониках говорят о богатстве и высоком уровне развития портов и внешней торговли у балтийских славян. Даже если принять во внимание, что подавляющая часть исторических источников, все эти летописи и хроники псевдо византийских и немецких мифических летописцев-врунов, всего лишь выдумки позднейших фальсификаторов древней и средневековой истории, то и они не смогли полностью проигнорировать и умолчать о развитии мореплавания у славян. А значит уровень развития был настолько высок, что просто умолчать его было нельзя. Для нас и это уже хорошо, признание славянских достижений, победившими их заклятыми врагами, пусть даже и сделанное сквозь оскаленные зубы, говорит в пользу наших далеких предков.

Ареал обитания балтийских славян не ограничивался только берегами, указанными в первой части. Следы пребывания балтийских славян в незапамятные времена имеются на севере полуострова Ютландия на побережье пролива Скагеррак. Некогда северо-западная часть Ютландии называлась Wændlesysæl, Wændsysel, что означает селение вендов и включала в себя волости Wændlefolkhæret и Winæbiærghæret, а жители назывались Wændelboer или Vandali у латинских хронистов. В наше время еще сохранилось название озера Wester-Vandel, и деревни Vester-Vandel и Oster-Vandel. Лет 150 назад был еще городок с названием Winabiorg, то есть виндский город.

В нынешних Нидерландах, город Утрехт, в давние времена назывался Вильтенбург, т.е. город вельтов; город Влардинген, назывался Славенбург, а земля в северной Фризии где жили велеты называлась Славией. Все это изложено в голландской летописи Chronica de Trajecto et just episcopatu, b Matthaei, Veteris aevi analecta, т. V. Кроме этого сохранились славянские названия Вильта, Виденец (Воденец), Камень Свята (Sueta) и надо полагать имеются, или по крайней мере, имелись, другие названия. Невозможно полностью искоренить память о народах некогда долгое время населявших какую-либо территорию, как бы это не хотелось оккупантам. Нет уже давно велетов, вагров, бодричей и лютичей, а память о них живет в Европе в названиях населённых пунктов, рек, озер, лесов и прочей топонимики.

В Англии, по утверждению знаменитого исследователя балтийских славян Александра Гильфердинга, в древности жило не мало славян велетов. На юго-западе от Бристольского залива земли назывались Вильтс, а в старину Wiltsaeten, т.е. поселение вильтов, также город Вильтон, графство Вильтшир и надо полагать сохранились другие топонимы. О пребывании славян в других частых Англии говорят предания о высадке норманнов, которые как мы уже упоминали, были балтийскими славянами.

О жизни венетов в северной Франции мы упоминали в самом начале нашего повествования. Нам необходимо было указать на ареал обитания балтийских славян, хотя уже можно говорить и о североморских и атлантических славянах, для того чтобы подчеркнуть их потенциальную возможность и предрасположенность для осуществления дальних морских плаваний, которая естественным образом вытекает из долговременной жизни народа на морском побережье и в устьях крупных рек, которые в древности являлись наиудобнейшим путем для перемещения грузов и людей от морского побережья вглубь страны.

Таким образом расселенные по побережью всей Северной Европы, славяне вели интенсивную торговлю между собой и другими народностями. Для доставки товаров, которые и служили предметом торговли использовались различные типы кораблей. Как мы уже упоминали, по мере развития промышленности, совершенствования орудий труда и развития технологий обработки материалов, усовершенствовались и корабли балтийских славян. На смену долбленым челнам, пришли корабли с бортами из досок или как их называли поморы – поморяне, нашвы. От слова нашивать, так как первые доски крепились к опругам или упругам (по нонешнему на немецкий манер шпангоутам) при помощи виц, которые изготавливали из крепких и гибких корней, например, корней ели. Это уже позднее научились выковывать гвозди в больших количествах и научились использовать их в кораблестроении. В таких, можно сказать комбинированных кораблях, основной частью был долбленый челн, а нашвы выполняли вспомогательную роль, так как они были съёмные, то и устанавливались или снимались по мере необходимости. С развитием железных инструментов славяне освоили технологии изготовления досок из брёвен. Это в наше время нам кажется, а что тут сложного, взял и напилил досок нужного размера из бревна, но в том то и состоит главная трудность, что пила для распилки бревен на доски появилась сравнительно недавно, когда о балтийских славянах помнили почитай только такие увлекающиеся исследователи как Юрий Венелин, Шафарик, Михаил Погодин, да еще несколько славянофилов. Разумеется, пила, как таковая, известна с древнейших времен и, вне всякого сомнения, была хорошо известна и балтийским славянам, вот только выпиливание досок из брёвен в то время было очень трудоёмким процессом. Это уже немцы, перенявшие пилу, как и многое другое, у подло и вероломно покорённых и оккупированных ими балтийских славян, сделали первые попытки механизировать процесс пиления досок из бревна, путем приведения в действие пилы при помощи водяного колеса. Ну да в части усовершенствования чужих изобретений немцам, пожалуй, нет равных. Ведь вот что получается, в наше время людям так задурили мозги, что они не могут правильно ответить на простой вопрос: «Кто гений, тот кто насадил камень на палку и получил примитивнейший молоток, или тот, кто создал машину, которая при помощи тысячи различных деталей приводит в действие молоток и тем самым позволяет обрабатывать железо или другой материал с высокой точностью?» Ну разумеется гений — это тот кто догадался насадить камень на рукоять, тем самым он совершил скачок в сознании, он совершил открытие, позволившее древним людям рвануть вперёд, своего рода супер-допинг в промышленности. Мастер сконструировавший машину для приведения в действие молотка, ничего не изобрёл, он просто усовершенствовал молоток. Он всего лишь сделал молоток ещё более добротным, удобным и так далее. Но в принципе молоток остался молотком. Та же история и с колесом. Скиф, отпилив кругляк от бревна, стал, сам того не ведая, гением – изобретателем колеса. Он, грубым и неровным кругляком, привел в движение все человечество, а современные конструкторы порше, бмв, мазератти и т.д. и т.п. всего лишь, как бы это не казалось дичью, банально его усовершенствовали, то есть усовершенствовали систему «повозка-колесо», добавив в неё определенное количество деталей, идей, технологий, концепций и открытий. Однако принцип вращения колеса на оси, они не изменили. Таким образом, несмотря на кажущуюся техническую сложность всех их «наворотов», в глазах далекого скифа, они будут пусть и добротные, но всего лишь мастеровые. Между гением-изобретателем и мастером-усовершенствователем лежит непреодолимая пропасть, причем непреодолимая для мастера.

Мы увидели с вами, что получить доску из бревна было очень даже не легкой задачей, не смотря даже на уже изобретенную пилу. Выпиливание досок было трудоемким и дорогим занятием. Таким же, как помните у известного персонажа Ильфа и Петрова: «Пилите Шура, пилите — они золотые». Досочьки для кораблей в то далекое время именно и были, что чуть ли не золотыми, нет не от нехватки брёвен, а от трудности их изготовления.

Продолжение следует …


Автор Капитан Валерий Николаевич Филимонов

6+